Обратная сторона медали «за оборону Кабула»

Всего 36 часов понадобилось спецслужбам, чтобы освободить немецкую заложницу в Афганистане...
Всего 36 часов понадобилось спецслужбам, чтобы освободить немецкую заложницу в Афганистане. Кристину Мейер, сотрудницу неправительственной организации, похитили в субботу в центре Кабула на глазах у мужа. Драматизм ситуации усиливало то обстоятельство, что Кристина — на пятом месяце беременности. Но уже в воскресенье спасенная волонтерка укрылась в стенах немецкого посольства.

Женщина в белом платке с лицом Мадонны в считанные часы стала чуть ли не символом Германии. Вот только вопрос: символом чего?

Общественное мнение резко поляризировалось. В последнее время немцам пришлось пережить немало плохих вестей из Афганистана. В июле там захватили двух немецких инженеров — один из них погиб. Еще раньше были убиты два журналиста «Немецкой волны». Вообще, только в 2007 году там погибли трое полицейских, трое военнослужащих, сотрудник благотворительной организации и гражданский инженер. А за пять с половиной лет участия Германии в миротворческой миссии в Афганистане, по данным московского Института религии и политики, убиты 25 военнослужащих бундесвера.

Как показал опрос общественного мнения, проведенный в июне немецким социологическим институтом «Полис», 61 процент немцев требует вывести германский контингент из Афганистана. И только 36 процентов их разделяет мнение канцлера ФРГ Ангелы Меркель о необходимости участия страны в миссии в Гиндукуше.

Оппозиция надеется превратить Гиндукуш в Ватерлоо для Ангелы Меркель. Конечно, сокрушительное поражение госпожа канцлер вряд ли потерпит, экономические успехи обеспечили ей небывало высокий рейтинг у соотечественников. Но сколько примеров знает история, когда самые сильные лидеры, обеспечившие большие успехи внутри страны, проигрывали за ее пределами.

Вопрос этот особенно деликатный для Германии. Поражение гитлеровской Германии во Второй мировой сделало немцев нацией пацифистов. Действующий и поныне Основной Закон ФРГ 1949 года гласит: «Федерация формирует вооруженные силы для обороны». Использование германских вооруженных сил на чужой территории, согласно этому документу, запрещается (исключение делается в случаях участия в миротворческих операциях).

Для использования бундесвера за пределами страны федеральному правительству обязательно надо заручиться согласием бундестага.

Отправки войск в Афганистан добился бывший канцлер Шредер, ярый противник войны в Ираке... И сегодня Германия содержит за Гиндукушем самый многочисленный контингент войск в рамках Международных сил по содействию безопасности в Афганистане (ISAF). До поры до времени в обществе по этому вопросу существовал консенсус: все молчаливо соглашались с мнением тогдашнего министра обороны Петера Штрука, что «мы в Гиндукуше защищаем свою свободу». Звучит пафосно, но граждане понимали под этим еще и свободу от наркотиков, широким потоком идущих с афганских маковых полей в Западную Европу... И готовы были платить за безопасность своих детей.

Однако сегодня встал вопрос о цене.

«Не пора ли правительству Германии объяснить общественности, какую цену мы готовы заплатить за помощь в стабилизации положения в Афганистане?» — этим вопросом задается обозреватель «Немецкой волны» Нина Веркхойзер.

Афганистан по–прежнему в руинах, талибы не только не уничтожены, но и пополнили свои ряды, а свободу местное население понимает порой как раздолье маковых полей. Согласятся ли немцы (и не только они, а и все остальные европейские страны, пославшие свои контингенты в Афганистан) платить высокую цену, в том числе и человеческими жизнями, за мизерные результаты операции «Несгибаемая свобода»?

Ангеле Меркель придется–таки держать оборону Кабула. В стенах германского бундестага, где уже осенью будет решаться вопрос о продлении — или прекращении — афганской миссии.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...