Минск
+7 oC
USD: 2.19
EUR: 2.38

«Один мужчина, получив продукты и вещи, расплакался навзрыд». Как социальный патруль и волонтеры помогали бездомным накануне Нового года

Всю минувшую неделю по минским дворам колесил микроавтобус с надписью «Социальный патруль», а волонтеры готовы были оказать помощь людям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. В рейд с милиционерами и соцработниками отправился и корреспондент sb.by.

«Говорят, что не побирушки»

На часах 9 утра, за окнами все еще темно, но в территориально-социальном центре Ленинского района Минска уже кипит работа. Здесь волонтеры совместно с сотрудниками центра готовятся к очередному рейду по поиску бездомных людей.

— У нас можно получить как консультацию, так и теплые вещи, еду и, конечно, помощь. Можно оформить прописку в центре ночного пребывания на улице Ваупшасова или согласиться на реабилитацию от зависимости, — объясняют сотрудники центра.

В самой большой комнате центра на столе лежит много вещей, которые люди принесли для бездомных. 

При этом проект под названием «Социальный патруль» не разовый и был задуман Мингорисполкомом, чтобы облегчить жизнь людей, которых принято называть бомжами. Забегая вперед отметим, что не все те, кто копается в мусорных баках, не имеют жилья. А вот выпить любит большинство, поэтому волонтерами выступают «бывшие» из социально-благотворительного общества «Реформация личности». Они разговаривают с бездомными о реабилитации, психологической помощи.

— Соглашаются, кивают — до рехаба в Воложинском районе не доехал никто. Да, у нас были люди, которые приходят почистить перья, но дух бомжа живет внутри и ничего не выходит, — рассказывает волонтер «Реформации личности» Татьяна Семенова.

Пока идем к микроавтобусу другой волонтер Юрий объясняет, что бездомные часто называют свою жизнь свободой — ни тебе социума, ни налогов, ни работы, — но это подмена понятий.

— Они говорят:  я не побирушка. Начинаем объяснять, что не они просят, а мы даем. Да и вообще, им просто нужно попробовать пожить другой жизнью, чтобы было с чем сравнивать. Не знаю, почему так бывает, но людям, находящимся в проблеме (алкогольной или наркотической), кажется, что они молодцы, а все вокруг дураки. При этом люди забывают, как жили до того, как стали бездомными. И появляется тогда эта подмена понятий, мысли о свободе от социума и так далее, — считает Юрий.

По его словам, вернутся в социум хотя и очень тяжело, но возможно.

— Мы хотели бы, чтобы они нашли выход. Конечно, трудно говорить с ними, но мы продолжаем и будет делать это дальше.

Тур по злачным местам

Каждый день во время акции микроавтобус колесит по Ленинскому району столицы в поисках людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. В первую очередь проверяют приемные пункты вторсырья и большие свалки.

На одной из таких приемок замечаем коляску с хламом. Рядом — никого. Вместе с сотрудниками милиции решаем уточнить у начальника пункта, где его «клиент».

— Ему точно помощь не нужна, Валера — идейный, не пьющий. Сейчас по округе где-то шарится. У меня вообще нет клиентов без определенного места жительства, все «свои», — улыбается начальник пункта.

Возвращаемся в бус и едем дальше. Недалеко во дворах находим обладателя той самой тележки. Валерий перебирает вещи в мусорном контейнере. На руках — резиновые перчатки. Оказывается, что он живет в своем доме. На вопрос, не хочет ли получить вещи и еду, отказывается.

— Я не в сложной жизненной ситуации. Мне ваша помощь не нужна абсолютно. Одежды в мусорках — море. Я живу в частном доме, плачу только за воду и вывоз мусора. Меня пока все устраивает. До сноса.

По словам Валерия, от Чижовки и до Игуменского тракта бомжей нет, «все с хатами».

Во время таких рейдов милиция проверяет также железнодорожные остановочные пункты, поэтому едем на станцию Лошица и заходим в зал ожидания. Внутри стойкий дух аптечной спиртосодержащей жидкости и ни души.

— Утром был, но ушел полчаса назад, — говорит кассир.

Заряженный аптечной барбитурой с утра пораньше бомж нам в итоге не встретился.

На обратном пути к машине милиционеры рассказывают, что зимой бездомные — частые гости подъездов, теплотрасс, залов ожидания. При этом работники милиции не ставят целью задержать бездомного. Во время акции речь идет именно о помощи перед холодами.

— Человек 20 постоянно находятся в поле наблюдения милиции, ведь они могут совершать правонарушения. Но, как правило, они тихие, выживают на улице, — отмечает участковый Владислав Ткаченко.

С ним согласен и сержант милиции патрульно-постовой службы Ленинского РУВД Игорь Борисевич:

— Сами помощи не просят, нас не боятся. Конечно, бывает, выезжаем на вызов: бомж спит в подъезде. Делаем замечание, стараемся помочь, если надо, определяем в дом ночного пребывания.

Кстати, прописка на улице Ваупшасова дает возможность легально трудоустроиться и получать медицинское обслуживание.

Еще одна остановка — двор на улице Балтийской. Мужчина роется в баках. На вопрос, все ли хорошо, говорит, что нужна одежда. В ходе разговора выясняется, что Михаил, так его зовут, живет в своей квартире. Мужчина выглядит вполне прилично, садится в микроавтобус, чтобы ехать с нами.

Хорошее слово для бездомного

На пути обратно в центр прошу волонтеров поделится впечатлениями от общения с бездомными.

 Один мужчина, получив продукты и вещи, расплакался навзрыд. Его зовут Коля. Мы нашли ему где жить в Серебрянке, он работает дворником при магазине. Понимаете, ему слово хорошее скажешь, он начинает плакать. Порой таким людям просто важно, чтобы их выслушали, сказали, что он человек и он важен, — отмечает Татьяна.

В это время в разговор включается Михаил, едущий с нами за вещами. По его словам, он работал и в университете, и на оборонном предприятии. Сейчас ему 62 года, но пенсию не начисляют: есть вопросы с открытием лицевого счета. Жалуется на травму руки — сверлил и выбило дрелью сустав.

— Дочку давно не видел, говорят, вышла замуж в Индии. Она у меня танцами занималась. С сыном у нас одна квартира на двоих. Он работает, но мы мало общаемся.

Спустя несколько минут мужчина уже примеряет вещи в центре. Берет штаны, свитер и обувь. Заодно показывает руку доктору. Оказывается, повреждены связки, нужно перестать нагружать руку. Брошюру общества «Реформация личности», где написано, что выход есть, Михаил нехотя кладет в карман и идет курить на улицу.

За неделю акции в тетради психолога территориально-социального центра Ленинского района Минска Дарьи Фалькович оказалось 23 фамилии. Это люди, которые доехали до центра и согласились дать свои данные. Самому пожилому бездомному, который согласился на помощь, было 62 года, самому молодому — 44 года.

— К сожалению, сами бездомные в центр не доходят, их ищут по злачным местам. Что дальше? Вместе с сотрудниками милиции мы стараемся найти родственников бездомных, устроить в дом ночного пребывания. Рассказываем, куда обратиться по другим вопросам. Но чаще люди просто отказываются от помощи большей, чем вещи и еда.

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Владимир ЖДАНОВИЧ
Загрузка...