Обыкновенный цинизм

«Революции»: распивочно и на вынос
«Революции»: распивочно и на вынос

Поговорим о революции. Нет, не о Великой Октябрьской социалистической, которую поначалу воспевали, потом те же и затаптывали, теперь, кажется, утихомирились. Потому что хоть и с опозданием, но поняли, что если в прошлое ради ухарства стрелять из револьвера, то оно в ответ бабахнет из пушки... Поговорим о новейших «революциях».

Намеренно берем это слово в кавычки и вот почему.

Исход предвыборной борьбы между вполне законными соискателями президентского места гг. Януковича и Ющенко, строго говоря, нелепо именовать какой–то там «оранжевой революцией». Скорее правы те киевские остряки, которые говорили, что просто–напросто «миллионеры победили миллиардеров». Еще более смехотворно называть «революцией» смуту в Бишкеке. Там одни демократические баи не стали мириться с тем, что клика других демократических баев не делится и все прибрала к своим рукам. Разобрались по–восточному. Свистнули, гикнули, из дальних кишлаков прискакали родичи, набили сотню морд, разграбили десяток магазинов, начальники поменялись местами. Интересно, что в этот день в Минске какие–то недоросли вышли на проспект с плакатами «Чем мы хуже киргизов?». Вопрос, конечно, интересный. Этих молодых людей можно вполне успокоить — они ничем не хуже киргизов. Два чувяка — пара... Про Грузию говорить нечего. Там пока одни тбилисцы кушали лобио и запивали «Кахетинским», другие — ворвались в парламент и отправили в отставку Шеварднадзе. Эдуард Амвросиевич одинаково опротивел всем. И спокойным, и темпераментным.

Впрочем, во всех этих потешных событиях есть и кое–что общее: милиция и т.п. предпочитали не вмешиваться в скандалы, равнодушно глядя на «бой со стороны». Вполне понятно, почему. Кучма с компанией вызывал нервный озноб не только у непримиримых львовян, но и вполне добродушных одесситов. Поскольку создал клан, который на глазах бедной страны нагло богател и распухал. Кому охота защищать нуворишей? И в Тбилиси тихий дедушка Шеварднадзе вместе с братьями и кумовьями тоже успешно и с улыбкой переделил на неравные части все, что плохо лежит. Любимец Вашингтона Аскар Акаев каждым движением своих выдающихся бровей показывал, что не имеет к бизнесу никакого отношения, а озабочен рядовыми киргизами. Это так. Но за него орудовали жена и дочка с зятем, ставшие за 10 лет выдающимися олигархами в стране, где не водятся даже церковные мыши. Поскольку пали с голодухи.

Кто же будет защищать жирных котов?

Так что корректным будет любой термин: «борьба кланов», «мафиозные разборки», «передел собственности», кроме красивого слова «революция». Оно совершенно ни при чем. Иначе любое ограбление обменного пункта придется считать истинным проявлением демократии. Но тогда каждый «домушник» может в новосадской кутузке объявить себя «революционером» и на этом основании вступить в идеологические сношения с предводителем местной интеллигенции г–ном Колосом.

Зная, что у нас не любят простых истин, можно хмуро признать, что прогрессисты и дальше будут талдычить про «революции». Потому что сильное это слово. Вообще, интеллигентная публика всегда тяготеет к безопасным, но острым ощущениям. Приятно, например, сидя на диване, взять гитару, смахнуть пыль и спеть жене Маше что–нибудь уркаганское, типа «идут на Север срока огромные...» Глядишь, и забудет Маша про анемичный торс и вялое брюшко супруга и хоть на минуту будет думать о своем никчемном Алесе как о романтическом Каскарилье, который «скромно одетый, с букетом в петлице, в сером английском пальто»... И ругается потому интеллигент матом охотнее и звонче иного грузчика из «Бакалеи». Чтобы произвести впечатление матерого и бывалого. Правда, когда видит проходящего старшину, тут же прячет в воротник голову до ушей и приятно улыбается. И вот, к примеру, один скромный культуртрегер, боящийся, как говорится, дверного скрипа, вдруг выступает со статьей. Поминает сатану, клеймит всех плохими словами, перекрикивает себя: «Пусть сильнее грянет буря!» На баррикады, мол, товарищи, бярыце, мол, хлопцы, стрэльбы. Злая пародия на Буревестника. Но кто не знает что, завидев где–нибудь баррикаду или хотя бы приняв за нее пустые ящики из–под яблок «джонатан», этот тишайший заслуженный работник культуры скоренько запрется в квартире и даже провернет во всех направлениях ключ? Для полной страховки. Но звать других на «баррикады» мастак. И подобных ему в Минске немало. Парторги и лауреаты Государственных премий времен застоя, подлинные мастера интриги и утонченного холуяжа! С начала 90–х годов эти ребята самым чудесным образом загримировались под потомственных демократов. Некоторые даже объявили, что происходят по прямой линии от К.Калиновского... Вот же крапивное семя!

Некоторое лирическое отступление сделано для того, чтобы показать, сколь искусны в манипуляциях те, кто сегодня подзуживает других к свершениям «революций». Не надо, друзья, обманываться ни их возрастом, ни затрапезным внешним видом. Они еще — о–го–го! Многие подпитываются самым сильным допингом. Реваншем. Ведь это их восточный ветер выбросил в 1991 году из больших кабинетов, их отогнал доской от корыта Александр Григорьевич за разные некрасивые делишки... До нервной сыпи они мечтают вернуться за большие столы с телефоном–вертушкой и за это готовы биться до последней капли крови. Чужой, естественно!..

Итак, вернемся к «революциям», тем, кто их делает и успешно продает на просторах СНГ. Французский журналист Венсан Жовер поставил целью не только найти этих ловких коммивояжеров, но и получить ответ на некоторые вопросы. Например, что это вообще и откуда взялась международная шайка продавцов «революций», каковы технологии их уникального ремесла, кто оплачивает грязную работу?

Журналисту вполне удалось его расследование.

Дело в том, что нынешние экспортеры передовых идей ничем не напоминают классических революционеров XX века Троцкого, Че Гевару либо Мао. Они не прячутся на конспиративных квартирах и горных землянках, не имеют париков и приклеенных бород. Они носят костюмы от Дольче Габбана, буржуазные часы «Вашерон Константин», рассчитываются в отелях золотыми карточками. Они чистой воды бизнесмены и не стесняются ни бога, ни черта, ни тем более какого–то французского журналиста. Они неплохо поработали в Тбилиси, Киеве, пополнили личные банковские счета и сейчас хищно присматриваются к Москве, Алматы и Минску.

Оставим в стороне иные столицы. Про Минск скажем кратко: ребята, не суетитесь! Бесполезно. И не только потому, что белорусов трудно провести на мякине. Власть в Минске отличается от семеек Шеварднадзе — Кучмы — Акаева куда более разительно, чем буржуазная мелкота от бессребреника Че. В Минске дешевые трюки, с восторгом подхваченные полуголодными и злыми бишкекцами, не пройдут.

Но какими же увидел коммивояжеров от демократии Венсан Жовер? Фактология француза актуальна потому, что всегда полезно знать мысли тех, кто хочет тебя облапошить. Каждый серьезный военачальник подтвердит простенькую мысль, что для успешной борьбы с недругами необходимо знать их планы и методы ведения войны.

Поэтому послушаем мсье В.Жовера.

Их, продавцов «революций», всего лишь горстка, всего–навсего несколько десятков. Но будет неправильно уменьшать масштаб этого диверсионного отряда специального назначения.

Новые миссионеры — сербы и словаки, грузины и украинцы. Они претендуют ни много ни мало на то, чтобы провести «демократизацию посткоммунистического мира». Общим языком для них стал английский. Чаще всего они работают в западных институтах и организациях, в основном американских. Их деятельность курирует Вашингтон. К тому же некоторые из них были посвящены в сан «чемпионов свободы» лично Джорджем Бушем. Чтобы продвигать свой бизнес, у этих «революционеров» есть уникальное «ноу–хау»: тонкая смесь насилия, маркетинга и денег со стороны. В основном американских.

Все они считают своим долгом «экспортирование» этой магической формулы. Почти для всех это средство существования, и хотя они отказываются говорить, сколько зарабатывают, но — немало!

С некоторыми представителями спецназа журналист встретился в Белграде и в Тбилиси, а также в Братиславе и Киеве. Они в деталях изложили свои рецепты.

Самого опытного из них зовут Павел Демеш. Он словак, ему 49 лет, и он одним из первых вступил на этот путь. В 2000 году он (тайно) координировал программу иностранной помощи свержения Милошевича. В прошлом году он — также конфиденциально — был советником украинских «революционеров». Он руководит в Братиславе восточноевропейским отделением очень влиятельной и, конечно, американской неправительственной организации, «German Marshall Fund». Заметим, что термин «неправительственный» чаще всего служит политологическим фиговым листком, — деньги «общественники» получают прямиком из Вашингтона, который выделяет их решением американского конгресса.

Узкая, тщательно подстриженная короткая бородка, английский язык; Павел Демеш говорит, что большинство их «клиентов» напоминают крабов. У них прочный панцирь, но у всех есть одно уязвимое место: возможность нанести удар во время выборов. «На протяжении всей предвыборной кампании, — говорит Демеш, — соответствующая пресса следит за каждым их шагом. И поскольку они отказываются стрелять по толпе в прямом эфире Си–эн–эн, то именно в этот момент их можно свергнуть». Не правда ли, очень просто и очень цинично? А если б какой–нибудь «клиент» все же выстрелил? И попал в Демеша? Но это вряд ли. Он не ходит по площадям. Он — серый кардинал. Ему не бывает больно.

Демеш продолжает развивать тему «свержений».

Успех основан прежде всего на демарше. «Это одновременно вопрос этики и эффективности, — объясняет Демеш. – Ненасилие дает моральное превосходство и влечет за собой поддержку других». Второй ключ к успеху — в методе действия, который повторяется из раза в раз. «В день голосования, вечером, — рассказывает Демеш, — собираются «доказательства». Хорошо известно, что это за «доказательства». Либо проплаченные и высосанные из указательного пальца результаты «экзитполов», либо иные мониторинговые трюки, которые за деньги изготавливаются в соседнем офисе. Эти сведения очень быстро распространяются по всей стране. Помогают прикормленные журналисты, социологи и провайдеры Интернета. И сразу же тысячи подготовленных и вооруженных чем попало людей выходят на улицы. Они берут под контроль государственные учреждения. «И поскольку полиция не стреляет, дело сделано».

Это — в теории. Чтобы узнать, как дело обстоит на практике, журналист предложил сербу Срдже Поповичу раскрыть карты. В свои 32 года этот человек с изможденным лицом и кругами под глазами — фигура известная. Он был организатором первого «революционного движения» XXI века, ставшего прообразом всех других: в октябре 2000 года его «Отпор» («Сопротивление») после бомбардировок Белграда с воздуха сверг Милошевича. С тех пор за советами к Срдже Поповичу обращаются почти отовсюду, «даже из Зимбабве». Чтобы удовлетворить спрос, он открыл бюро экспертов по революции, «Canvas Group». «Это частный бизнес, — признается он, — но бюро зарегистрировано как неправительственная организация, чтобы не платить налоги». Годовой оборот? «Коммерческая тайна». Нехорошо лезть в чужие тайны. Но хорошо известно: г–н Попович сегодня — один из самых богатых людей Сербии. Тем более что предпочитает не платить налогов. Сейчас он не вспоминает, как писал когда-то пламенные декларации о «нечестных капиталах» Милошевича и Аркана. Зачем?

Сидя за столом в «Movie Bar», модном заведении в центре Белграда, владельцем которого он является, Срджа приоткрывает секрет: «Для успеха революции необходимы три вещи: организация, организация и еще раз организация. Я добавлю к этому: нужна молодежь, молодежь и еще раз молодежь. Почему? Потому что молодые — энтузиасты, они смелы и власть мало может воздействовать на них: у них нет ни детей, ни работы, ни богатства, им нечем дорожить». Есть еще одна причина, более прагматичная и, прямо скажем, циничная: «Каждый раз, когда режим принимается за молодежь, — говорит этот гуманист, — он поворачивается спиной к их отцам, дедам, дядям и тетям, друзьям... Короче говоря, ко многим, в том числе и к своим верным сторонникам. А именно это и есть искомая цель». Переведем эту извилистую мысль на более понятные слова: пусть будут избитые и даже убитые. Ничего. Бухгалтерами «переворотов» они внесены в сметы «боевых потерь». О них можно забыть. Главное — вызвать цепную реакцию и отработать деньги.

«Хотите, расскажу одну хитрость? — продолжает с улыбкой Попович. — На манифестации, которая обещает закончиться столкновениями, поставьте в первые ряды молодых девушек в белых блузках. И ждите атаки полиции. Эффект гарантирован: после нескольких ударов на белых блузках будет немного крови или даже много... И получатся превосходные кадры, которые обойдут экраны всего мира... И режим будет дискредитирован». Скромно заметим, что даже великому провокатору попу Гапону далеко до этого хитрого «технолога», его можно сравнивать разве что с теми, кто поджигал рейхстаг...

Успешная «революция» разворачивается по сценарию столь же точному, как компьютерная программа. Первый этап, объясняет Попович, «задолго до выборов нужно создать группу крайне заинтересованной молодежи, которая и станет наконечником копья». Для этой группы нужно подобрать имя. Какое? Об этом может много рассказать еще один специалист по «мокрым делам» Александр Марич. Вместе с тремя другими ветеранами «Отпора» этот 30–летний серб создал в Белграде еще один экспертный кабинет по революциям, он сегодня конкурент Поповича.

Дальше события развиваются так: «брэнд» запускается. Вот пример кампании–блицкрига. Весной 2003 года Фонд Сороса (без него никуда. — Авт.) отправил Александра Марича и его команду в Грузию, они должны были стать советниками Бурджанадзе, Жвании, Саакашвили, который тогда еще хоть и целовал руки своему патрону Шеварднадзе, но уже видел себя в его кресле. Грузинских представителей было около 20, и они уже выбрали имя: «Кмара!» (четыре буквы, означающие «довольно!»). Оставалось «продать» этот лейбл по всей стране. Бизнесмены из Белграда предложили план: молодые грузины–энтузиасты немедленно привели его в исполнение. Апрельской ночью они расклеили сотни плакатов с надписью «Кмара!» на главных улицах Тбилиси и в девяти других городах. Результат превзошел все ожидания, на рассвете вся страна только и говорила, что об этих плакатах! Потерявший нюх старый чекист Шеварднадзе расслабился и угодил в ловушку. Вместо того, чтобы проигнорировать эти «каракули», он выступил с разоблачениями на телевидении, сделав неожиданную рекламу небольшой группе, которая показалась всем массовым движением.

Смелость города берет, а наглость — парламенты!

Но есть большая проблема: где найти деньги. Поскольку скоро группе понадобится печатать тысячи листовок, наклеек, выпустить майки с надписями, создать интернет–сайт, купить картриджи, мобильные телефоны, плакаты... Потребуется также организовывать собрания своих сторонников, которые слетятся со всех концов страны на запах халявы и приключений. Для этого кому–то необходимо заплатить за сотни билетов на поезд, за ночи, проведенные в гостиницах, за аренду помещений, за питание. Бесплатно даже птички не поют! Тем более «идейные революционеры»! И потом потребуется оплата услуг иностранных консультантов — куда же без всех этих «соросовских», «посольских», «неправительственных» и т.д. и т.п.

Короче говоря, необходимо найти «всего лишь» несколько миллионов долларов.

Большие деньги можно найти только за границей, конкретно в Вашингтоне. Там всегда найдется МакКейн, который выхлопочет нужную сумму. Он – мастер тушить чужие пожары керосином.

Взять, к примеру, Киев. Обращения в США, к крупным частным фондам и общественным организациям (USAid и National Endowment for Democracy) действительно начались еще с осени 2003 года, то есть за год до событий. Под разговоры о «политкорректности» и «праве народа на выбор», «невмешательство во внутренние дела» словак Балаш Ярабик помогал украинской группе «Пора» в поисках субсидий по ту сторону Атлантики. За это Ярабик получал деньги — коммерческий процент — от американской организации «Freedom House», которая не хотела в одиночку финансировать «Пору». Да, в революции, как и в бизнесе, все нередко начинается с совещания инвесторов... «Революция — это рынок с высокой конкуренцией», — говорит Ярабик, получивший высшее образование в Колумбийском университете. Лидеры демократических групп должны отправляться в Вашингтон, чтобы лучше «продать себя» фондам, дающим капитал. Чтобы приготовиться к этому большому экзамену, приходится оттачивать свою аргументацию, готовить планы и финансовые таблицы... Короче, бизнес есть бизнес и здесь нет разницы: продавать «сникерсы» или предлагать сюжеты по свержению неугодного США правительства.

Следующим этапом, отмечает французский журналист, является набор «активистов». Получив первые деньги, в провинцию отправляют коммивояжеров революции нести «благую весть». От собрания к собранию они должны вновь и вновь говорить, что все возможно, что надо быть решительнее, что им уже удалось свергнуть не одно правительство. Так находятся десятка два молодых людей, готовых принять участие в оплаченных авантюрах. Как дать им мотивацию — на это у каждого свои рецепты. Серб Синиша Сикман всегда отправляется в турне, как, например, в прошлом году — в Беларусь, с небольшим дорожным чемоданом. «Внутри у меня полный пропагандистский набор: наклейки, майки, шары с логотипом «Отпор»... Правда, в Минске у него ничего не вышло, Синиша вылетел раньше собственного визга. Хотя в офисах некоторых партий привычно кричали: «прекратить репрессии против мирного серба, произвол»... Но пусть этот горячий парень посидит дома…

Обычно семинары «для актива» проводятся тайком, подальше от посторонних глаз. Организуют их часто на свежем воздухе, за городом в бывших пионерских лагерях. Чтобы не вызывать подозрений, говорят о себе, что мы, мол, группа, отправляющаяся на отдых. И атмосфера, создаваемая на собраниях, напоминает одновременно «Club Med» и занятия по военной подготовке. Так, в Грузии летом 2003 года за три месяца до «революции роз» «Кмара!» собрала 700 своих активистов в пионерском лагере, недалеко от Тбилиси. «Корпуса пришли в полную негодность, не было даже водоснабжения. Однако мы хорошо повеселились!» — рассказывает журналисту один из лидеров группы, Георгий Канделаки. Легко представить: днем — беседы о либеральных ценностях, ночью — оргии. Облико морале! Сексуальный опыт – в массы!

Точно так же в августе 2004 года молодые украинцы из движения «Пора» собрались на четыре дня в пионерском лагере в Крыму, на берегу Черного моря. Упомянутый Павел Демеш был там, он помогал разработать стратегию: «Мы собирались небольшими группами на пляже. И мы даже спали на песке или в коттеджах. Это было прекрасно!» Порадуемся за молодящегося ловеласа и мы, ибо совмещение полезного с приятным — тоже характерная черта «революционеров». Тем более что за все Вашингтоном уплачено!

Иногда по размаху и блеску эти «семинары» напоминают конгрессы общества любителей машин «Роллс–Ройс». 24–летняя Кето Кобиашвили тоже поделилась с журналистом воспоминаниями. «В апреле 2004 года, — рассказывает эта милая во всех отношениях дама, — одна голландская организация направила меня в Одессу, чтобы собрать около 30 молодых людей, подготовить и воодушевить их. Это происходило в шикарном отеле, где я жила в отдельном номере в течение 2 недель. Более того, я получала по 250 евро. Мечта!» Можно только вообразить, как и в каких формах «воодушевляла» любознательных молодых людей знойная Кето. Но это еще не все. «Через несколько месяцев после этого Фонд Сороса организовал семинар для казахских активистов в Алматы. И там мы собирались в большом отеле. Все было в нашем распоряжении: камеры, чтобы готовиться для интервью, и даже аппаратура, чтобы глушить микрофоны, которые казахская тайная полиция не преминула разместить в зале заседаний». И опять же — по 250 евро командировочных. Плюс харчи, плюс молодые люди.

Но продолжим вникать в «технологии».

Следующий этап заключается в проведении двух кампаний по привлечению внимания общественного мнения. Это самая сложная фаза, здесь требуется наибольшая тонкость. Цель первой кампании: задурить голову неосведомленным гражданам. Цель второй: «разоблачение режима». В каждой кампании свой лейбл, свои лозунги, свои буклеты... Эти две операции осуществляются одной группой активистов, но внимание: об этом не должны знать. «В противном случае первая кампания, которая должна быть нейтральной, будет сорвана», — объясняет Дмитрий Потехин. Невысокий, в круглых очках, этот 29–летний украинец был одной из ключевых фигур на Майдане. После победы Ющенко он сразу же отправился в Молдову, чтобы обратить ее «в свою веру». Но там ничего не получилось. Вернулся домой, горит желанием побывать в Минске. Этот прозелит — профессионал маркетинга. «Вести две операции одновременно и тайно, — рассказывает он, — это очень трудно. В движении «Пора» нас было так мало, что активисты должны были в течение дня несколько раз переодевать майки, распространяя листовки той и другой кампании...» Да еще прикидываться законопослушным гражданином...

Этап номер шесть. Совершать на улицах разные эффектные действия и в случае чего кричать: «Я не я и шапка не моя!» Цель: «разбудить» граждан и раздразнить полицию. Наиболее предпочтительный метод: организация флэш–моб. «Это столь короткие собрания большого числа людей, что полиция не может никого остановить», — объясняет Дмитрий Потехин. Для примера? Пятнадцать членов революционной группы переодеваются в «каторжников» и надевают серые пальто. С помощью SМS они назначают встречу на главной улице столицы в момент, когда там столпотворение. В назначенный час они снимают пальто и становятся похожими на каторжников. Они выкрикивают по несколько раз: «Я голосую за Х!»; Х, разумеется, является местным политиком, которого нужно дискредитировать. Затем манифестанты надевают пальто, уходят во «чрево» метро и исчезают без следов. Провокация удалась. Результат обеспечен. Полиция в бешенстве. «Революционеры» пьют пиво и посмеиваются...

Оплаченные Вашингтоном инструкторы, которые на словах «несут демократические ценности», не гнушаются и таких приемов, как создание конспиративных групп боевиков-погромщиков. Серб Милош Миленкович учит азам подпольной деятельности своих белорусских или азербайджанских клиентов. «Это классические «трюки» сопротивления, — говорит этот 27–летний весельчак, — руководить революционной группой должен не один человек. В противном случае ее деятельность может быть парализована в случае его ареста. Решение: организовать коллегиальное руководство, то есть распределить лидерские функции между несколькими ответственными лицами, которые не знают деталей того, что делают другие». Другой пример: «Чтобы перепутать схему управления, нужно каждую неделю менять официального представителя». По мнению Миленковича, следует поддерживать эту атмосферу секретности. «Молодых привлекают таинственные организации, — говорит он, — это очарование тайны позволяет преодолеть отчаяние и присоединиться к группе, которую власть считает террористической». Впрочем, Миленкович здесь не оригинален насчет совращения молодежи и вовлечения ее в тергруппы. Один немецкий мыслитель еще в 30–е годы XX века тоже говорил, что мечтает иметь такую молодежь, которой не писаны законы, а если она кого–нибудь и прихлопнет — ничего страшного. Главное — результат. Фамилию называть не надо? Угадайте с трех раз. Она начинается на букву Г.

Планируя погромы, инструкторы учат управлять толпой и упаковывать ярость в нужное русло. «Для этого есть много ниточек, — уточняет Милош Миленкович, — во время манифестации молодые никогда не должны чувствовать себя в изоляции, они постоянно должны находиться в физическом контакте с другими. Нужно также, чтобы они пели и не слышали вызывающий беспокойство шум полиции или солдат. Чтобы скрыть присутствие многочисленных вооруженных людей впереди демонстрации, можно развернуть большой транспарант в начале шествия. Он помешает манифестантам увидеть пугающее их скопление военных». Очень рекомендуются концерты рок-групп. А музыканты порой ведут себя, как певчие птички - лишь бы была публика. О том, что концерты провоцируют кровь, мальчики с гитарами не задумываются… Другая уловка: заверить, что в аресте нет трагедии. На семинарах наставники начинающих революционеров организуют репетиции полицейских облав. Одни выступают в роли полиции, другие — в роли манифестантов. На семинарах учатся отвечать уклончиво, никогда не проявлять агрессии, даже улыбаться. Разрабатывается также стратегия поддержки арестованных ранее. «Те, кто не был арестован, должны знать, к кому обращаться, к какому адвокату, в какую неправительственную организацию, к какому местному или иностранному журналисту. У них должен быть список активистов, с которыми можно связаться и которые затем сами свяжутся с ними, чтобы организовать манифестацию перед полицейским участком, о которой будут говорить в СМИ», — говорит Георгий Канделаки, объяснявший в прошлом году эти правила казахам. Этот специалист по политическим наукам, выпускник, естественно, американского университета — неужели там учат и этому? — делает вывод: «Таким образом, мы обращаем силу противника против него самого».

Задумайтесь над этой формулой... Именно так готовятся безжалостные и наверняка готовые на бесчинства штурмовики.

И так, все на своих местах: американские деньги получены, поделены, активистов набирают и обучают, распространяется несколько тысяч листовок, организуется несколько флэш–мобов, и «движение» готово к нанесению ударов. Когда должны начаться выборы, «революционеры» уже готовы их опротестовать. Боевики готовы бить и громить. Работа наставников закончена. Редко кто из них участвует в событиях как таковых. Они сделали черное дело и отбыли на безопасное расстояние. Пусть рискуют другие. Машина запущена. Красивые слова можно упаковать в кейсы... Теперь очередь штурмовиков, поджогов, избиений, террора.

Сегодня у коммивояжеров демократической революции новые цели. Они готовят новые перевороты. Чтобы ускорить процесс, они намерены создать в Киеве новый центр по распространению «революции» под названием Международный институт демократии. В феврале 2005 года инициатор создания института, некто Владислав Каскив, представил свой проект лично Джорджу Бушу. «Я сказал ему, что хотел бы, чтобы этот институт протежировали и курировали бы такие известные лица, как Вацлав Гавел, Лех Валенса или Мадлен Олбрайт», — говорит этот бывший лидер движения «Пора», который после «оранжевой революции» сменил джинсы на темный костюм с галстуком. Каскив имел счастье произвести впечатление в Белом доме: американцы, похоже, обещали помочь ему, в том числе и финансами. Первый визит Каскив пожелал нанести в Казахстан. Но слава о нем, увы, перешагнула Майдан, и любителю переворотов показали на дверь...

Но Баку и даже Минск, не говоря уже про Алматы, — слабый приз для «экспортеров». Их цель — Москва. За свержение Путина в «неправительственных организациях» им обещают миллиарды.

В конце 2004 года фонд «Freedom House» назвал Россию в числе стран, «не являющихся свободными». Это произошло впервые после распада Советского Союза. Добавить российского Президента в коллекцию своих трофеев — это мечта всех «переворотчиков». Более того — в этом их высшая цель. Некоторые уже работают советниками в зарождающихся «революционных» группах. Этим летом предусмотрено проведение семинаров в Крыму и в самой России, в месте, которое пока держат в секрете. Но свергнуть хозяина Кремля — затея нелегкая. Кажется, что он держит твердой рукой свои спецслужбы. Он открыто поддержал действия Каримова в Узбекистане и дал таким образом понять, что не испугается, если сочтет нужным дать погромщикам твердый отпор. Наконец российский Президент нашел два способа сорвать деятельность «активистов». Он создал свою собственную молодежную организацию. Это копия движений «Отпор», «Кмара!» и других — то же двухсложное название «Наши», те же майки, те же улыбки. Но программа — государственная, выступления жесткие. И это еще не все. ФСБ, хоть и с опозданием, взялось за работу: агенты внедряются во все группы протеста и создают другие, очевидно поддельные, чтобы спутать карты. Надо думать, что в Москве международным «демократическим» агентам будет нелегко, Москва, когда припечет, слезам не верит...

После знакомства с кухней организаторов, вдохновителей и исполнителей «переворотов» остается много вопросов. Первый: коммивояжеры демократии — являются ли они обыкновенными агентами Вашингтона? Если говорить начистоту — это правда! Они работают на американские организации и не скрывают этого. Очевидно, что Белый дом Джорджа Буша видит в них векторы своей «soft power», пешки в геостратегической шахматной партии, которую он разыгрывает с Россией, желая ослабить, а то и развалить своего извечного геополитического соперника. Понимают это в Москве? Последние заявления В.В.Путина говорят — да, понимают...

Конечно, эти господа из числа «технологов», разбуди их ночью, будут говорить о «цивилизованных принципах», «позиции» и прочей ерунде. Но их цинизм, их готовность за деньги свергать хоть коммуниста Воронина, хоть либерала Акаева говорят сами за себя.

Второй вопрос: были ли прошедшие «революции» действительно народными или стали делом рук нескольких профинансированных США активистов и их острых аморальных технологий? Исследование французского журналиста показывает, что они были подготовлены заранее небольшим ядром купленных активистов. Чтобы побудить народ, «зажечь» его, эти наемные группы прибегали ко всем известным ныне техникам агитпропа и низким манипуляциям. Надо признать, что на эту дьявольскую и гремучую смесь покупались многие, порой субъективно честные люди.

Однако возникает еще один, последний, вопрос: а что будет после «революции»? Другими словами, что произойдет через несколько лет с народами, которых облагодетельствовала американская агентура? Не попадут ли новые «демократические» руководители в ту же колею, что и их предшественники, которые, следует напомнить, пришли к власти также на волне народных восстаний? Грузия, Тбилиси. Джордж Буш, как мессия, был там принят 10 мая. И что? Ситуация в этой стране более чем проблематична: многие лидеры «восстания роз» 2003 года уже выступают с разоблачениями возврата к коррупции и милитаризму новой власти. А сам Саакашвили, получив оплеуху в Сухуми и Южной Осетии, не сумев поднять экономику, пытается заработать на «экспорте революций» и предлагает себя в качестве распространителя «новых идей» для Беларуси. Это и смешно, и грустно. Потому что рецепты «алхимиков» становятся средством для сладкой жизни не только циничных проходимцев и проходимок, но и для некоторых государственных деятелей. Уже собирается увесистый список: Саакашвили, Немцов, кое–кто из Киева...

Политическое казино продолжает принимать ставки! Но – все карты в этом казино — крапленые!

Некогда Юлиус Фучик восклицал: «Люди, будьте бдительны. Я любил вас!» Вроде бы давно это было, а ведь не утратило актуальности и поныне.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?