О богеме, неофитах и профессионалах

Худрук московского музыкального театра Александр Титель выпустил в Большом театре Беларуси оперы Джакомо Пуччини «Богема»

В Минске с успехом прошла премьера “Богемы” Джакомо Пуччини — уже третья постановка этой оперы в Большом театре Беларуси. Ее осуществил народный артист России Александр Титель — художественный руководитель и главный режиссер оперной труппы знаменитого “Стасика” — Московского академического Музыкального театра имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко, четырехкратный лауреат Российской театральной премии “Золотая маска”, профессор Российской академии театрального искусства.


— Александр Борисович, во многих интервью вы говорите, что стараетесь делать спектакли для людей разного уровня — и для искушенных в опере, и для театральных неофитов. Насколько нынешняя “Богема”, по вашему мнению, доступна для новичков?

— Когда я говорю о разных уровнях восприятия спектакля, я не хочу никого обидеть или принизить. Я имею в виду людей разного уровня погружения в культуру. Кто-то с детства увлечен чтением, кто-то со школьных лет интересуется театром. Некоторые люди погружены в изобразительное искусство, они с юных лет посещают выставки, музеи, галереи. А у некоторых так сложились условия жизни, что они были либо лишены этого, либо не чувствовали заинтересованности по разным причинам.

Но рано или поздно многие вдруг начинают испытывать некий душевный голод, им чего-то не достает. Душа требует развития: ей хочется видеть до сих пор невиданное, слышать неслыханное. Если у человека возникает такая потребность, значит, личность не удовлетворена своим духовным прозябанием, содержанием на “копеечном бюджете”, “ограниченном рационе”. Часто такие люди, у которых есть внутренняя потребность даже не просто узнать, а получить набор сильных эмоциональных впечатлений, приходят к литературе, живописи после 30 или 40 лет. А если такие неофиты заглянут в оперный театр, я хотел бы, чтобы они стали нашими постоянными зрителями.

Если говорить о премьерном спектакле “Богема”, думаю, он обязательно увлечет и, может быть, заставит прийти еще раз, если будет сыгран честно, страстно, азартно. Потому что не может никого оставить равнодушным история любви между молодыми людьми, которые на сцене будут страдать, ревновать, радоваться, плакать. И, конечно же, музыка Пуччини — очень эмоциональная, при этом доступная даже не слишком опытным слушателям, которая в совокупности с разыгрываемой драмой дает мощный объем.

А для людей более подготовленных, которые хорошо знают эту оперу, думаю, помимо сюжета, честно, остро сыгранного и хорошо исполненного красивыми голосами со страстным оркестром, которым управляет главный дирижер театра Виктор Плоскина, будет интересна сценография “Богемы”, подготовленная художниками Юрием Устиновым и Ириной Акимовой. Оформление спектакля изобилует парафразами, цитатами из произведений выдающихся художников начала ХХ века, модернистов и импрессионистов: Огюста Ренуара, Тулуз-Лотрека, Амедео Модильяни, Пабло Пикассо, Анри Матисса, Жоржа Брака, Сальвадора Дали, Рене Магритта, Льва Бакста, Марка Шагала, Казимира Малевича, Хаима Сутина, Осипа Любича и других. И люди, которые любят изобразительное искусство и знают его историю, увидят на сцене и цитаты из картин, а иногда и самих художников, которых мы попытались представить на сцене, например, Ван Гога с перевязанным ухом.

— На ваш взгляд, богема — понятие неизменное и неизменяемое или это явление как-то трансформируется с течением времени?

— Когда-то богема представляла собой узкий круг избранных людей, которые зачастую свою жизнь делали предметом искусства и достоянием широких масс, желая обратить на себя внимание. Сегодня люди искусства ведут гораздо более скромный, незаметный образ жизни, являясь приверженцами профессионального творчества и тех ценностей, которые им прививали, в том числе в высших учебных заведениях. Нынешняя богема — это люди театра, кино, пишущая братия, все очень занятые. В этом смысле многое изменилось.

А на виду у всех сейчас медийные лица, так называемая светская тусовка: они стараются попадать в глянцевые журналы, телевизионные программы, стремятся, чтобы о них побольше писали и говорили, то есть в каких-то своих проявлениях ведут себя так, как когда-то вели себя представители богемы. Но богема не имела денег, она могла гулять с бутылкой дешевого вина и бутербродами в отличие от сегодняшних персонажей светской хроники. Ну и главное отличие: богема была той почвой, гумусом, из которого произрастали истинные таланты.

— Существует ли сегодня преемственность поколений в искусстве? Каким был театр, когда вы начинали карьеру?

— Конечно, существует. И даже те поколения, которые отрицают это, все равно наследуют, потому что из ничего и появится ничего. Что касается роли театра в жизни людей, страны, мне кажется, сейчас она несколько иная. Было время, когда театр являлся некоей интеллектуальной и эмоциональной властью. Это не была официальная власть, но спектакли, актеры, режиссеры владели умами, как когда-то на заре оттепели в конце 1950-х — начале 1960-х владели умами поэты, которые читали свои стихи в Политехническом музее, — Белла Ахмадулина, Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Роберт Рождественский и многие другие. Там яблоку негде было упасть. Я помню, как Евтушенко приезжал и читал свои стихи в Доме знаний в Ташкенте. Там людей было, как в банке сельдей. Все с восторгом слушали и воспринимали. Театры были в значительной мере поводырями у современников. Потому так популярен был Владимир Высоцкий, не только благодаря песням, которые звучали из каждого окна, Булат Окуджава, Театр на Таганке, Большой
драматический театр Товстоногова или Московский художественный во главе с Ефремовым. Театр научился говорить эзоповым языком и говорил, не щадя, обо всех проблемах.

Сегодня театр в значительной мере носит характер развлекательный. Но есть и серьезные спектакли, рассказывающие о современной жизни, четко ставящие вопросы бытия. Однако публика настолько занята жизненными сложностями, проблемами, переживаниями, что эмоционально зрителям тяжело собраться и сопереживать. Хотя втайне, думаю, они хотят катарсиса. Когда он происходит, читатель, зритель начинают видеть новые горизонты.

Театр обладает уникальным свойством. В отличие от телевидения, интернета, радио, кино, аудиозаписей и даже книг и картин театр имеет дело с живым актером, который здесь и сейчас на глазах у зрителей из самого себя творит образ. И это потрясающе.

cultura@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ПИВОВАРЧИК
Загрузка...
Новости