Обед всухомятку

Из серии «Ожидание»


Как ни старался я улизнуть под Новый год на свой хутор и встретить его в тиши и одиночестве, ничего из этого не вышло. Захлестнули встречи, подарки, поздравления… Может, и к лучшему. Никто из знакомых и близких не станет называть меня куркулем и отшельником. Со всеми отметился по полной программе.

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

Зато сейчас я блаженствовал.  Мой «Ровер», словно тоже уставший от шумной городской жизни, мягко урча, мчал меня на любимую Браславщину, где на берегу красивейшего озера приютился мой рыбацкий домик. 

Когда минул Докшицы, поля наконец предстали в полном зимнем величии. Огромные белые покрывала не оставили места ни одному темному пятнышку. Бледное зимнее небо, словно волшебник из сказочного мешка, неожиданно послало на землю солнце. Снег, что плотно лежал поодаль от дороги, вдруг приобрел какой-то нежно-малиновый оттенок. 

Грех было жаловаться и на саму трассу. Она хорошо очищена. Время от времени на ней встречались фуры с номерами Евросоюза.

Еще более нарядно выглядела лесная дорога, по которой, когда свернул с большой трассы, вынужден был добираться до конечного пункта своего путешествия. 

Как не сказать спасибо соседу Павлу? Расчистил снег возле ворот и подготовил место для стоянки машины. Ровная дорожка к крыльцу. На веранде сразу дохнуло теплом. Протопил. 

Отнес ему подарки и поблагодарил за заботу. Перекусил и даже успел разложить на письменном столе стопку бумаги. А вдруг набежит вдохновение и родится новый сюжет. 

Как же не к месту зазвонил телефон! Ага! Номер Константина, но голос Алены, его жены. Поздравили друг друга, но по голосу женщины понял, что случилось что-то серьезное. Когда услышал, что приятель мой жив, но, по ее словам, одурел совсем и грозится покончить с собой, успокоился. Настойчиво просила приехать. Сегодня? Ну, хотя бы завтра. Ладно, согласился я. 

Вот так бывает. Не зря говорят, что ты предполагаешь, а Бог располагает. В другом случае, может быть, и отказался бы под каким-либо предлогом от поездки, но не сейчас. Давненько никто так слезно не просил меня о помощи. Да и не чужой Костя человек…

Нас отчислили из спецшколы в Подмосковье в один день. С третьего курса, за серьезное нарушение устава того ведомства. Может, и к лучшему. Я стал заниматься любимым делом — журналистикой, а мой друг по несчастью устроился в частное детективное агентство в России. Виделись все реже, но связь никогда не теряли. Я стал жить и работать в Минске, а Костя позже уехал воевать в Чечню, а затем и куда-то в Африку. О личной жизни друг друга мы вообще мало что знали. 

К тому времени у Кости появилась навязчивая идея: поселиться где-нибудь на отшибе и построить агроусадьбу. Денег заработал. И усадьбу на Браславщине отгрохал славную. Сам ушел в примаки к Алене — красивой и сравнительно молодой еще вдовушке. 

Теперь нас разделяло всего километров сто, но Костя приехать ко мне так и не удосужился, зато минувшим летом я впервые побывал у него. Шикарное место! Сказочное. Да и друг мой, похоже, был всем доволен. 

День все еще короткий. Печи в этом небольшом хуторском поселке затопили рано. Дым шел вверх ровным столбом. Значит, морозной будет ночь. Вернулся в хату и подбросил пяток березовых поленьев.

Утром набрал Алену и сообщил, что выехал. Через два часа был на месте. Алена с лопатой в руках убирала снег. Видать, Костя и в самом деле махнул на все рукой. 

Вскоре из леса с ружьем вышел и сам хозяин усадьбы. Передо мной он не стал дурака валять. Привычно обнялись и пошли в дом. Поговорили о погоде, рыбалке... Большие круги под глазами и осунувшееся лицо говорили о том, что мой приятель действительно не совсем здоров. Но я из медицинской семьи, да и сам всегда интересовался этой темой и много читал, потому без труда поставил диагноз: обычная депрессия и ничего больше. 

— Ну давай, рассказывай все, как на исповеди, — предложил я хозяину усадьбы. 

— Все началось нынешней осенью, когда сюда приехала на отдых эта пара, — начал Костя. — И кто это был? Моя первая. Я как-то рассказывал тебе об Анжеле. Ну да… Любил я ее тогда безумно. Со школьных лет. А пожили вместе всего с годик. Раздражать она меня начала, даже в мелочах. Разбежались… Я больше не женился, а она, по слухам, еще пару раз сходила замуж. И вот приехала со своим новым чмырем, якобы Браславщиной полюбоваться. Ну ее хлюпик на другой день и приболел. Поехал в Браслав за лекарствами, а Анжела ко мне стала клеиться. Давай, дескать, начнем все сначала, молодые были… А мне, поверишь, даже глядеть на нее неприятно. Какая-то другая она стала. Может, пластику сделала, не знаю. И как я мог в такую влюбиться когда-то? Она уже тогда вся насквозь фальшивая была. 

— Ну, любовь зла, — вставил наконец и я свой пятак. 

— Вытурил я их обоих все-таки под разными предлогами. По-хамски, конечно. Но и она ведь наглела, проходу не давала. К тому же записку на визитке оставила. Дескать, звони… А Алена у меня умница. Все поняла. До сих пор не можем отношения наладить. 

— И это все? — весело спросил я друга.

— Если бы! — скривился Костя. — Вот мы с тобой уже немолоды. Да? Как ты прожил и оцениваешь свою жизнь, не знаю. А я вот в полном пролете. Выходит, что Анжела не для меня. Это точно. Воевал, дрался, строил. И чего я достиг? Помнишь, у Высоцкого: «Страна любви — великая страна». А где она, эта страна? Не видел я ее ни в упор, ни издалека. Все прошло мимо. Только не говори про Алену. Она и моя, и чужая. Дочку ее от первого мужа люблю как свою. Но не своя же! Хотели с Аленой, но не вышло. Да если говорить совсем откровенно, то и Алена просто нужная мне сейчас женщина. Не больше. Но любовь — это ведь что-то другое. Ну да… Живу нормально. Все у меня есть. Кроме любви. А это состояние — как обед всухомятку. Не хватает тепла и пряности. 

Что я мог ответить другу на его причитания? Только словами философа: «Пройдет и это». Миллионы людей живут так. Не знаю и сам, кто, где и на каких небесах решает, кому послать это великое чувство, а кого обделить им. Последних может хоть как-то успокоить то обстоятельство, что далеко не всегда любовь приносит счастье. Конечно, люди напридумывали всякой романтической чепухи типа той, что по свету бродят наши вторые половинки и важно, чтобы они встретились.

На самом деле все гораздо проще. Кому-то везет, кому-то не очень. Но в мире все так устроено, что, по большому счету, все уравновешивается. Один любит и счастлив. Другой на этой почве совершает преступления и на долгие годы лишается свободы. Хотя за это время, вполне возможно, встретилась бы еще более яркая любовь. Ну а кто-то и вовсе попадает в психиатрические клиники. Любовь, действительно, великая страна, но это и великая лотерея. Многие ли из нас вытянули в своей жизни счастливый билет? Это же факт, что большую часть своей жизни мы проводим в ожидании этой великой любви, но приходит час, когда вынуждены осознать: где-то разминулись…

Об этом примерно я и говорил своему приятелю, когда в его просторной баньке, отдубасив друг друга березовыми вениками, мы отдыхали на добротных дубовых скамейках. 

Не глядя на настойчивые просьбы хозяев усадьбы остаться с ними на Рождество, уехал через день к себе. Шел густой снег, и колеи на местной дороге почти не было видно. Однако мой внедорожник хорошо знает путь. Во дворе уже орудовал широкой деревянной лопатой сосед Павел. Дымилась и печь. Не замерзну. 

На Рождество всегда засыпаю лишь под утро. Стояла глубокая ночь, когда за окнами услышал шаги. Благо луна светила ярко и заливала своим небесным светом всю окрестность. Пригляделся. К машине подошел огромный дикий кабан и чесал о нее ухо. Ну хорошо, что хоть так.

А вот худощавый зайчишка, встав на задние лапы, пытается погрызть яблоньку. Надо бы отогнать… Да ладно. Не обеднею. Весной подсажу еще парочку. 

Анатолий ЛЕМЕШЁНОК

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости