О воробье и курице

Как можно предотвратить многие взяточные скандалы

Как можно предотвратить многие взяточные скандалы

«Дайте мне возможность кормить воробья за государственный счет — и я без курицы обедать не сяду», — говорили чиновники Российской империи. Отталкиваясь от этого изречения, руководитель торгового предприятия Геннадий ВАСИЛЬЕВ решил с высоты своего жизненного и профессионального опыта порассуждать, что же это за болезнь такая — коррупция и как с ней бороться? Публикуем его монолог, произнесенный в редакции.

— В самом широком смысле слова коррупция — это решение своих корыстных или личных вопросов за счет общества и государства, с помощью занимаемой должности. Государство, конечно, борется с таким злом, разрабатывает программы, привлекает виновных к ответственности. Но проходит несколько дней, и мы читаем в прессе о все новых фактах взяточничества и злоупотреблений.

Сегодня государственные служащие и члены их семей обязаны декларировать свои доходы. Но будьте уверены, если доходов у чиновника не хватит для покрытия продекларированных ресурсов, у него всегда найдется масса нужных друзей, которые подтвердят его займы.

Но совсем другое дело, когда, скажем, заместителю министра придется рассказывать, на какие доходы он построил второй коттедж квадратов на 400 на Птичи или Минском море, оформив его на подставное лицо. И обществу будет любопытно, кто ему строил, за какие деньги... Понятно, что это в некотором роде вторжение в личную жизнь. Но если общество платит чиновнику за его труд достойную заработную плату, которая намного выше средней, предоставляет бесплатное жилье, гарантирует в несколько раз более высокое, чем у простого смертного, пенсионное обеспечение, то оно вправе знать, что слуги народа делают, как живут. Такой подход культивируется в большинстве стран.

Где много прав у чиновника в экономике, там масса и условий для коррупционных проявлений. Это аксиома. Все знают, что выполнение любой работы строго по изданным предписаниям называется итальянской забастовкой.

Понимание «вхождения в положение» безвозмездным не бывает. В мире уже давно многими важными вопросами в экономической сфере занимаются саморегулируемые общественные объединения. Например, они контролируют достаточность капитала, страховых резервов, иные важные параметры. Зная ситуацию изнутри, не позволяют, чтобы кто-то один не выполнял установленные законодательством требования, то есть не нес расходов и имел преимущества и прибыль. Договориться с подобными себе гораздо труднее, чем с одним-двумя чиновниками. Но у нас таких форм управления до сих пор нет. Обществу и государству — выгодно, чиновнику — невыгодно. Он и не культивирует меры и шаги такого рода.

Телезрители часто видят по «ящику», как обвиняют в коррупции директоров, как правило, государственных предприятий, их заместителей. И откровенно недоумевают: чего мздоимцу не хватало?

Квартирой, дачей, машиной обеспечен, зарплата в 4—5 раз больше, чем у обыкновенного работника, а он все равно что-то пытается поиметь.

Простой человек не знает, что зарплата у директора государственного предприятия в Беларуси в 5—10 раз меньше, чем зарплата нанятого директора в других странах на таком же предприятии при тех же финансовых результатах.

Труд руководителя предприятия — это ежедневный, фактически круглосуточный труд. Руководить по-иному можно при плановой системе либо отсутствии ответственности за результаты труда. В любой ситуации предприятие обречено. Другими словами, предприятие может работать стабильно лишь при полной самоотдаче его руководителя. Поставьте (что нередко и происходит) на успешное предприятие бездаря — и оно загнется.

Возможен и обратный результат, когда загибающуюся структуру «вытаскивает» толковый менеджер. Через 10, максимум 15 лет руководителя меняют. Он просто физически не может «тянуть».

И с чем бывший директор останется?

Износившийся автомобиль, скромная дача, выросшие дети, упавшая зарплата и пошатнувшееся здоровье. Между тем в той же Европе доходы, полученные на руководящей должности, позволят экс-руководителю безбедно существовать и дальше. Наш директор все это знает (очень хорошо, что государство в последнее время стало существенно поднимать ему заработную плату).

Причем знает, что ему и 10 лет не проработать даже при достижении весьма хороших результатов. Знает, что чем лучше результат, тем больше желающих занять его место. И благодаря таким знаниям руководитель начинает подстраховываться, создавая вокруг государственного предприятия свои структуры, которые обеспечат ему будущее существование.

Последнюю точку в судьбе коррупционера, как известно, ставит суд. И его приговор — это оценка государством общественной опасности такого явления, как коррупция. К сожалению, в этом деле мы видим сплошной разнобой: в отношении врача за 50-долларовую взятку и высокопоставленного руководителя за ущерб, исчисляемый сотнями тысяч долларов, может применяться одна мера наказания — 5 лет лишения свободы. Тут уже всерьез многие задумаются над истинностью умозаключения, бытующего в местах не столь отдаленных: «За что сядешь — за то и выйдешь…», и многие начинают к этому морально, организационно и финансово готовиться…

Государственный заказ всегда был лакомым куском для бизнеса. За него всегда шла и идет борьба. И никто еще ничего лучшего, чем прозрачность и открытость в этих вопросах, не придумал. Открытость должна обеспечиваться на стадиях формирования бюджета депутатами всех уровней. Это касается и выделения средств, объявления тендера и конкурса, определения победителей, выполнения реальной работы…

Если производится ремонт улиц, дома, то жители должны знать, какие суммы тратятся, кто выполняет работы, в какие сроки, кто отвечает за это и кто контролирует. И даже какая прибыль будет получена подрядчиками, считаю, не должно быть тайной для налогоплательщиков — обычных граждан. Деньги государства должны быть под полным контролем общества, что и сделано в развитых странах. Но много ли мы может прочитать в городских, районных газетах, местной печати о ремонте конкретных улиц и заборов, подрядчиках, заказчиках и контролерах?

Считаю, что не только государственные денежные средства должны контролироваться обществом, но и иные материальные блага. Тогда бы мы точно знали, каким образом в комплексе домов в Минске оказалось встроено здание одного из банков, закрывшее школу? Почему полутораэтажное здание с парковками укоренилось в районе высокоэтажной застройки? Каким образом чиновники умудряются строить себе весьма и весьма дорогие особняки и коттеджи?..

Думается, очень многих коррупционных скандалов можно было бы избежать, если бы ответственные чиновники, заказчики и подрядчики знали, что им пресса, ТВ начнут задавать неприятные вопросы и они обязаны будут на них отвечать. И что освоение любых бюджетных средств всегда будет контролироваться обществом. Хотелось бы, чтобы «Юридическая газета» как новое правовое издание смелее бралась за такую важную миссию, контролировала наиболее ответственные сферы на предмет их коррупционности…

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.44
Загрузка...