Обыкновенный уникум

Игорь Бокий: В Рио хочу покорить и Олимпиаду, и Паралимпиаду

«Энерджайзер» из Бобруйска Игорь Бокий намерен постоять за Беларусь в Рио-2016 сразу в двух командах — олимпийской и паралимпийской

Итоги Лондона-2012 стали плачевными для здоровых атлетов нашей страны, неутешительными и для паралимпийцев. Ориентировались они на превышение результата Пекина-2008 (13 наград), а удостоились всего 10. И если б не феноменальное выступление дебютанта 18-летнего пловца Игоря Бокия, ставшего обладателем серебряной и 5 золотых медалей и установившего восемь (!) мировых рекордов, можно было бы вполне определенно говорить о фиаско и паралимпийской команды. Откуда появился этот белорусский самородок и как ему удалось достичь таких высот? Ответы на эти и иные вопросы мы и решили адресовать нашему герою, главной мировой сенсации Лондона Игорю БОКИЮ (на снимке).

— Игорь, с твоими физическими данными многое потеряли игровые виды спорта. Почему остановился на одной из самых медалеемких дисциплин, но отнюдь не очень престижной?

— В детстве у меня появились проблемы со зрением, и заняться плаванием посоветовал врач. Этот вид малотравматичен и энергоемок, что могло способствовать улучшению здоровья, а также снижению моей гиперактивности. К тому же отец Александр Антонович в свое время увлекался плаванием и даже преуспел на местном уровне. В плавательную секцию Бобруйска меня в 6 лет привела мама Елена Валентиновна. И мне повезло попасть в руки такого квалифицированного тренера, как Наталья Позднякова. Хотя поначалу относился к занятиям легкомысленно, за что неоднократно получал нагоняи. Но после первых соревнований отношение кардинально изменил. А три года назад, когда из-за проблем со зрением уже не имел права состязаться со здоровыми атлетами, посчастливилось начать сотрудничество с Геннадием Вишняковым по паралимпийской программе.

— Но ведь высокие тренировочные нагрузки — 2—2,5 часа два раза в день, 6 дней в неделю — могут и усугубить твои проблемы с глазами. Возможно ли восстановить зрение? Офтальмология ведь за последнее десятилетие достигла космических высот!

— Это прекрасно понимает Геннадий Алексеевич, поэтому дозирует интенсивность нагрузок. Соизмеряет с возможностями ученика, с состоянием мышечного тонуса, с моим возрастом. Он в совершенстве владеет современными методиками, о чем лучше всего свидетельствует подготовка многократного чемпиона Паралимпиад Романа Макарова. И неудивительно, что Вишнякову, впрочем, как и мне, неоднократно поступали заманчивые предложения из других стран. К тому же в последнее время мое зрение стабилизировалось на одном уровне. Заболевание это врожденное, диагноз мудреный, одним словом называется близорукость. К сожалению, в данном случае медицина еще не может оказать действенную помощь.

— В чем, по-твоему, причина неудовлетворительного выступления наших паралимпийцев в Лондоне?

— Кроме меня было еще 30 участников. И у каждого неудачника свой подтекст. Это могли быть психологическая неустойчивость, болезни и травмы, тренерские просчеты в подготовке, слабая материально-техническая база, короткая скамейка резерва. К примеру, в той же команде России в Лондоне было немало молодежи. Одной из хронических проблем паралимпийцев, равно как и здоровых атлетов, становится форсированная подготовка в последний год, а не планомерная — в течение всего четырехлетнего цикла. Нужно также учитывать и возросший уровень конкуренции среди инваспортсменов.

— Любопытно, почему твоим кумиром стал американский пловец Майкл Фелпс, истинность олимпийских достижений которого ставится под сомнение многими специалистами и болельщиками?

— Никогда на него не равнялся в человеческом плане. Воспринимаю только светлую сторону достижений. Медальные рекорды Фелпса, а он 18-кратный чемпион и 22-кратный призер Игр, — ориентир, к которому можно и нужно стремиться. Однако технику плавания этой звезды не копирую, она у каждого пловца индивидуальна. Знаю и про его «баловство» с марихуаной. Но у каждого человека бывают свои «прибамбасы»...

— Не пересекался ли в Лондоне с нашими именитыми пловцами-легионерами Романом Макаровым и Сергеем Пунько, в том числе и на голубой дорожке?

— Нет, они выступали в другом классе. Виделись каждый день. Ездили на соревнования в одном шатле. Призовыми за награды, установленными российским паралимпийцам, они были довольны. Так, за «золото» их премировали 110 тысячами евро. Наверное, были дивиденды и на региональном уровне. Сергей завоевал полный комплект медалей, Рома — одну, но высшую. Об условиях подготовки в России они не распространялись. Возможно, не без причин. Но оба были очень удовлетворены числом заграничных сборов, качеством и разнообразием спортивной экипировки.

— По возвращении с Паралимпиады ты заявил, что не прочь попробовать свои силы и в олимпийском Рио-2016. Но ведь для этого нужны веские основания: допуск по здоровью, выступление за национальную сборную, а главное, выполнение квалификационных нормативов?

— В текущем году принимал участие в двух чемпионатах Беларуси. Дважды побеждал на 200-метровке вольным стилем. Несколько раз был призером на иных дистанциях. В январе следующего года хочу принять участие в зимнем первенстве и улучшить рекорды страны на кролевых дистанциях, к которым больше всего предрасположен. До них мне осталось не так уж и много — секунда, полторы. И если задуманное свершится, надеюсь отобраться на главный старт сезона — чемпионат мира в Барселоне. А в последующем и в олимпийский Рио. Времени для осуществления этой мечты у меня предостаточно. Допуск на соревнования среди здоровых атлетов, думаю, вполне возможен. Выступают же среди них люди с проблемным зрением, в очках и линзах. А в Лондоне впервые в истории Игр участие принял бегун-ампутант на протезах Оскар Писториус из ЮАР. Паралимпиада-2016, разумеется, также остается в моих планах.

— Нет ли искушения попрактиковаться на тренерской стезе на 9-летнем братишке, который также увлекся плаванием? И почему ты предпочел заочную учебу на логиста-экономиста?

— Женя не только пошел по моим стопам, но и уже три года занимается у Натальи Поздняковой. Особого желания попробовать ее горький хлеб у меня пока нет. Хотя не пренебрегаю советами братишке, как техничнее исполнять гребок или пройти бортик. Особенно, когда тренируемся вместе в бобруйском СОКе «Лесной». Женька и сам быстро прогрессирует. В своем возрасте он смотрится лучше сверстников и даже ребят постарше. А заочную учебу на логиста-экономиста в БГУ выбрал, чтобы больше времени оставалось на тренировки, а также потому, что с детства нравилась математика. В средней школе всегда был среди отличников. Правда, в математических олимпиадах не участвовал, хотя и предлагали.

— Геннадий Вишняков характеризует тебя как жизнерадостного и коммуникабельного человека без комплексов. Да и твои личные увлечения — бильярд, фотодело, компьютер — из разряда хобби обычной молодежи. Что же тебя делает уникумом в бассейне?

— Я просто работаю с полной отдачей, стараюсь выполнять все установки тренера, не нарушать режим. Бывает, и в спортзале задерживаюсь, чтобы подкачаться. Но не перегибаю палку, иначе завтра в бассейне будешь выжатым лимоном. И конечно, нужно отдать должное Геннадию Алексеевичу, его познаниям своего дела, профессионализму и высочайшей квалификации.

— В 18 лет взрослая жизнь только начинается. А ты уже являешься обладателем самых больших премиальных в истории Беларуси среди всех олимпийцев и паралимпийцев. Не надумал уже, как ими распорядиться?

— Сейчас вот присматриваю трех-четырехкомнатную квартиру в Минске, где тренируюсь в последнее время, а также учусь в университете. Хочу перевезти сюда всю свою семью. Об автомобиле не думал, он пока мне без надобности. А в целом моими финансами заведуют родители. Не исключено, что часть средств потрачу на более качественную подготовку. В жизни все может произойти. Кстати, пару лет назад кто-то украл в бассейне мой спортивный инвентарь. Пришлось изыскать два миллиона, а по тем временам это были приличные деньги, чтобы обзавестись новым.

— История, в том числе и Беларуси, знает немало примеров того, как спортивные триумфаторы, преодолевшие огонь и воду, не смогли пройти испытание медными трубами.

— Намек понял. Но, думаю, мне это не грозит. В моей судьбе немногое изменилось. Да, был триумф в Лондоне, поздравление главы государства Александра Лукашенко, дома прошли чествования, в том числе и в средней школе № 27, где учился восемь лет. Иногда меня узнают на улице, просят автограф. Но такой известности, которой обладают некоторые наши здоровые спортивные звезды, как, к примеру, Александра Герасименя, Виктория Азаренко или Дарья Домрачева, мне никогда не достичь. Да и тяготит излишнее внимание к моей персоне, не люблю находиться под прицелом телекамер. Хотя со временем ко всему привыкаешь…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.27
Загрузка...