Общество средней зажиточности

Китайское экономическое чудо: 30 лет на пути преобразований

Китайское экономическое чудо: 30 лет на пути преобразований


Горсточка риса и Мао портрет — при слове «Китай» у многих возникает именно такая ассоциация. И хотя портрет «великого кормчего» действительно украшает главную площадь страны, с горсточкой риса китайцы попрощались 30 лет назад. Выступая в декабре 1978 года на пленуме ЦК КПК, Дэн Сяопин объявил о начале политики реформ и открытости.


«Ситуация в стране в то время сложилась критическая, — рассказывает свидетель исторических преобразований Чжу Чжихунь. — Почти 80% населения существовали менее чем на один доллар в день, ВВП на душу населения был 55 долларов в год. Трудное было время». Самому Чжу был тогда 41 год, в полученной от государства маленькой квартирке жил с женой Ван Сяофэн (она работала в Институте микробиологии) и тремя сыновьями (политику ограничения рождаемости государство введет позже). В общем, жили бедно — как все, но мечтали о светлом будущем — тоже как все.


Все основные продукты питания — рис, мука, мясо, яйца, растительное масло — выдавались по талонам. У Чжу сохранилась красная книжка, по которой отоваривались в магазине: в месяц одному взрослому полагались 6 кг риса, 1 кг мяса и 1 кг яиц (в Китае и сейчас яйца продают на вес, а не по десяткам). «А посмотрите сейчас, — говорит Чжу, — все есть в супермаркете. Все, все, все есть неограниченно». Жена подсказывает русское слово: «Изобилие». «Да, — легко соглашается Чжу, — изобилие продуктов».


Отвлекусь на мгновение. Чжу Чжихунь и Ван Сяофэн прекрасно говорят по–русски: в конце 1950–х пять лет учились в Харькове, там и познакомились. Вернулись на родину в 1960–м, поженились. Мне захотелось встретиться именно с их семьей, потому что в ней, как в капле воды, отразились все китайские реформы. 30 лет назад Чжу Чжихунь получал 68 юаней в месяц (тогда это было примерно 25 долларов). Теперь его сыновья зарабатывают ежемесячно почти полторы тысячи долларов каждый. Один сын учился в Великобритании, там же окончил аспирантуру, теперь он мой коллега — работает на Пекинском радио. «Он вел прямой репортаж с церемонии зажжения олимпийского огня в Греции», — гордится отец. У сына–журналиста собственная квартира. Собственные жилье и автомобиль стоимостью 50 тыс. долларов есть и у другого сына. Третий живет в южной провинции Гуандун, самой активной в деле реформ, работает на совместном предприятии.


В жизни каждого китайца, рассказывает Чжу, четыре вещи стоят на первом месте: еда, одежда, жилище и средство передвижения. Именно потому, что китайцы практически никогда не ели досыта (попробуй–ка прокормить 22% мирового населения, когда пахотный клин — всего 7% от мирового!), реформы начались с села, где и сегодня живет почти 700 млн. человек. От коллективных методов борьбы за урожай решили отказаться, землю передали крестьянам в аренду и ввели свободное ценообразование на агропродукцию. Через семь лет Китай не только накормил свое огромное население, но и начал экспортировать продукты.


Из–за «крестьянского приоритета» первые индустриальные реформы Дэн Сяопин начал в смежной области — в пищевой промышленности. В 1978 году 100 предприятий его родной провинции Сычуань получили право использовать прибыль для собственных целей, а не отправлять в казну, как раньше. Основываясь на их опыте, была сформулирована «политика промышленной ответственности» (нам более известная как хозрасчет): каждое госпредприятие заключало с государством специальный договор «о прибылях и убытках». Часть прибыли перечислялась в бюджет, а часть использовалась на месте для инвестиций, повышения зарплаты и т.д. Чжу Чжихунь работал тогда главным инженером на заводе и говорит, что перестройка давалась нелегко: «Большинство людей привыкло к старой системе, когда они получали очень мало, жизнь была бедная, но они работали как хотели. А в новой системе каждый человек должен работать более старательно — от результата зависит его доход. Главный принцип — именно в этой материальной заинтересованности. К тому же людей сокращали, чтобы повысить производительность. На нашем заводе, например, работало 2.500 человек, а сейчас только 500. Причем выпускают они продукции во много раз больше, чем раньше».


Когда Дэн Сяопин начинал реформы, его главной целью было накормить и одеть людей. Теперь в Поднебесной строят «сяокан» — общество средней зажиточности. Другая цель, которую ставит перед страной китайское руководство сегодня, — создание гармоничного общества. Синолог Андрей Кириллов говорит по этому поводу: «Гармоничное общество — это то, в котором бедные любят богатых, богатые любят бедных, все делятся друг с другом... Это мечта китайцев — этакое общество всеобщего благоденствия. Построить его пока не удается, но главное, что такая цель поставлена и ее стараются достигнуть. Конечно, китайцам очень помешал в их динамичном пути этот финансовый кризис, который начался. Ведь страна ориентирована на внешний экспорт, и слой масла на китайском бутерброде — именно от внешней торговли».


Финансовый кризис действительно обнажил проблемы тех людей (а их несколько сот миллионов), которые еще не прочувствовали, что это такое — китайское экономическое чудо, о котором говорит весь мир и которое так заметно в больших городах. Потому главная задача сейчас — сохранение социальной стабильности. Практически каждый день газеты пишут (и это тоже одно из достижений политики реформ) о беспорядках (пока локальных), недавно по стране прокатилась волна забастовок таксистов. В деревнях люди протестуют чаще всего против захвата их земли (крестьянам она принадлежит на правах аренды, но они считают ее де–факто своей) «новыми китайцами» — теми, о появлении которых предупреждал еще Дэн Сяопин, когда говорил, что «некоторые разбогатеют раньше других». Он, кстати, утверждал, что «быть богатым почетно». Но сегодня в истинности этого заявления многие сомневаются, хотя разбогатеть хотят все.


Китайские реформы уникальны хотя бы потому, что в них было вовлечено одновременно более миллиарда человек. К тому же капиталистические, по сути, преобразования проводятся под руководством Коммунистической партии. В Поднебесной называют это собственным путем, социализмом с китайской спецификой и социалистической рыночной экономикой. Коммунист с большим стажем Чжу Чжихунь говорит: «Раньше считали, что рыночная система — это капитализм и это не подходит для коммунистической страны. Но сейчас мы не так думаем, и факты это доказывают. Изменения, которые произошли в стране и в нашей семье, — действительные, реальные и живые, мы теперь живем зажиточно. Так что дорога, которой сейчас идет страна, правильная». Чжу Чжихунь и его жена Ван Сяофэн говорят, что деньги для них уже не главное — им хватает, важнее, чтобы здоровье не подводило. Ведь жизнь стала реально лучше и действительно веселее. И в доказательство мы спели с ними «Катюшу».



Компетентный комментарий

Анатолий Тозик, посол Беларуси в КНР:


О значении реформ


— Пленум ЦК КПК 1978 года и решения, которые последовали за ним, конечно, являются определяющими для современной истории Китая. За эти годы обеспечено динамичное развитие страны и экономики. Одна только цифра потрясает: среднегодовой прирост ВВП за эти три десятилетия был равен 9,8%. Ни в какой другой стране мира таких показателей нет. Качественно изменился уровень жизни людей — это уже совсем другие люди по сравнению с концом 1970–х — началом 1980–х годов. Так что замыслы руководителей того поколения в основном реализованы. Но реформы не закончены, они продолжаются.


О социализме с китайской спецификой и социалистической рыночной экономике


— В моем понимании это совокупность средств и методов, которые с опорой на национальные и исторические традиции, общественную национальную психологию позволяют обеспечить усиление страны, ее могущества и создать условия для роста уровня жизни людей и бесконфликтного развития общества.


Еще я бы подчеркнул, что здесь фактически аккумулировался опыт планеты. И XVII съезд КПК (прошел в октябре 2007 г. — И.П.) еще раз доказал способность руководящей партии Китая к глубочайшему анализу и прогнозированию ситуации в стране, предупреждению возможных проблем и конфликтов.


Да, Китай строит рыночный социализм, но влияние государства на развитие остается очень сильным. Может быть, благодаря этому сегодня именно Поднебесная является основной надеждой планеты в связи с мировым финансовым кризисом. Я убежден, что основным локомотивом, который вытянет планету из этого кризиса, будут уже не Соединенные Штаты, а именно Китай. Поэтому очень многое зависит сегодня от ситуации в этой стране, функционирования ее экономики, внутреннего рынка и, конечно, от позиции и решений нынешнего руководства.


Опыт реформ: можно ли скопировать?


— Я думаю, это аксиома: ни в одной стране нельзя в чистом виде и полном объеме повторить опыт другой страны. Это ни теоретически, ни практически невозможно. Китайский опыт свидетельствует: любая страна должна аккумулировать все, что где–то обеспечивало позитивное развитие, а потом осмысливать, пропуская через национальный фильтр, — может это сработать в своей стране или нет. Это означает, что китайский опыт можно и нужно использовать, в том числе и в нашей стране. Более того, мы неоднократно к нему обращались и проводили республиканское совещание–семинар, где очень тщательно и всесторонне этот опыт изучали, а здесь есть очень много интересного и полезного, что можно реализовать и в нашей стране. Но разумно, не слепо. Потому что — повторю еще раз — механический перенос редко приводит к положительному результату.


Что конкретно мы могли бы позаимствовать? Это, например, механизмы привлечения внешних инвестиций, стимулирование наукоемких производств и национального экспорта. Привлечение в страну «мозгов», которые когда–то уехали. Правда, у нас это не было в массовом порядке, но все–таки...


Потом, я думаю, что по многим позициям и во многих отраслях мы можем и должны сотрудничать с Китаем, потому что это выгодно не только нам, но и им тоже. Мы берем здесь современные технологии, оборудование, производство. Китай же, используя белорусскую площадку, входит в Европу, демонстрирует свои возможности европейскому сообществу. Так что такое сотрудничество нужно и выгодно обеим сторонам.


Итоги и задачи на будущее


— Если мы будем говорить, что во всех отраслях достигнуты блестящие результаты, это будет не совсем объективная картина, и даже китайские друзья нас не поймут. Решены основные задачи: страна стала могущественной, независимой, влиятельной. Народ сегодня накормлен, одет, обут, каждый имеет возможность учиться. Решена проблема продовольственной безопасности, и это уникальный опыт в мировой истории.


Но ряд проблем остается нерешенным, и если их игнорировать, они могут обостриться. Но, к счастью, руководство страны и партии эти проблемы видит и сейчас принимает беспрецедентные системные меры по их решению. Это касается прежде всего подъема уровня жизни сельского населения, качественного улучшения системы медицинского и социального обслуживания, всей социальной сферы. В экономике и промышленности — это проблемы энергосбережения и сохранения экологии. Это основные проблемы, которые сегодня решают современный Китай и его руководство. Мы об этом тоже должны говорить, это будет объективно.

 

Фото Михаила ПЕНЬЕВСКОГО.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?