Почему в Петриковский район переезжают даже из столицы и как река влияет на местную моду

Очарованные Припятью

Природа одарила эту часть Полесья более чем щедро. Под землей — залежи калийных и каменных солей, бурого угля и глины, на поверхности — 99 месторождений торфа. А в небе — широкие крылья черных аистов. Роскошные леса занимают 56 процентов территории Петриковского района. Но самое главное — здесь несет свои воды норовистая Припять с множеством притоков. Местные жители знают, что во время паводка с рекой шутки плохи, и учатся распознавать ее характер всю жизнь. Но когда Припять успокаивается, она одаряет своими богатствами и вдохновляет. Сам Петриков в последние годы преобразился и помолодел, появляются новые рабочие места, строится жилье, сюда приезжают люди со всей страны… и остаются навсегда.


От дота до святой криницы

У инженера по охотничьему хозяйству Петриковского лесхоза Петра Богдановича исторического образования нет, однако экскурсии по родному краю проводит не хуже профессионалов. Родом он из Лельчицкого района, но уже 35 лет живет на Петриковщине. Адрес за это время сменил лишь однажды: девять дней провел в Наровлянском районе. В мае 1986 года…


— Тогда людей вывозили подальше от взорвавшегося Чернобыля. Они бросили все, что имели, на мехдворах хозяйств пылилась техника, только кошки бродили по пустующим зданиям. Нашей задачей было недопущение грабежей: мародеров, к сожалению, хватало. И ловили пьяных за рулем — многие верили, что алкоголь избавляет от радиации.

Ликвидатор большую часть профессиональной жизни отдал делу обеспечения безопасности на дорогах, возглавлял районное отделение ГАИ. А потом решил исполнить и вторую детскую мечту — работать в лесу.


— У нас удивительные леса: кабаны, волки, рыси, косули, лоси. В апреле в лесные угодья выпустили 45 благородных оленей, они с 2019-го стояли у нас в вольере на передержке. Сейчас некоторые уже привели потомство.

С ружьем и азартом в Петриковский район приезжают словаки, итальянцы, россияне, белорусы. У Петра Степановича баек хватает:

— Был у нас как-то поляк на ночной охоте с подхода. Высмотрели двух лосей, подошли на расстояние выстрела. Поляк стреляет: один зверь сбежал, а второй вдруг пропал! Исчез! Ближе подходим, а там канава. И из канавы лось — на нас! Поляк бежал так, что побросал все, что было — фонарь, нож, и с разбегу махнул в маленькое озерцо, чуть вытащили! Имущество нашли только утром.



Но самая душевная часть работы — экскурсии. В лесхозе разработаны несколько туристических маршрутов, во время путешествий можно максимально близко полюбоваться удивительным животным миром: выдры, норки, озерные чайки, величавые и редкие черные аисты. А кроме того, окунуться в историю края.

Петр Степанович вывозит нас за деревню Первая Слободка. Здесь под кладбищем сохранились оборонительные укрепления — часть оборонительной «Линии Сталина».



— Это мина — огневая группа из нескольких дотов, соединенных подземными ходами. Здесь целый город: подземные убежища, казармы, силовые станции. Фуфайку с собой не мешало бы взять — прохладно внизу…

Вниз, правда, отважился спуститься только фотограф. Петр Богданович лишний раз не решается тревожить память умерших, я недоверчиво поглядываю на полуразрушенные ступени. После войны доты взрывали, но до конца уничтожить не смогли: шутка ли — стены метровой толщины!



Следующая остановка на самой высокой точке района — урочище Ковпак на Поклонной горе. Здесь из-под земли бьет криница с удивительной водой, она освящена, рядом купель и часовня. Говорят, что с каждым глотком святой воды к человеку возвращаются бодрость и сила.

Река, заточенная в лен

Директора Петриковского районного центра творчества детей и молодежи Надежду Слободенюк и ее воспитанниц сложный характер Припяти вдохновил на создание новой коллекции одежды. Произведения модного искусства из льна получили поэтичное название «Рэчанька-князёўна».


— Мы задумали рассказать в коллекции о своей малой родине. Хотели передать многообразие наших водных просторов, красоту Припяти, — говорит Надежда Леонидовна, которая ведет Театр мод уже 15 лет. В детстве рукоделию ее учила мама. А вот рисовать эскизы училась сама — на семинарах, кроить — по книгам. Потом учила своих подопечных.


— Садимся вместе, обсуждаем, во что хотели бы одеться сами и что показать людям. Находим идею, рисуем, как в детстве, одежду на бумажных куколках. А потом кроим. Научились работать со льном, поняли, как он ложится, как строчится, что его можно вообще не застрачивать по краю — «вытипать» и будет интересно выглядеть.


В центре есть все: от вокала и хореографии до школы раннего развития. А недавно организовали совместный проект с центром занятости: школьники занимаются здесь полезным трудом — шьют костюмы для танцевальных коллективов. Дети зарабатывают деньги, организация пополняет костюмерку.


В последней коллекции — современные платья, брюки и туники с вышивкой и игриво открытой спиной, с оригинальными силуэтами и чем-то неуловимо аутентичным, полесским. Пока эпидситуация не позволяет продемонстрировать модели широкой публике. Предыдущие же коллекции приносили петриковскому Театру мод призовые места на многих республиканских конкурсах.


— Наше выступление — это не просто дефиле. Это настоящий номер, с хореографическими постановками и музыкальным сопровождением. Моя задача не просто научить девочек шить, главное — подарить им уверенность. Чтобы они гордо несли свои модели, свою полесскую красоту.


Дела водные и эвакуационные

Отправляемся к старшей сестре Птичи и полноправной хозяйке района — суровой Припяти. Наш путь лежит вверх по течению, в центр Голубицкого сельсовета. По весне это самое популярное место в стране — таких паводков, как здесь, нет ни в одном уголке Беларуси. Уже 25 лет во главе сельисполкома Владимир Александров, лучше всех своих коллег разбирающийся в делах водных и, если надо, эвакуационных. Родом он из-за реки — из деревушки Снядин, куда попасть можно только на пароме.


— Самое большое наводнение на моей памяти было в 1979 году, мне тогда было лет 14. Началось оно зимой: еще снег лежал, вода поднялась, а с ней шел лед — сносил заборы. За ночь прибывало сантиметров по сорок. На помощь пришла даже армия, весь скот вывезли из заречной зоны, я сам помогал животноводам эвакуировать его на баржах. Помню, как по Припяти плыл сарай с курами. Тогда погибли несколько человек.

В 1995-м Владимира Владимировича выбрали главой Голубицкого совета.

— В 1990-х были другие проблемы, еще перестройка до конца не закончилась, денег ни на что не хватало. А тогда у нас на балансе были пять ФАПов, детский сад, три базовые школы, дома культуры, библиотеки, клубы. Каждое утро я вставал и думал не о высоком, а где взять в детский сад молоко, макароны, топливо для котельных, медикаменты для ФАПа, как отремонтировать школу.



Ситуация постепенно выравнивалась, но в 2006-м был упразднен Снядинский сельсовет, к Голубицкому добавились пять заречных населенных пунктов — вместе с паромной переправой и всеми проблемами.

— На этом берегу Припяти паводок затрагивал Голубицу и Вышелов — это припойменные деревни, домов 12 всегда подтапливало. К эвакуации мы готовились каждый год. Ну а заречные деревни большая вода может совсем отрезать от нас, когда паром не справляется и добраться можно только на лодке или в объезд. Припять хоть и не море, но после снежной зимы и обильных осадков в ширину разливается километров на десять!



Редкие подтопления дорог в спокойные годы Владимир Владимирович снисходительно называет большими лужами. Говорит, разлилось — это когда воды по зеркала в машине. В последний раз Припять так шалила в 2013 году. Тогда, увидев первые признаки беды, председатель настоял на запрете продажи спиртного в местных магазинах — дисциплину нужно сохранять. По сельским улицам передвигались на лодках, попутно вылавливая рыбу. Круглосуточно дежурили милиция, МЧС, медики, продукты доставляли на катере, живность загоняли на высокие настилы или в сухую часть деревни. В конце апреля рядом с деревней Мордвин прорвало дамбу, людей пришлось эвакуировать.

— У нас говорят: «Вода — гость, пришла и ушла», но с каждым годом люди хотят жить все лучше, — замечает Владимир Александров. — Если раньше паводок только обои колыхал, то сейчас у людей и паркет, и ламинат. Сложность еще и в том, что за рекой у нас население в основном возрастное, уговорить на эвакуацию практически невозможно!


Для Владимира Владимировича ничего тайного в паводке уже нет: он с точностью до пары дней может предсказать, когда придет время вывозить людей. На столе всегда рабочая папка с планом мероприятий и контактами сельчан. Поднимается вода — председатель почти живет за рекой, по несколько раз в день обходит дома, чтобы убедиться, что с людьми все в порядке. Порой приходится заниматься доставкой еды и лекарств.

— В этом году у нас совсем сухо, это тоже нехорошо — пожары. Но работы все равно хватает. Вот только перед вашим приходом трубку положил, минчанин один звонил: «Хочу хату с видом на реку». Говорю: «Опоздали вы с этим лет на десять!»

Участки под строительство в Голубицком сельсовете разбирают как горячие пирожки. 18 домов возводят только местные жители. На улице Набережной когда-то стояло 45 пустующих строений. Сейчас почти все заселили минчане. Причем приезжают не просто на дачу, многие перебираются насовсем.

— А почему не строиться? — глава сель­исполкома разделяет мнение новоселов. — Газ есть, в этом году электролинию поменяли, начали строить станцию обезжелезивания. Торговля частная — до позднего вечера и без выходных. Хорошее транспортное сообщение.

Под Петриковом продолжается строительство горно-обогатительного комбината, специалисты из Солигорска уже облюбовали и сам райцентр, и близлежащие деревни.

— У нас получается интересное географическое разделение. Турок заселили гомельчане, Вышелов — петриковские, а Голубицу и Славинск — сплошь Минск и Солигорск.

И по-прежнему на высоком уровне туризм. Агроусадьбы никогда не пустуют. Владельца «Солнечного берега» Леонида Олехника председатель называет своим верным помощником. Когда-то вернувшийся из Питера на родину бывший военный всерьез взялся за преображение родного края: укрепил обваливающийся берег Припяти и даже построил причал.

Деревня красоте не помеха

Бригадир молочно-товарного комплекса «Белановичи» предприятия «Полесье-Агроинвест» Елена Неверовская очень увлечена своей работой. Еще молодым ветврачом она променяла Буда-Кошелевский район на местную природу — по совету подруги.


— Она сказала, что предприятие хорошее, тогда и ферма была абсолютно новая. К тому же леса, реки вокруг равнодушным оставить не могут.

Задача Елены — следить, чтобы все работало как часы: коровы кормились вовремя, сараи чистились, работники трудились. И результат не заставил себя ждать.

— На комплексе 1230 голов, 629 из них — дойное стадо. Валовой надой молока за май — 346 тонн, на 58 тонн больше к уровню прошлого года. В 2019-м мои доярки надоили больше 10 тонн на корову. Двух работниц чествовали на областных «Дажынках». У телят среднесуточный привес — 903 грамма, а если брать бычков — то и вовсе 1200.



Секрет, говорит бригадир, прост: кормить вовремя и сбалансированно и, кроме того, любить свою работу. К делу тут относятся ответственно. Сараи чистенькие, с табличками, как на кабинетах, чтобы понятно было, где телятник, а где «роддом». И постоянно идет усовершенствование: строятся новые домики для новорожденных телят — деревянные, просторные.

— Мы использовали привычные белые модули, но там животным неудобно. Телята до двух месяцев в них содержатся — тесно, спину царапают.



В Белановичах Елена нашла и свою судьбу — муж Алексей тоже работает в хозяйстве. У пары двое деток. По-женски обращаю внимание на свежий маникюр и стильную стрижку собеседницы:

— И мастера тут свои имеются?


Елена смеется:

— Если надо, в Петриков съездим! Что вы думаете, если в деревне живешь, так и красоту наводить не надо?

Будем жить!

Есть в Петрикове еще один приезжий, который стал неотъемлемой частью города, — заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии центральной районной больницы Олег Матвеев. Местные поговаривают: «Если попал к Матвееву — будешь жить». Рассказывают, как врач от смерти даже на улице людей спасал, вовремя разглядев инсульт. Перед встречей с нами Олег Евгеньевич только покинул красную зону: там он по несколько раз за смену, чтобы видеть динамику пациентов. Усталость после нескольких часов в полном обмундировании видна невооруженным глазом, но доктор только усмехается:

— Я знал, в какую профессию шел. Я родился в медицине.



Сам он из Гродненской области, из семьи врачей, картинки в медсправочниках рассматривал с детства. В Петриков попал 30 лет назад по распределению, да так и остался.

— Нет разницы, где работать, главное — хорошо работать. А наша реанимация, к слову первая в Гомельской области, для уровня района очень хорошо укомплектована. Техника экспертного класса, четыре наркозно-дыхательных аппарата, шесть — ИВЛ, занят сейчас, к счастью, только один. Под свое крыло мы взяли зал гемодиализа. И это дополнительный плюс: отказали почки — есть возможность с тем же аппаратом ИВЛ привезти пациента туда, почистить кровь.


Коронавирус стал испытанием на прочность и профессионализм.

— На эффективность препаратов во всем мире разные взгляды. Порой приходится полагаться на интуицию, без нее в реанимации нельзя. Иногда ты делаешь что-то, не успевая думать, — руководит заложенный в подкорке 30-летний опыт.

В новых реалиях работает и его супруга — врач-педиатр Светлана Анатольевна. Она, кстати, говорит, что куда сложнее коронавируса регулярные выезды в семьи, находящиеся в социально опасном положении: страшно видеть детей, живущих в ужасных условиях, трудно направлять родителей на путь истинный. С такой загрузкой видятся супруги мало, но Светлана Анатольевна смеется:

— Наверное, это помогает сохранить брак — не успеваем ссориться и надоедать друг другу.


В свободное время супруги едут на дачу. Олег Матвеев объясняет:

— От работы надо отключаться, чтобы не выгореть. Поковыряешься в земле, виноград подрежешь, помидоры польешь — и хорошо. Еще как лекарство ценю Припять: люблю посидеть с удочкой, поглазеть на поплавок, подумать…


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Иван ЯРИВАНОВИЧ