Обвиняемый по делу о стрельбе в новогоднюю ночь не признает вины. Репортаж из зала суда

В Минске начался суд по громкому делу. По факту сопротивления помощнику дежурного городского отдела милиции №1 Московского РУВД, когда сотрудник вынужден был стрелять в пьяного дебошира в подъезде жилого дома по проспекту Любимова.

Произошло это в минувшую новогоднюю ночь, точнее уже утром 1 января. После того, как в 6.40 утра по спецлинии 102 сообщили: в квартире дома шумят и мешают отдыхать. По адресу был направлен сотрудник ГОМ Руслан Соловьев. Он позвонил в дверь, открыл молодой человек Андрей Гаврош. Уже на лестничной площадке на просьбу перестать мешать соседям, а позже - пройти в отделение - внезапно ударил сержанта в грудь, стал бить головой о стену. 

Обвиняемый Андрей

В итоге Андрей попытался выхватить табельное оружие милиционера. Об этом сразу после случившегося сообщал представитель ГУВД Александр Ластовский. Сотрудник предупредил, что будет вынужден применить оружие, если нападавший не успокоится. Однако нарушитель схватил работника ОВД и пытался забрать пистолет. Закончилось тем, что сержант, борясь, произвел предупредительный выстрел в сторону. А когда и это не действовало, дважды выстрелил в агрессора, стараясь причинить ему наименьший вред. 



Оба участника этого конфликта в итоге были госпитализированы. В  произошедшем разбирались следователи, эксперты, прокуроры, а теперь и суд. В отношении дебошира было возбуждено уголовное дело. Он был взят под стражу. Милиционер признан по делу потерпевшим.

Участники не стали возражать, чтобы судебное следствие велось в открытом режиме. Судья разъяснила сторонам их права и обязанности, перейдя к изучению обстоятельств.

Обвиняемый заявил, что по предъявленному обвинению виновным себя не считает.



Милиционер рассказал суду, что открывший дверь молодой человек явно был в состоянии алкогольного опьянения, имелся спицифический запах:  

– Можно сказать,что минчанин вел себя агрессивно. На просьбу вести себя тихо, сказал, что шумел и будет шуметь. Потом... послал меня. Сказал, что разобьет мне голову. Далее обвиняемый сделал шаг назад и ударил меня ногой в область живота. Дальше он взял меня за горло. Начал бить моей головой об обрамление лифта.

Сотрудник говорит, что почувствовал в тот момент головокружение. 

– Затем продолжил наносить удары по голове кулаком одной руки. Второй схватил за ворот куртки. Я попытался оттолкнуть напавшего и ударил его в область грудной клетки. Он отошел, но потом снова схватил за одежду и левой рукой взял за кобуру. Я его оттолкнул, тогда и заметил, что клапан кобуры уже открыт и я понял, что обвиняемый пытался выхватить оружие. Я его достал, снял с предохранителя, дослал патрон в патронник. И предупредил: прекрати или я буду стрелять. На что он подошел ближе, схватил оружие одной рукой, второй схватил меня за ворот моей одежды. Пистолет он тянул к себе.

Милиционер Руслан

Я – к себе. Произошел выстрел. Пистолет был направлен вниз. Обвиняемый не отреагировал, продолжал тянуть пистолет вниз. После этого была борьба и еще два выстрела.

– Куда? – уточнила гособвинитель.

– Не могу сказать, все происходило в борьбе, хаотично. Человек начал оседать на пол. О случившемся я сообщил в дежурку и стал ждать сотрудников. На место прибыли три сотрудника департамента охраны.

– Почему вы сразу не оказали обвиняемому помощь ,когда он оседал на пол после выстрелов? – спрашивает гособвинитель.




– Нет, возле него были люди, сложно было подойти.

Как вы объясните выстрел обвиняемому в стопу? 

 Видимо, в какой-то момент рука с пистолетом была направлена вниз. Была борьба, – пояснил милиционер.

Адвокат обвиняемого интересовалась у потерпевшего, как давно тот служит, где учился, каким спортом раньше занимался и как успешно, почему не служил в армии. Парень отвечал.




– Правильно ли я понимаю: вы владеете навыками рукопашного боя? Техниками? – спросила адвокат.

 Да, все верно.



Адвокат продолжила:

– Часто ли вы раньше выбывали на вызовы?

 – Довольно часто.

– А один-два?

– Прежде один не выбывал.

– Обязательны ли были к исполнению в этот раз данные вам указания от оперативного дежурного выбывать на вызов одному?

– Да, на тот момент я был в его подчинении.

– Вы спрашивали по поводу того, что вы один?

Я уточнил. Мне ответили, что пока больше никого нет, что нет возможности выбыть кому-то еще.

Защитник продолжила:

–Видел ли Гаврош,что вы достали оружие?

– Думаю,что да. Это было перед ним, он был ко мне лицом.

– Выстрелы вами производились осознанно?

– Первый - да. Второй и третий - нет, была борьба.

–Почему не было предупредительного выстрела?

– Я пытался отвести пистолет в сторону, -  ответил адвокату сотрудник.

По просьбе адвоката, в суде огласили показания, которые давал сотрудник во время предварительного следствия, поскольку имелись неточности в показаниях, данных в суде.

Отвечая на уточняющие вопросы, сержант милиции ответил: "При применении оружия в то утро, я руководствовался законом об органах внутренних дел, статьей о применении и использовании оружия".

Опрос потерпевшего продолжится после перерыва, в 14.15.

Близкие обвиняемого не стали комментировать ситуацию, отметив, что это будет преждевременно. «Знаю точно, что Андрей не виноват», –только и сказала журналистам его мать.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Версия для печати
Вертикаль
Во первых пистолет марки "ПМ" это оружие самообороны от преступника с "холодным" или огнестрельным оружием. Компенсировать выстрелом в упор просчёты командира не совсем правильно. Зачем играть в "Рэмбо" когда есть ОМОН? Лучше снабдить постового помимо прочих спецсредств, сигнальной кнопкой и звуковой сиглализацией, что бы даже у пьяного человека заложило барабанные перепонки. Это безопасно и отпугнёт нарушителя. Ходить в патруле надо по двое или по трое и страховать товарища от удара в спину.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?