Обжитая усадьба пуста не бывает...

ДЛЯ новой истории своей авторской рубрики я поехала в Великолукский сельский Совет Барановичского района. Чтобы попытаться узнать, почему деревня с большим потенциалом не стала агрогородком, а родители не отдают детей в местную школу и будят их по утрам на автобус. «Кому-то очень нравилось слово Луки, когда они называли здешние деревеньки, — думаю по дороге. — Новые Луки, Малые Луки и, наконец, Великие Луки — главная деревня сельсовета». — Вы видите, они все недалеко друг от друга отстраивались, а новое название и не старались изобрести, — откликается на мои размышления председатель сельсовета Евгений Бусько. И тут же проводит экскурсию. — Вот наша гордость: по программе возрождения села на краю деревни на ранее пустующем участке построили пять президентских домиков. Сейчас там живут четыре семьи механизаторов и инженер с женой. На другом участке, чуть дальше, планируем вскоре еще пятерку новостроек.

«БН» продолжает свой проект — рассказ о больших и малых селах, которые окружают агрогородки.

ДЛЯ новой истории своей авторской рубрики я поехала в Великолукский сельский Совет Барановичского района. Чтобы попытаться узнать, почему деревня с большим потенциалом не стала агрогородком, а родители не отдают детей в местную школу и будят их по утрам на автобус. «Кому-то очень нравилось слово Луки, когда они называли здешние деревеньки, — думаю по дороге. — Новые Луки, Малые Луки и, наконец, Великие Луки — главная деревня сельсовета». — Вы видите, они все недалеко друг от друга отстраивались, а новое название и не старались изобрести, — откликается на мои размышления председатель сельсовета Евгений Бусько. И тут же проводит экскурсию. — Вот наша гордость: по программе возрождения села на краю деревни на ранее пустующем участке построили пять президентских домиков. Сейчас там живут четыре семьи механизаторов и инженер с женой. На другом участке, чуть дальше, планируем вскоре еще пятерку новостроек.

Почему в Великих Луках Барановичского района:

  • остался сельсовет
  • нет пустующего жилья
  • охотно селятся цыгане
  • перевыполняет план магазин
  • свеженину складывают в соседские ванночк

– А ПОЧЕМУ на новом месте строите? Может, есть смысл на старых улицах пустующие дома сносить и новые коттеджи ставить?

— Пустующих домов у нас нет. Если хозяева умирают, очень быстро их усадьбы покупают дачники, чаще из Барановичей. Так что сезонные жильцы у нас постоянно. Доехать сюда из города не проблема, каждый час — маршрутка, плюс рейсовый автобус.

Продолжаю знакомиться с деревней: все административные здания расположены в центре, кстати, довольно просторном. Двухэтажный дом из красного кирпича, его у владельца — Барановичской птицефабрики — арендует сельский Совет. Напротив — торговый центр, где размещается универсальный магазин райпо. Слева виднеется здание школы, за ним трехэтажка — бывший детский сад, а рядом — ФАП и библиотека. Из деревенских «высоток» — еще несколько двухэтажных домов квартирного типа и один в три этажа.

— Когда-то деревня Великие Луки была центром совхоза «Великолукский». Это было довольно крупное хозяйство, специализирующееся на овощеводстве. Выращенные здесь капусту, помидоры, морковь и другие овощи поставляли в город, да и вообще по всей Беларуси, — объяснил Евгений Юрьевич. — Тогда, в 80-е годы, активно развивалась инфраструктура, подвели газ, асфальтировали улицы. А когда в двухтысячные нас объединили с Барановичской птицефабрикой, жизнь начала потихоньку угасать. Сейчас на великолукских землях преимущественно растут зерновые культуры — птицефабрике нужно большое количество зерна, чтобы делать комбикорм и кормить кур.

Обычно, когда на территории сельсовета появляется агрогородок, то и сельскую администрацию переселяют туда. А вот Великолукское правление осталось здесь, для них в агрогородке Русино нет подходящего здания.

— В Русино мы выезжаем один раз в неделю, нужно было бы и два, и три раза, ведь там проживает много людей, но неудобно. Вся документация, компьютеры остаются здесь, в Великих Луках, — рассказала управляющая делами сельсовета Таиса Швед. — Да и, признаться, трудновато ютиться в комнате около шестнадцати «квадратов».

Кстати, в другие дни недели там пункт общественного порядка, ведет прием участковый милиционер.

ХОТЬ активное развитие в Великих Луках пошло на убыль, население держится на довольно высоком уровне — проживают 474 человека. А планы-то были большие: сад для 140 детишек, средняя школа для ста с лишним учеников. Но еще в девяностых детский сад закрыли, здание начало разрушаться. В 2003 году Барановичская птицефабрика — нынешний хозяин — взяла кредит и начала его реконструкцию. Примерно четыре года спустя в переоборудованный десятиквартирный дом заселились жильцы. Постепенно стало мало школьников и в сельском учреждении образования.

— Здание школы точно такое же, как и в агрогородке. Но если в Русино учится больше 180 ребят, и на занятия им приходится ходить в две смены, то в Великих Луках нам едва удается сохранять статус средней. У нас 53 школьника, а если меньше 50, то школа становится базовой, — добавила Таиса Федоровна. — Кстати, у нас много селится цыганских семей. В Русино они уже не могут покупать жилье — слишком дорого, так как это пригород. А здесь многие после вступления в права наследования продают родительские дома. Цыганские семьи преимущественно многодетные, но не все мамы вообще отдают своих детей в школу...

Великолукский сельский Совет — лидер по проживанию здесь людей цыганской национальности — их более двухсот. Интересно, как уживаются вместе белорусы и цыгане?

— Отношения дружелюбные, конфликтов особенных не возникает. Единственное нарекание местных на то, что цыганская молодежь любит на старой машине, без прав и с нарушением правил покататься, — говорит председатель сельсовета. — Кстати, в агрогородке проживает много поляков. Так что население здесь интернациональное.

Если вернуться к образованию, всплывает одна интересная вещь. В Русино школа на манер городской — русскоязычная, в Великих Луках — сельская «беларускамоўная». Однако родители почему-то не хотят, чтобы их дети учились на белорусском языке. Конечно, в школе в агрогородке больше развивающих кружков, отличная спортивная база. Но неужели родителям не жалко будить в рань своих малышей только из-за нелюбви к родному языку?

Об этом мы поговорили с Иваном Монтиком, бывшим сельским учителем и местным поэтом.

— Я сам родам з невялічкай вёскі Скарынкі, таксама Баранавіцкага раёна. У свой час разам з жонкай пераехалі на працу ў школу сюды, у Вялікія Лукі. Такім чынам, росквіт і сённяшняе затуханне гэтай вёскі праходзілі ў мяне на вачах. Зараз, безумоўна, Вялікія Лукі здалі свае пазіцыі, але яшчэ будуюцца новыя дамы-катэджы, там селіцца моладзь — трактарысты, даяркі. Ды на жаль, дзеткі не хочуць ісці ў нашу школку, імкнуцца да рускамоўнага навучання. Канешне, кожны мае права сам выбіраць, на якой мове яму лепей навучацца, але ўсё ж такі за дзетак выбіраюць іх бацькі, і маладое пакаленне з часам можа ўвогуле забыць родную мову, і гэта не вельмі добра. Я праз усё жыццё пранёс любоў да роднай мовы, пішу на ёй вершы, аповесці, калісьці мае артыкулы нават у “Сельской газете” друкаваліся, — рассказал Иван Иванович.

НЕ МНОГО здесь и рабочих мест. Пока еще функционирует молочная ферма, но здания ее ветхие, построены в 50-х годах. А укрупненное хозяйство птицефабрики уже начало строительство большого комплекса в деревне Люшнево, в другой части района. Уже известно, что по окончании строительства туда перевезут и великолукское рогатое стадо. А значит, переедут на новое место жительства доярки с семьями. Молодежь в Великие Луки не прибывает, а если и хотят трудоустроиться в хозяйство птицефабрики, то строятся или просят жилье в Русино. Ежегодно в агрогородок приезжают около 200 новых жителей.

Одна из причин — успешное развитие жилого комплекса. Первую пятиэтажку ЖСПК построили в Русино в 2004 году. В 2009-м вырос дом на 50 квартир, в минувшем 2011-м — на 60 квартир. В планах на нынешний год возведение еще одной пятиэтажки. А вообще, по плану застройки в агрогородке должны появиться семь многоэтажных домов. К тому же строятся не только квартиры, но и коттеджи.

— А как развита остальная инфраструктура агрогородка? — поинтересовалась я.

— Агрогородок Русино строился в 2006 году, в самом начале этой масштабной республиканской программы. Тогда очень большие деньги на развитие социальной сферы не выделялись, основные средства шли на создание производственной базы, — сказал председатель сельского Совета. — К тому же вышла одна накладка: в агрогородке до сих пор нет Дома культуры, хотя он и числится как существующий. В семидесятых годах, когда возводилась птицефабрика, в здании заводоуправления построили большой актовый зал на 150 мест. И когда окончательно сформировался агрогородок, ему присвоили статус ДК. Для местной молодежи здание бывшей прачечной оборудовали под танцзал. Но вопрос-то остался: где проводить мероприятия, концерты, регистрировать браки? Мы организовали собрание с населением и решили однозначно: Дом культуры нужен. Не слишком большой, двухэтажный, на сто мест, уже готов проект и выделено место под строительство. Это планы на 2012 год, надеемся, что все удастся!

НО ВЕРНЕМСЯ к проблемам деревни-спутника. На каком уровне здесь медицинская помощь?

— ФАП есть, но, к сожалению, нет постоянного заведующего. Половину ставки делят два специалиста, они работают по скользящему графику и приезжают сюда в свободное время, когда у них нет дежурств на «скорой помощи», их основной работе, — сказала управделами Таиса Швед. — Так что, если совсем туго, то остается звонок в службу 103. И для города, и для нашей сельской местности работает единая «скорая помощь».

Обеспечение товарами и продуктами тоже на уровне. Магазин райпо перевыполняет план на 15—20 процентов. Это, как считают местные жители, заслуга заведующей магазином, которая контролирует, чтобы всем нужным сельчане обеспечивались своевременно. В агрогородке есть райповский универсальный магазин и кафетерий, а также фирменный магазин, принадлежащий птицефабрике. Ну и к тому же город с его магазинным ассортиментом и рынками тоже недалеко.

Не могли мы не заглянуть в кошелек сельсовета.

— Бюджет сельисполкома на 2011 год составил 144 миллиона 144 тысячи рублей. От налогов получили 203 миллиона 76 тысяч рублей, из них 44 миллиона 90 тысяч заработали продажей земельных участков в частную собственность под строительство жилья. Более 10 миллионов затратили на благоустройство наших деревень: ремонт и покраску заборов и ограждений, покос травы, облагораживание кладбищ, вывоз мусора, покупку кустов и цветов для озеленения, спиливание аварийных деревьев, — честно отчитался Евгений Юрьевич.

НУ ЧТО Ж, можно сделать некоторые выводы. Да, стать агрогородком Великим Лукам не довелось. Но благодаря тому, что недалеко появился «деревенский гигант», возникли и свои плюсы, и свои минусы. Хотя жизнь вроде везде идет своим чередом. Когда я прошлась по деревне, чтобы сделать фотографии, увидела, как по улице с большой оцинкованной ванночкой шел мальчик лет десяти-одиннадцати.

— Здравствуй! С горки катаешься, ну как, быстро едет? — поинтересовалась я у мальчишки.

— Да нет! Мы когда свинью кололи, попросили ее у тети Светы, чтобы свеженину складывать. А теперь вот несу обратно, — деловито ответил Денис Кохович.

Что бы это значило? Если люди продолжают держать хозяйство и бить кабанов, видимо, не умирает деревня. Живут еще Великие Луки, живут…

Надежда БУТОВИЧ, «БН». Фото автора

P.S. Пока материал готовился в печать, в Великих Луках перемены — появилась заведующая ФАПом. Инна Четырбок теперь будет лечить сельчан по постоянному графику.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости