Обжегшись на чесноке

Как потребительские желания вписать в фермерские возможности

Что мешает овощеводам разнообразить «борщевой набор» экзотикой
ПОСАДИЛ фермер репку. Выросла она большая-пребольшая. Вытянул с помощью жены и детей, а выгодно продать не может. Сказка, конечно, ложь, да в ней намек и урок. В следующий раз добрый молодец-овощевод вычеркнет эту культуру из севооборота. А это значит, что не будет изобилия витаминов и на нашем столе. Как потребительские желания вписать в фермерские возможности, чтобы покупатель мог позволить себе не только борщевой набор, но и какие-нибудь мангольд и романеско? 


В прошлом году в стране собрано 1,68 миллиона тонн овощей при средней урожайности 244 центнера с гектара против 242 центнеров в 2014-м. Причем 90 процентов огорода заняты традиционным набором — капустой, морковью, свеклой, в меньшей степени огурцами, томатами, кабачками, луком, чесноком. 

Пять лет вал держится примерно на одном уровне, не превышающем 2 миллионов тонн. Больше, пожалуй, и не надо. Потребность торговли составляет около 300 тысяч тонн. Вряд ли переработка, общепит и экспорт осилят оставшуюся часть. С большой долей вероятности можно предполагать, что значительный объем овощей уходит на корм скоту. В том числе и в фермерских хозяйствах. 

Ценовые качели не раз ввергали овощеводов в пике: если какая-то культура приносила хорошую прибыль, то в следующем году ее бросались выращивать все — и рынок обрушивался. По некоторым позициям непреодолимые конкуренты приходят с южных стран. Поэтому теперь фермерские хозяйства, на долю которых приходится свыше 20 процентов витаминной продукции, планируют площади исходя уже не из радужных мечтаний о высоких прибылях, а из собственных возможностей ее реализации и хранения. 

Владимир Крапивка из Смолевичского района пароли и явки своих точек сбыта не раскрывает. Говорит, что садит всего по зернышку: разные виды капусты, перцы, баклажаны, дайкон, репу, редьку, свеклу, морковь, огурцы, томаты, арбузы, разнообразные салаты. И в итоге — с прибылью. 

Начинал он выращивать чеснок с пяти гектаров, затем попробовал десять, и, наконец, два года назад решился на двадцать пять. Но в тот же год, когда белорусские производители нарастили объемы, наш рынок оказался завален более дешевым китайским чесноком и большая часть урожая Крапивки пропала. Биться лбом о «китайскую стену» не имело смысла, и сейчас фермер выращивает 10 гектаров только на семена. 

А средняя цена продукции из Китая уже в 2015 году поднялась до 1501 доллара за тонну. И если в 2012 году наши конкуренты поставляли только 734 тонны чеснока, то уже в прошлом объемы выросли до 1188 тонн. Кстати, от магазинных ценников на чеснок из Поднебесной округляются глаза: в продаже он по 113 тысяч за килограмм. Нетрудно подсчитать навар оптовиков. Ходовой товар стоит более чем 5 тысяч долларов за тонну, а средняя цена, по которой его сюда завезли в прошлом году, как уже отмечалось, 1501. Отнимаем торговую надбавку и получаем солидный куш 

Чтобы иметь свой чеснок по вкусовым качествам лучше китайского собрата, уверен Владимир Крапивка, необходима защита внутреннего рынка:

— Приведу пример поляков. Объехал многие города и веси, а капусту встречал через два-три магазина. Не хватает ее в Польше, но и из других стран не везут. Своих фермеров берегут от разорения. 

Скажу больше. Осенью прошлого года нашумело дело брестских нелегальных торговцев, специализировавшихся на польской капусте. За пять месяцев они ввезли в РБ больше двух тысяч тонн, получив не менее 25 миллиардов рублей дохода. Доставлялась белокочанная из Польши на территорию одного из брестских предприятий транспортом продавца. Потом прибывали потенциальные оптовые покупатели, которые здесь же покупали овощ за наличный расчет и перегружали в свои машины. Заметим: с той стороны незаконный бизнес никто не пресекал. 

КАЖДЫЙ из фермеров-овощеводов на чем-то да прогорал. Николай Силин из Воложинского района в этом году, например, не собирается высаживать кабачки. Посеял морковь и капусту на рассаду. Научен горьким прошлогодним опытом. Заключив договор с Молодечненским пищекомбинатом, с трудом протолкнул товар. Дважды продержали груженую машину целый день, рассказал Николай Васильевич:

— Ты как будто оказываешься виноватым, что привез сырье на переработку. Договор составляется неконкретный. И если предприятие нашло овощи дешевле, то на договорных обязательствах можно поставить крест. Значительную часть списывают на отходы. Посмотрите, баночка корнишонов на полках магазинах стоит 40 тысяч, а принять у нас маленькие огурчики переработчики хотят по 2-3 тысячи за килограмм. Да и то цепляются к товарному виду, то хвостик не той длины, то сам зеленец. 

Выращивать чеснок фермер не может из-за непригодности почвы. У него балл плодородия 25. 

— Чтобы в продаже появились в достаточном количестве свои лук и чеснок, другие овощи, думаю, надо доводить задание на район. Тогда не будем участки просить, а председатель райисполкома или его первый заместитель станут сами предлагать нам лучшие земли, только бы выращивали.

Похожую историю рассказал на встрече с кооператорами Игорь Пакуш из Молодечненского района:

— На прошлом совещании точно так же говорилось, что предприятия потребкооперации нуждаются в корнишонных огурцах. Я заключил договор, купил дорогие импортные семена, заплатив за них 60 тысяч долларов, посадил 20 гектаров. Поле лично осмотрела представитель облпотребсоюза и одобрила качество корнишонов. Но потом несколько раз пытался сдать эту продукцию на Молодечненский пищевой комбинат и по различным причинам получал от ворот поворот. Наконец, проявил особую настойчивость: дескать, не уеду, пока не покажете мне образец необходимого огурца. Не нашли на складе. А потом узнаю, что предприятие закупило корнишоны в другом месте, причем большие по размеру, чем мои. Это как называется? Могу предположить, что купили дешевле. Но в таком случае, какова цена договоров, которые мы заключаем? Выращиваешь под заказ продукцию, а потом девай ее куда хочешь!

РАСШИРИТЬ возможности частника в производстве разных овощей должна торговля, заинтересованная в богатом их ассортименте. Ведь капуста бывает не только белокочанной. Есть и краснокочанная, цветная, пекинская, брокколи. Уже выращиваются такие экзотические для нашей страны виды, как савойская, брюссельская, кольраби, а, возможно, скоро освоят и итальянскую романеско. Не знаю, как фермеры, а дачники давно освоили черешковый и корневой сельдерей, который в овощных магазинах тоже недешев, потому что покупается за рубежом. 

Все эти культуры относят к нишевым. И именно освоение новых ниш (конечно, умелое) многим овощеводам представляется надежной гарантией неплохих и стабильных заработков. За некоторыми капустами эксперты видят неплохой потенциал для роста потребления: это и пекинская, и савойская, и брокколи. 

Конечно, когда цены находятся на максимуме, когда покупатель не знает, с чем едят неизвестный овощ, потребление его совсем мизерное. Но ниже себестоимости овощи падают только на короткий период массового сбора урожая. Значит, есть смысл заниматься экзотикой. Вспомните, еще десять лет назад никто и не слышал, скажем, о брокколи. В Польше же, на которую привыкли смотреть как на хрустальный шар, предсказывающий в общих чертах будущее белорусского овощного рынка, брокколи по объемам производства уже догнала цветную капусту.

Начальник управления заготовок Белкоопсоюза Оксана Скиндер не понаслышке знает, что вкусы потребителей меняются:

— Сейчас заказываем нетрадиционные для Беларуси виды овощей: перец нужен желтый и красный, лук разных цветов и сортов, баклажаны. Просим фермеров обратить внимание на чеснок, но говорят: трудоемкая культура и не дает результата, которого ожидают.

— Все верно, — соглашается Николай Силин. — Но все эти виды капусты скоропортящийся товар. Для него нужна особая упаковка. А фермеру, чтобы купить, к примеру, фасовочную линию, надо брать кредиты. Льготные почти недоступны, а долги перед банками для частника чреваты. Но пошли бы даже на риск и пробовали высаживать всякие новые виды овощей, если бы видели действительно заинтересованность торговых организаций. В частности, той же потребительской кооперации. 

Но в прошлом году Минский облпотребсоюз заключил договоры на поставку витаминной продукции только с 40 фермерскими хозяйствами из 778-и  столичной области. Из 9,6 тысячи тонн овощей от фермеров принято всего около тысячи тонн. 

Кооператоры ссылаются на то, что в прошлом году упор делался на работу с населением, а в текущем приоритеты поменялись. Как говорится, дай бог, хотя нестыковка торговли и производителя отпугнула последнего от производства многих овощей. 

Не менее важный вопрос — приемка продукции на реализацию. Довольно жесткие, зачастую даже необоснованные критерии учитывают интересы только продавцов, сетуют фермеры. Установленные эталонные характеристики продукта часто не отвечают даже реальным биологическим особенностям культуры, советует спуститься торговцам на землю Игорь Пакуш:

— Скажем, к огурцу открытого грунта предъявляются требования, аналогичные тепличной культуре. Поэтому наш с желтым бочком, который превосходно подходит и для салатов, и для закаток, даже в разгар сезона редкость. Оспорить результаты приемки в торговых сетях нам практически невозможно.

Но все же главную проблему фермеры видят в отсутствии резерва свободных площадей и, как следствие, недостаточное выделение земли. Этот вопрос актуален как для новых хозяйств, так и для давно работающих, которые стремятся наращивать объемы производства. Скажем, Владимир Крапивка прошел обучение в Голландии по меристемному методу выращивания картофеля, хотел бы этим заняться и поучаствовать в импортозамещении, о чем так много говорят. Но не найдут в Смолевичском районе 400 свободных гектаров.

klimovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?