Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Общее или ничье

Куда утекает союзная собственность? Об этом размышляет заместитель Государственного секретаря Союзного государства Альберт Степанов

Единая и неделимая или долевая?
Пытаясь разобраться с союзной собственностью, мы выявили серьезные проблемы, которые требуют серьезного научного исследования и соответствующего политического решения. Например, мы не можем дать ответ, какой она должна быть: единой, неделимой и управляемой из одного центра либо долевой? Гражданские кодексы двух стран не содержат понятия «долевая собственность государств», что на сегодняшний день не позволяет строить управление ею в рамках национальных государств и требует разработки отдельной нормативно-правовой базы.
Я считаю, что союзная собственность должна рассматриваться как единая и неделимая. Это больше отвечает букве и духу Договора о Союзном государстве, определяющего бюджет и управление собственностью как предметы его исключительного ведения. В Соглашении о союзной собственности написано, что она не подлежит приватизации. Следовательно, должна управляться. А эффективным может быть только управление из единого центра. На мой взгляд, это и является политическим и юридическим признаками ее единства и неделимости.
Долевое владение предусматривает создание отраслевых органов управления, а их нет. Как нет и кадров, способных квалифицированно это делать. Уверен, чиновники не должны управлять активами Союзного государства. Во-первых, потому, что их мало и они непрофессиональны. Во-вторых, потому, что будут отслеживать интересы своего государства. Управлять собственностью, на мой взгляд, должны профессиональные менеджеры, обучение которых можно проводить на базе национальных отраслевых ведомств.
Хочу обратить внимание на то, что общая собственность – серьезный источник дохода, а при долевом формате доходная часть пойдет в национальные бюджеты, минуя союзный.
Следующая проблема – учет и оценка смешанного имущества, активы которого размещены на предприятиях либо России, либо Беларуси. В этом случае не ясно, какую сумму налога необходимо перечислять в общий бюджет. За годы существования Союзного государства в совместные проекты были инвестированы сотни миллионов долларов. Давно пора разобраться, в каком состоянии находятся активы, и структурировать их. Не оценив стоимость, управлять имуществом невозможно.
Результаты его использования должны быть направлены на союзное строительство. Наша главная задача – создать систему отношений, привлекательную для хозяйствующих субъектов всех форм собственности государств-участников. Пока же особенности законодательств России и Беларуси не позволяют эффективно эксплуатировать союзные активы. Юридически «союзной собственности» в законодательстве обеих стран нет. Поэтому даже постановка ее на баланс, учет и контроль становится проблемой.
Я согласен с нашими экспертами, предложившими создать специальную комиссию, которая бы занималась этими вопросами. Профессионалы обеих сторон должны вместе формулировать проблему и предлагать варианты ее решения. На мой взгляд, статус комиссии должен быть выше статуса отраслевого министерства и предусматривать, что частью вопросов, относящихся в том или ином объеме к компетенции союзного Совмина, будет заниматься она, а окончательно утверждать Совет Министров.
Сколько теряет союзный  бюджет?
Оценки количественных потерь не даст никто. А качественные – есть. На протяжении трех лет в доходной части бюджета стояла строка «Доходы от имущества Союзного государства», однако последние два года мы ее снимаем, поскольку там одни нули. Это и есть качественная потеря, и она говорит о том, что эти активы бесхозные.
Типичный пример, каких масса. Белорусский концерн Республиканское унитарное предприятие «Завод точного машиностроения «Планар-ТМ» создал, частично на деньги союзного бюджета, очень качественное оборудование для производства чипов, кстати, пользующееся большим спросом в Зеленограде. Оборудованием заинтересовались корейцы, которые хотят на полгода взять его к себе, адаптировать, сертифицировать и принять окончательное решение: покупать – не покупать.
А мы, поддерживая производителей, заинтересованных в продвижении своей продукции, которая имеет свою нишу на экспортных рынках, тормозим процесс. Поскольку это хозяйственная операция, за которой последует пересечение границы, где и возникнет вопрос: а чья это собственность и кто будет отвечать, если вдруг что-то случится? Так что, пока мы будем решать организационные вопросы, корейцы, скорее всего, аналогичное оборудование найдут в другом месте, а мы потеряем рынки Юго-Восточной Азии для  сертифицированного высокотехнологичного оборудования.
Большие материальные потери мы несем из-за неумения оценивать и фиксировать интеллектуальную союзную собственность. Чиновники обоих государств понимают, как должны работать активы, созданные за счет средств союзного бюджета, но не понимают, что «интеллектуальная» собственность – результат совместной работы ученых двух государств.
Фиксируя долю участия каждого, надо учитывать, что этот единый продукт должен иметь товарную форму и продвигаться прежде всего на рынки Беларуси и России, модернизируя промышленность наших стран, что называется импортозамещением, и за пределы Союзного государства.
Доход, полученный от использования подобного продукта, должен фиксироваться и направляться Совмином не в национальные бюджеты, не на решение каких-то, может быть, неотложных проблем, а на создание для этого продукта рынков сбыта.
Мы не можем запустить процесс
К сожалению, весь прошлый год в нашей работе по проблемам союзной собственности можно назвать «мертвым» сезоном. Проект Постановления Совмина Союзного государства «О порядке реализации мероприятий по учету, оценке, управлению активами Союзного государства, предусмотренных бюджетом Союзного государства на 2007 год» и тематический план научно-исследовательской работы по теме «Разработка правовых и экономических основ управления собственностью Союзного государства», которые бы запустили процесс инвентаризации совместного имущества, прежде всего на территории России, в ведомстве Германа Грефа до сих пор не рассмотрены.
С 12 сентября мы забрасываем Министерство экономического развития и торговли РФ письмами, однако заместитель директора Департамента имущественных и земельных отношений природопользования Ольга Борисовна Соколова, непосредственно отвечающая за эту работу, на них не реагирует. Сдвинуть дело с мертвой точки не помогло даже письмо Председателя Счетной палаты Сергея Степашина и неоднократные обращения к Герману Грефу союзных парламентариев. А от его ведомства нужно только одно – просто запустить процедуру, чтобы эксперты написали концепцию управления собственностью, а оценщики ее оценивали. Тогда, наконец, Россия будет иметь представление об объеме, составе и функциональном назначении общего имущества, накопленного на ее территории за десять лет.
Мы видим проблему, ставим ее, но систему аргументов должны дать эксперты двух стран. Как только аргументы «за» и «против» будут выработаны, мы вынесем вопрос на Совмин и получим политические директивы.
Пытаясь как-то начать процесс, мы, минуя ведомство Грефа, обратились в подотчетное ему Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом и в течение 10 дней получили положительное заключение на проект и тематический план научно-исследовательской работы, застрявшие в коридорах Минэкономразвития.
Чем можно объяснить нежелание чиновников заниматься проблемами Союзного государства? Во-первых, думаю, у них большой объем работы, за которую они несут ответственность. А за непонятные распыленные активы или имущество, созданное на средства союзного бюджета, не отвечает никто. Поэтому разбираться с ними для чиновников – рутинная работа. Во-вторых, не желая никого обидеть, могу сказать, что в этом подразделении Минэкономразвития нет ни одного специалиста по союзной собственности. Как и нет указания сверху. Кстати, в Счетной палате на постоянной основе создано специальное подразделение, занимающееся только проблемами Союзного государства. Если бы в ведомстве Грефа, в Федеральном агентстве по управлению федеральным имуществом, работали подобные подразделения, все вопросы решались бы быстро и компетентно.
И все же, надеюсь, с помощью «Союзного вече» нам удастся достучаться до Ольги Борисовны Cоколовой. Тогда на следующий Совмин представим все необходимые документы и запустим наконец процесс оценки и учета союзной собственности в России.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...