«Один неверный шаг – и вот с треском ломается лед». Как рыбаки соблюдают запрет выходить на лед

В то время как весенняя погода одним приносит радость, для других наступает опасная пора. Решением Миноблисполкома с 1 марта введен запрет выхода на лед – рыбакам стоит на время поискать другое хобби. Многие ли прислушались? Корреспондент SB.BY отправился проверить это вместе с сотрудниками ОСВОД.




Уже на подходе к Минскому морю становится ясно: запрет мало кого отпугнул от зимней рыбалки. То и дело замечаем отчаянных рыбаков, разместившихся возле лунок – если одни хотя бы держатся ближе к берегу, другие без опаски выходят прямо на середину водоема. Несколько человек развернули удочки прямо возле спасательной станции «Заславль 1», где работает дежурная смена ОСВОД. Смельчаки? Интересуюсь у встречающего нас водолаза-спасателя Константина Чернявского.

– Привлекать к ответственности – не по нашей части, мы не имеем права их штрафовать, а также заставлять выйти на берег. Можем только предупредить. Но главное – спасти, если приключилась беда. 




Константин Чернявский подтверждает наши догадки о том, что запрет не особо сказался на планах рыбаков. По словам специалиста, по сравнению с тем количеством, что было в конце прошлой недели, их если и стало меньше, то незначительно. Сейчас на Минском море до тысячи рыбаков – привычная цифра для выходного дня.







Как уследить за таким количеством человек? Во-первых, осводовцы ведут вахтенное наблюдение с вышки. Во-вторых, дважды в день проводят обходы: утром и вечером, перед закатом.

– Мы смотрим ситуацию на льду и беседуем с рыбаками – даем визитки с нашими номерами телефонов, спрашиваем, с какой стороны человек заходил на лед, не видел ли он там промоин. Вечером многие уже сворачивают удочки и уходят домой, остаются одиночки – это самое страшное. Ведь если с человеком что-то случится, некому будет позвать на помощь. Речь идет не только о проломе льда, нередко людям просто становится плохо, случаются инсульты, инфаркты. Есть любители выпить на льду – были случаи, когда впадали в алкогольную кому.





Территория, за которую отвечают сотрудники станции, огромная. Обход занимает 1,5-2 часа. Пешком за день осводовцы проходят около 20 километров. Мы приехали в обед – как раз между рейдами. Тем не менее, отправляемся на лед – обход будет в укороченном варианте.

Водолазы надевают гидрокостюмы, берут с собой линь – длинную веревку с «поплавком» на конце и «когти» – две рукоятки с острыми штырями, соединенные веревкой (их носят на шее – такое приспособление помогает рыбакам выбраться из полыньи). Нам выдают спасательные жилеты.


Сделав первый шаг на лед, жалею, что не обула резиновые сапоги – у берега возле станции лед растаял и покрыт водой. Однако если пройти дальше, поверхность водоема кажется достаточно прочной. Примерно в двухстах метрах от берега замечаю под ногами темную полосу шириной сантиметров десять.

– Это трещина, – поясняет Константин Чернявский. Я невольно делаю несколько шагов назад. – Она пока еще не страшна – заросла. Но вскоре будет иначе. Все знают, что темный цвет притягивает тепло. Солнце светит и постепенно трещина начинает размываться, края становятся шире. Подмывает и вода – она сейчас +4 градуса.



К слову, в прошлом году осводовцам довелось снимать рыбаков со льдины: ее отнесло на 40-50 метров – не перейти, не перепрыгнуть. Понадобилась специальная доска, чтобы переправить любителей поудить в безопасное место.

Водолаз-спасатель Алексей Позняк показывает мне толщину льда: опускает руку в лунку – пальцы касаются кромки льда, когда она погружена выше запястья. Выходит около 30 сантиметров. Неужели опасно? Однако первое впечатление обманчиво: лед хоть и толстый, но местами уже превратился в «кашу». 

– Сейчас он рассыпается в шугу – разбивается на мелкие кристаллы. Ухватиться за него, чтобы выбраться, сложно – крошится, – объясняет Константин Чернявский. – Но опасность чувствует не все. Ночью подмораживает, утром рыбак видит, что лед крепкий, выходит на середину водоема. Однако днем пригревает солнце и лед снова становится рыхлым. 




Впрочем, любителей поудить это не останавливает. Подходим к женщине, которая рыбачит уже несколько часов. Улов – три маленьких ерша, они пойдут на ужин котам. 

– Скажите, какой у вас тут лед? – осводовцы предельно вежливы.

– А вы посмотрите сами, – невозмутимо отвечает рыбачка и достает удочку из лунки.

Я тоже задаю вопрос – насчет запрета.

– Так его же отложили на неделю! Еще можно!



Женщине вторит и товарищ, разместившийся неподалеку. Мол, с утра посмотрел в интернете – там написано, что порыбачить еще можно. Пытаюсь выяснить, откуда эти сведения. Нашелся только один материал, но и в нем об отсрочке говорят лишь сами рыбаки: причем недельный срок – их личная оценка.

Выходит, запрет все же есть? В МЧС подтвердили: решение Миноблисполкома никто не отменял.

– Но я ведь сам себе не враг – вижу, лед пока толстый, – говорит рыбак.



Похоже, человек подготовленный – замечаю у него на ногах терки: специальную подошву с шипами, которая не дает скользить по льду. Константин Чернявский рассказывает, что падения, а вместе с ними и травмы, которые порой не дают человеку добраться до берега самостоятельно – не редкость.

Знаком с подобными случаями и мой предусмотрительный собеседник:

– У меня от этих рыбалок пять ребер сломано! 

Правда, терки – единственное средство защиты, которое он берет собой. Без спасательного жилета, говорит, может обойтись:

Плаваю я хорошо.



Спасет ли это умение в критической ситуации? Не факт. Мы стали свидетелями внезапного погружения. На вид – обычный рыбак. Ватник, шапка, рыболовный ящик. Один неверный шаг на подступах к полынье – и вот с треском ломается ледяной панцирь. Достаточно нескольких секунд, чтобы человек полностью ушел под воду. Ухватиться не за что.


Отчаянные попытки выбраться из воды со стороны кажутся бесполезными взмахами рук – лед скользит и крошится. 
На помощь приходит Константин Чернявский. Протягивает несчастному рыбаку конец доски и вытягивает его на безопасное место. Это дается нелегко – намокший ватник добавляет веса. Но все заканчивается благополучно.




К счастью, это был всего лишь эксперимент. В роли неудачливого рыболова выступил Алексей Позняк – человек подготовленный, да и под ватником был гидрокостюм сухого типа, который не пропускает влагу и не дает пойти ко дну. Все необходимое оборудование для спасения было наготове. 




Но в жизни обстоятельства редко стекаются подобным образом. Если на человеке спасательный жилет, который держит его на плаву, при нынешней температуре воды на спасение есть не более 20 минут: после наступит переохлаждение. Затянуло под лед – всего 5 минут. Времени критически мало. Так есть ли смысл рисковать? Ни один улов не стоит человеческой жизни.




Автор фото: Александр СТАДУБ
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?