Останки 74 погибших и 8 солдатских медальонов — итоги месяца поисков в Масюковщине

Обрывки памяти

Продолжение темы. Начало — в номерах за 18242530 апреля и 8 мая.

Восьмой медальон был негерметичен, внутрь попала влага. Вкладыш сильно пострадал.
Раскопки на месте бывшего лагеря военнопленных шталаг 352 в Масюковщине продолжаются. На этой неделе воины-поисковики обнаружили восьмой солдатский медальон. Вкладыш с данными бойца в нем сохранился частично. Коррес­пондент «Р» выясняла, что удалось узнать.

Поиски продолжаются

— Захоронение очень сложное. Верхний слой залегает на глубине 80 сантиметров от поверхности земли. Его толщина — сантиметров 150. Этот перемешанный слой останков мы сейчас раскрываем, — рассказывает археолог первой специализированной поисковой роты 52-го отдельного поискового специализированного батальона Вооруженных Сил Беларуси Вадим Томилин.

Сейчас воины-поисковики расчищают раскоп. Им еще предстоит самый ответственный этап — зачистить, извлечь анатомически целые останки на поверхность. Находок пока не очень много. Оно и понятно: у погибших военнопленных практически не было личных вещей. Тем не менее уже удалось обнаружить 8 медальонов. О первых семи мы рассказывали в предыдущих номерах. На днях был обнаружен восьмой медальон. Он оказался целым. Его исследование проводилось в управлении по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил. Предыдущие два медальона были хорошо закручены, поэтому вкладыши достаточно хорошо сохранились и удалось восстановить их текст. А вот восьмой медальон был негерметичен, внутрь попала влага. Вкладыш сильно пострадал. Чтобы его извлечь с наименьшими повреждениями, капсулу пришлось аккуратно расколоть. 

Части истлевшего влажного бланка намертво склеиваются между собой и рвутся при малейшей попытке их развернуть.

Что в имени твоем

Дополнительные сложности создало то, что боец сперва сложил бланк пополам и лишь затем свернул в трубочку и вложил в медальон. Расслаивать такие вкладыши сложнее всего. Части истлевшего влажного бланка намертво склеиваются между собой и рвутся при малейшей попытке их развернуть. Тем не менее специалистам удалось прочитать несколько фрагментов текста. Ведущий специалист управления Александр Лугин — о том, что удалось прочитать:

— Внутри медальона находился вкладыш установленного образца, отпечатанный в типографии. Простым карандашом на нем записаны данные бойца. Воинское звание — «рядовой», год рождения — «1907». Наш земляк, уроженец БССР. На одном из фрагментов четко читается слово «Могилев». Это может быть производ­ная от «Могилевская», «Могилевский», то есть либо область, либо район. Еще на одном фрагменте удалось прочитать две первые буквы «Хр…». Предположительно, это название деревни, являющейся центром сельсовета. В Могилевском районе до войны существовал Хрипелевский сельский совет. Сейчас там сельсовета нет, однако деревня Хрипелево существует до сих пор. В графе вкладыша «Адрес родственников» сохранились нечетко слова «Гаврилов… (Говмело(е)в) Дом. Васил.». Возможные варианты: Гаврилова Доминика Васильевна, Говмело(е)ва Доминика Васильевна или те же варианты фамилий, но как Доминик Васильевич.


Александр Лугин связался с администрацией Вендорожского сельского совета, в состав которого сейчас входит деревня Хрипелево. Там обещали расспросить местных старожилов и поискать предполагаемых родственников в хозяйственных книгах 1940—1950-х годов. Однако погибший мог быть родом из другого населенного пункта Хрипелевского сельсовета. Все это осложняет поиски. 

Редакция газеты «Рэспубліка» обращается ко всем жителям Могилевской области и, в частности, к проживающим в деревнях бывшего Хрипелевского сельсовета. Если вам известно что-нибудь о возможных родственниках погибшего советского военнопленного Гаврилова (Говмело(е)ва) Доминика Васильевича (Гавриловой (Говмело(е)вой) Доминики Васильевны), сообщите в редакцию или в управление по увековечению памяти защитников Отечества и жертв войн Вооруженных Сил.

Никто не забыт

Единственную сохранившуюся фотографию Павла Трошина (сидит) родственники передали нам в редакцию.
Тем временем поисковикам удалось найти родственников бойца Павла Трошина, которому принадлежал второй уцелевший медальон, найденный во время раскопок.

С помощью российского поискового сообщества установлено, что жена бойца Трошина Мария Дмитриевна умерла в 1995 году, а сын Иван — в 2008 году. В Саратове сейчас проживают жена сына и две внучки. 

Мы связались с одной из внучек Павла Трошина Натальей Матвеевой. Женский голос на том конце провода звучит слегка взволнованно. Наталья Ивановна не скрывает, что звонок от поисковиков сейчас, спустя почти 80 лет после того, как их дедушка оказался в списке без вести пропавших, был крайне неожиданным. 

— Все, что я знала о дедушке, — это то, что он пропал без вести под Смоленском в самом начале войны, — говорит Наталья Матвеева. — Бабушка ничего не рассказывала про деда. После войны в 1957 году она второй раз вышла замуж. Родственников, которые бы его помнили, уже не осталось. Мы пытались связаться с дедушкиной племянницей… Она была школьного возраста в годы войны и теоретически могла помнить дядю… 

К сожалению, буквально за несколько дней до того, как с нами связались поисковики, ее не стало.

Единственную сохранившуюся фотографию Павла Трошина родственники передали нам в редакцию. Наталья Ивановна подтвердила их с семьей намерение приехать из Саратова в Минск на торжественную церемонию перезахоронения останков их деда и других военнопленных шталага 352:

— Для нас это очень важно. Наконец мы узнали судьбу своего деда. И наш долг — почтить его память. Мы приедем, чтобы отдать дань уважения ему и сотням других бойцов, которые пожертвовали своими жизнями ради нашего мирного будущего. 

Не исключено, что семья Павла Трошина будет не единственной, кто получит заветный звонок, ведь раскопки в Масюковщине будут продолжены. С учетом глубины и плотности захоронения воины-поисковики рассчитывают провести в Масюковщине еще как минимум месяц. Но и на этом тема погибших узников шталага 352, вероятнее всего, закрыта не будет. Есть основания полагать, что таких не замеченных до сих пор захоронений было три. Сейчас обнаружено и отрабатывается первое из них.

С учетом глубины и плотности захоронения воины-поисковики рассчитывают провести в Масюковщине еще как минимум месяц.








gorbatenko@sb.by

Фото предоставлено Александром ЛУГИНЫМ, фото Александра КУШНЕРА.
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Александр КУШНЕР