О доброй памяти

Завтра решится, назовут ли сквер за Красным костелом именем Эдварда Войниловича

Эдвард Войнилович.
1910 год.
Недавно «СБ» писала об Эдварде Войниловиче. Наш соотечественник вошел в историю не только как политический и общественный деятель, но и как основатель костела Святых Симеона и Елены. Архитектурная жемчужина столицы — святыня со сложной судьбой, не менее трагической и печальной, чем у ее вдохновителя и мецената. Сына Симеона и дочь Елену безвременно забрала эпидемия «испанки» — именно в память о детях Войнилович в свое время распорядился заложить храм и увековечить их имена в названии костела. Хотя из–за цвета кирпича в народе он больше известен как Красный — согласитесь, без этого места, знакомого каждому минчанину, уже невозможно представить Минск. Там же, за костелом, есть маленький сквер, которому, по мнению редакции, вполне уместно было бы присвоить имя Эдварда Войниловича и установить там памятный знак. Мы обратились в Минский горисполком с просьбой рассмотреть нашу инициативу. И вот наконец дело сдвинулось с мертвой точки: завтра комиссия по наименованию и переименованию проспектов, улиц, площадей и других составных частей города Минска изучит вопрос о присвоении скверу имени Эдварда Войниловича.


Сразу оговоримся: задача комиссии — взвесить каждое «за» и «против», детально изучив все поступившие обращения граждан. Таких на данный момент больше сотни. Увы, среди небезразличных горожан нашлись и противники увековечения в топонимике Минска имени Войниловича. В частности, категорическое несогласие выразили члены городской организации Белорусской партии левых «Справедливый мир». Но что же, собственно, возмутило товарищей? Оказывается, якобы негативное отношение «фундатора» костела к идее белорусской государственности! А это значит, по мнению авторов письма, что недопустимо объявлять Войниловича патриотом. О его вкладе в общественное, политическое и духовное наследие страны, моральных и человеческих качествах при этом не сказано ни слова... Равно как и о том, что в строительство храма, своего главного детища, безутешный отец вложил все, что мог. Изначально оговорив: возведение костела, православных храмов, синагоги — исключительно за его личные средства. Причем замысел был, чтобы здесь мог молиться человек любой конфессии. Войнилович, известный меценат, председатель Минского земельного товарищества, почетный мировой судья и член Государственной думы, всегда был против конфессиональной розни...

Фото БЕЛТА

Еще один странный аргумент — убежденность в том, что костел давно уже сам по себе представляет уникальное «место памяти» о своем основателе, что делает «избыточным» желание придать еще и находящемуся рядом скверу его имя. Гораздо лучший вариант, полагают члены Минской организации партии «Справедливый мир», — назвать сквер в соответствии с находящейся тут скульптурной группой работы Анатолия Аникейчика и Сергея Мусинского — «Юность». Вот такая позиция...

Институт истории Национальной академии наук, в свою очередь, четко обозначил собственную позицию: поддержать предложение нашей газеты о присвоении имени Войниловича скверу возле Красного костела. А чью позицию займете вы, уважаемые читатели? Должна ли быть увековечена память замечательного человека, мецената, видного общественного деятеля? Назвать его именем пока безымянный сквер — разве не можем мы этим шагом воздать должное заслугам соотечественника? Ждем ваших мнений на сайте www.sb.by.

Фото wikimapia.org

Окончательную точку в этом вопросе поставит Минский городской Совет депутатов, который примет решение на основании итогов заседания комиссии по наименованию и переименованию проспектов, улиц, площадей и других составных частей города Минска.

Юлия ОБОЛЕНСКАЯ.

Версия для печати
Александр, 42, Минск
Редакция "СБ" привела не всю аргументацию минских коммунистов из Партии "Справедливый мир", как, впрочем, несколько извратив некоторые исторические факты, и умолчав про прочие «достижения» Войниловича и его пропольскую ориентацию, равно как про то, что Войнилович после революции успел посотрудничать со всеми оккупационными администрациями (то, что сотрудничал с польской — удивления, разумеется, не вызывает, но ещё была и германская оккупация в 1918-м). Более подробно можно прочитать тут http://left.by/archives/12476

К слову, если уж говорить об исторических персонажах, то гораздо больше прав на безымянный сквер у Красного костёла имеет Николай Плетнёв, живший тут же, рядом — в доме по улице Советской, 17. Старый большевик, участник Гражданской войны, в начале 1930-х заместитель наркома труда БССР, затем – первый секретарь Смиловичского райкома, перед самой войной — преподаватель истории. В 1937-м его едва не репрессировали, а в 1941-м, ослепшего, расстреляли нацисты вместе с женой за отказ сотрудничать с ними, — и расстреляли тут же, у дома.  
Андрей, 57, минск
Предлагаю назвать одну из улиц именем Народной артистки СССР И Республики Беларусь Климовой Александры Ивановны.
Алексей, 33, минск
Я против того, чтобы сквер был назван именем Войниловича. Позиция Минской организации Партии "Справедливый мир" совершенно адекватная.
Мария, 29, Минск
Поддерживаю, сквер должен быть назван именем Войниловича.
Александр, 42, Минск
Редакция "СБ" привела не всю аргументацию минских коммунистов из Партии "Справедливый мир", как, впрочем, несколько извратив некоторые исторические факты, и умолчав про прочие «достижения» Войниловича и его пропольскую ориентацию, равно как про то, что Войнилович после революции успел посотрудничать со всеми оккупационными администрациями (то, что сотрудничал с польской — удивления, разумеется, не вызывает, но ещё была и германская оккупация в 1918-м). Более подробно можно прочитать тут http://left.by/archives/12476

К слову, если уж говорить об исторических персонажах, то гораздо больше прав на безымянный сквер у Красного костёла имеет Николай Плетнёв, живший тут же, рядом — в доме по улице Советской, 17. Старый большевик, участник Гражданской войны, в начале 1930-х заместитель наркома труда БССР, затем – первый секретарь Смиловичского райкома, перед самой войной — преподаватель истории. В 1937-м его едва не репрессировали, а в 1941-м, ослепшего, расстреляли нацисты вместе с женой за отказ сотрудничать с ними, — и расстреляли тут же, у дома.  
Артур, 24
Согласен с прошлым комментарием!!!
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?