Об истинности чувств

Книжный навигатор

Таццяна Сiвец. Разняволенасць. Мiнск, Выдавецкi дом «Звязда», 2016.

Вы ўсё яшчэ пiшаце ямбам, тады мы iдзём да вас!

Прабiраемся Белавежаю, вожыкамi ў смузе...

Умеем лiчыць да трох свае творы i рыфмы дзялiць на два,

I згодны адразу ў бронзу цi лiтмузей!

У свой час вершы Таццяны Сiвец прагучалi яркай характарыстыкай цэлага пакалення. Напружаны рытм, адпрэчванне стэрэатыпаў i штампаў («Вы ўсё яшчэ пiшаце ямбам?»), самаiронiя i iнтэнсiўнае цытаванне, характэрнае для постмадэрновай прасторы. Пры гэтым я б не аднесла вершы Таццяны непасрэдна да постмадэрнiзму, хутчэй гэта цiкавы сплаў паэзii традыцыйнай, лiрычнай i эксперыментатарскай. Таму што тут ёсць гульня сэнсаў, слоў, гукаў, але няма гульнi пачуццяў. Пачуццi, дакладней, пачуццё — адкрытае, балючае, як аголены нерв, працiнае творы гэткiм сталёвым стрыжнем, не нiткай, на якой знiзаныя перлiны. Вершы — страсны, шчыры дыялог з каханнем, чые рэплiкi застаюцца невербалiзаванымi, але выклiкаюць вiдочны боль у суразмоўцы–аўтара. Радкi ламаюцца, крышацца ад крыку гераiнi, якая хоча быць пачутай, але разумее, што не дакрычацца... Яна хоча быць свабоднай, парушаць межы, але ранiцца аб iх абломкi.

Я магу быць утульнай i цёплай, як плюшавае медзведзяня...

Я магу... сядзець каля самага твайго ложка, вартуючы цiшыню...

У маiх валасах — зоры... Ты чуеш? Яны звiняць!

I так асцярожна, што ўсе думаюць, быццам бы я маню...

Частку кнiгi складаюць пераклады Таццяны Сiвец, якiя знаёмяць з сучаснай паэзiяй — азербайджанскай, армянскай, казахстанскай, рускай, калмыцкай, славацкай, украiнскай, чачэнскай, i гэтая паэтычная вандроўка — дадатковы бонус чытачу.

Евгения Чернецова. Китч. Искусство или культурный мусор? Этерна, 2015.

По прочтении этой книги нервно оглядываешься вокруг, и то и дело видишь признаки собственного дурновкусия. Вот этот плакатик... Точно китч! А обложка этой книги? Точно не искусство... Выдавать себя за искусство и есть «соль» китча, стиля, который даже становится предметом коллекционирования. Но искусствовед Евгения Чернецова склонна считать явление «культурным мусором». Причем разобраться обывателю нелегко, почему картина Пиросмани — искусство, а красивая открытка с лебедями и сердечком — нет? Такое было всегда: если небогатый человек не мог купить настоящий дорогой предмет, то покупал суррогат. Не гобелен, а клеенчатый коврик. Не мраморный камин, а пластиковый. С другой стороны, выбившиеся на деньги нувориши заказывают мобильник в виде креста с бриллиантами и интерьер в золоте и леопардовой расцветке. Книга не претендует на основательное исследование, да и редактура ей не помешала бы. Впечатление, что издатели опубликовали не вычитанную даже автором рукопись. Из плюсов — живость, неравнодушие изложения, доступность для понимания, подкрепленные богатым иллюстративным материалом. Восьмиметровая Мэрилин Монро с развевающейся юбкой, позолоченный фарфоровый Майкл Джексон с обезьянкой, пасхальные яйца с яркими безвкусными наклейками, работы Доктора Смерть, использующего мумифицированные трупы, плакаты времен тоталитаризма и фартучек с принтом в виде кружевных трусиков на обнаженных бедрах... Все это явления одного порядка. Китч вездесущ, он мимикрирует, его потребители — люди с неразвитым или, того хуже, дурным вкусом, которых «отличает упрощенное отношение ко всему, неумение видеть всей полноты и подчас многогранной сложности явлений». Хотите начать опознавать китч в окружающем пространстве? Тогда читайте и смотрите.

Издания для обзора предоставлены книжным магазином «Академическая книга», Минск, пр-т Независимости, 72.

Советская Белоруссия № 32 (24914). Пятница, 19 февраля 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости