Нужна ли ракета «Красному бойцу»?

«Красный боец» — одно из тех немногих сельхозпредприятий, которые сумели сохранить не только название, традиции и статус одного из лучших хозяйств области, но и свои территориальные границы. А это значит, что можно с максимальной точностью сравнить день вчерашний и сегодняшний. Тем более что его руководитель, согласно специальности, отмеченной в дипломе выпускника Белорусской государственной сельхозакадемии образца 1975 года, в одном лице — ученый-агроном и экономист. Потому возможные риски и бонусы очередных проектов Серяков просчитывает с разных позиций — математических, производственных и экономических. Делая погрешности на капризы погоды, умножая на новые технологии, учитывая плюсы технической оснащенности.

Председатель СПК «Красный боец» Кировского района Александр СЕРЯКОВ — о плюсах и минусах земледелия, влиянии погоды на размер зарплаты и перспективах развития агробизнеса. И, разумеется, опираясь на человеческий фактор. Это, уверен Александр СЕРЯКОВ, — одна из главных составляющих любой из формул успешной работы.

«Красный боец» — одно из тех немногих сельхозпредприятий, которые сумели сохранить не только название, традиции и статус одного из лучших хозяйств области, но и свои территориальные границы. А это значит, что можно с максимальной точностью сравнить день вчерашний и сегодняшний. Тем более что его руководитель, согласно специальности, отмеченной в дипломе выпускника Белорусской государственной сельхозакадемии образца 1975 года, в одном лице — ученый-агроном и экономист. Потому возможные риски и бонусы очередных проектов Серяков просчитывает с разных позиций — математических, производственных и экономических. Делая погрешности на капризы погоды, умножая на новые технологии, учитывая плюсы технической оснащенности.

— Не раз приходилось слышать от ваших коллег, что в советское время руководить сельхозпредприятиями было легче и проще. Проблема денег и вовсе не стояла, наоборот, не успевали их осваивать.

— Это скорее философский вопрос: каждому поколению достается своя порция трудностей, свои белые и черные полосы. Денег и правда выделялось более чем достаточно, не болела голова о том, как выдать зарплату. Зато было такое понятие, как «фонды», то есть лимит на технику, стройматериалы, детали и так далее. Конечно, предложенным минимумом никто не ограничивался. Тот феномен, когда полки магазинов были пустыми, а холодильники полными, присутствовал и в разрезе предприятий: у каждой уважающей себя организации был пробивной снабженец, который ездил по огромной стране, всеми правдами и неправдами «доставая» то, что нужно. За это ругали, вызывали в парткомы на «ковер», объявляли выговоры. А в конце года жали руку: молодец, построил домик, ферму. Так что можно долго рассуждать, что такое хорошо, что такое плохо. В любое время, чтобы добиться результата, надо потрудиться. Сегодня наша республика очень много вкладывает в аграрный сектор, и его достижения очевидны.

— За последние пару десятков лет «Красный боец» трижды менял «приставку» — был колхозом, СКП, затем СПК. А что, Александр Владимирович, изменилось в жизни самого предприятия?

— Когда мне задают вопрос: «Ну, как твое хозяйство?», я всегда спрашиваю: «А что вы хотели бы услышать?» С одной стороны, денег на счету нет, одни кредиты — вроде не так уж и прекрасно. Но с другой — все средства вложены в производство. Мы развиваемся, строимся: в конце 90-х годов прошлого века в хозяйстве было 800 голов скота, сегодня — около 1700. Поголовье свиней увеличили с 6 до 9 тысяч. Реконструировали старые фермы — отремонтировали их как смогли. Но этого мало, и потому до конца нынешнего года планируем ввести новую МТФ с доильным залом на 750 коров. Можно взять за основу количество надоев: у нас они составляют 6 с половиной тысяч килограммов молока на корову. Однако и это не предел, бывает выше! Или привесы. Если вчера за 400 граммов привесов в сутки награды вручали, то сегодня, наверное, могут и с работы выгнать. Этот рубеж «Красный боец» уже давно превысил, тем не менее развиваться есть куда.

— Допустим, перерабатывающее производство открыть — колбасный цех, например.

Попадая в определенную среду, люди начинают привыкать к установленным там правилам. Кто не вписывается, тот уходит. А вообще, хочу сказать: доброе слово в «Красном бойце» ценилось все восемь десятков лет его существования.

— Да, это дело выгодное. Классическая экономика. Возьмем, к примеру, иголку, покупка которой стоит денег, хотя, если посчитать, сколько на нее затрачено руды, то сырье не тянет и на копейку. Но ведь ни на одном этапе переработки никто не остался в проигрыше, все что-то получили. И чем глубже переработка, тем больше можно выручить на ней. Более того, у нас даже долгое время стоял законсервированный колбасный цех, где лет семнадцать назад успели выпустить немного собственной продукции. Но прежде чем возрождать это производство, будет нелишним просчитать, насколько это выгодно сегодня. Придется пригласить специалистов, дать им зарплату. Оборудовать цех с соблюдением всех санитарных, ветеринарных и других норм — а это тоже затраты. Но самое главное — найти рынки сбыта! А ведь здесь практически все ниши заняты, и даже крупные мясокомбинаты не всегда могут потеснить конкурентов, тратят деньги и время на то, чтобы изучить спрос, договориться с торговлей, построить фирменный магазин. И тогда начинаешь сомневаться: а так ли это выгодно? Может быть, есть смысл в распределении труда, когда ткачиха ткет, портниха шьет, а мы покупаем одежду! Я всегда говорю: «Кто сказал, что нельзя в «Красном бойце» построить космическую ракету? Можно! Нужно привезти профессионалов, взять кредит — и пожалуйста. Только надо ли — вот в чем дело. Цена вопроса будет слишком велика: смысл вкладывать средства в строительство космодрома в хозяйстве, если он уже есть на Байконуре?»

— А можно ли заработать на выращивании скота и сельхозпродукции?

— Сегодня рентабельность в агробизнесе во многом зависит от того, какое из направлений АПК доминирует в республике. Самая прибыльная сейчас молочная отрасль, но закупочные цены на эту продукцию, как и на другие, устанавливает государство. И эти цены бесконечно поднимать не будешь, ведь в конце концов мы все потребители, и сразу почувствуем на своем кошельке. Значит, надо снижать себестоимость — например, за счет кормов. Если хозяйство само обеспечивает себя кормами, оно уже в выигрыше. Но и здесь год на год не приходится: когда составляем бизнес-план, ставим себе задачу: получить такую-то урожайность, для этого внести определенное количество удобрений, защитных средств, протравить зерно — список необходимых технологий очень длинный. И вроде все идет прекрасно, виды на урожай хорошие, а потом случилось то, что случилось: прошел ураган, уложил посевы. Или они вымерзли зимой, погорели летом…

— В принципе, каждый год преподносит свои сюрпризы. И если на одну культуру неурожай, то для другой самые благоприятные условия. Например, в нынешнем году картошка стоит дороже, чем в прошлом. А для помидоров рай, на этом и можно сэкономить.

— Вот вы и ответили на свой вопрос: чтобы покрыть убытки, понесенные на производстве одной культуры, надо напрячься на других видах продукции. И тут дело не только в погоде: никогда не знаешь, как через какое-то время сложится рыночная цена на ту или иную культуру. Например, три года назад решили вырастить кукурузу на зерно. Закупочные цены пообещали хорошие: 600 тысяч рублей за тонну. Мы комбайны ставим, молотим, сушить за несколько десятков километров возим — тогда еще своей сушильной установки в хозяйстве не было. А потом дали совсем другую цену: 400 тысяч рублей. Валовой объем, конечно, выполнен, а вот выиграла ли экономика? Постоянно балансируешь, пытаешься просчитать все риски и выгоды. Бывает — получается, иногда — не очень. К примеру, в поисках производства белковых добавок мы замахнулись на производство сои. Подобрали участок в 12 гектаров, засеяли. Урожай оказался хорошим, масло продали минской фирме, шрот забрали себе. На следующий год под сою отдали уже 30 гектаров. Если бы погода не подвела, были бы в большом выигрыше. Но дождь и ураганы сделали свое дело: урожай, можно сказать, был потерян. И в нынешнем сезоне от этой культуры отказались. Хотя, как показала жизнь, температура этого лета для теплолюбивого растения была бы самой благоприятной!

— Несмотря ни на что, рентабельность производства в «Красном бойце» который год держится на уровне от 25 процентов и выше, на каждого работника приходится по 50 миллионов рублей от реализации продукции. Не каждое сельхозпредприятие может похвастаться такими результатами. Но, самое главное, в крепком хозяйстве люди и живут лучше!

— Лично я сужу по достатку людей, по количеству личных автомобилей, которые выстраиваются утром на стоянке возле машинного двора. Это механизаторы, доярки на работу приехали! Когда-то мы удивлялись: в Америке люди добираются до места службы за десятки километров, а теперь и сами так делаем, если автомобиль в руках. Но кто бы что ни говорил, машину ведь не будешь приобретать, если хлеба купить не за что, правильно? Зарплата у нас не самая высокая — порядка 240 долларов, зато заработанная, кредитов на ее выплату никогда не брали. Другое дело, что материальных благ много не бывает, и люди всегда хотят большего. И у них есть возможность повысить свой уровень жизни — конечно, приложив к тому определенные старания. Например, по нашему колдоговору хозяйство работникам СПК и пенсионерам не только оказывает услугу по уборке урожая на личных подворьях. Оно готово взять зерно на хранение — пиши заявление и забирай когда хочешь, хоть через год. Не надо сушить, волноваться, чтобы мыши не погрызли. Более того, мы только рады, когда человек отдает нам свой участок в севооборот: и ему никаких хлопот, и нам не приходится технику гонять по малым участкам.

Лично я сужу по достатку людей, по количеству личных автомобилей, которые выстраиваются утром на стоянке возле машинного двора. Это механизаторы, доярки на работу приехали! Когда-то мы удивлялись: в Америке люди добираются до места службы за десятки километров, а теперь и сами так делаем, если автомобиль в руках.

И это еще не все: работник СПК может смолоть выращенный частным образом хлеб, и эту услугу ему также не придется оплачивать. Как и доставку зерна прямо к дому хозяина. Неудивительно, что, имея бесплатные корма, жители нашего агрогородка Павловичи, как и близлежащих деревень, специализируются на выращивании свиней. Мониторинга мы, конечно, не проводили, но, по данным ветлаборатории Кировского рынка, около 95 процентов всего мяса поступает туда на продажу из «Красного бойца». А вот коров у нас практически никто не держит. Когда была перевернутая экономика, и на рубль брали шесть  буханок черного хлеба, кормили им буренок — да, это было выгодно. Но теперь затраты на содержание коровы превышают прибыль, к тому же молочные продукты есть в каждом магазине. А люди ведь тоже умеют считать!

— Прямо коммунизм какой-то получается, Александр Владимирович,  — я намекаю на то, что в социальный пакет большинства работников хозяйства еще входят бесплатные обеды в сезон, который длится с марта по октябрь.

— Ну, если более подробно остановиться на колдоговоре «Красного бойца», там найдется много интересных пунктов. Например, по желанию часть сданного зерна можно заменить другой продукцией: мясом свинины, поросятами, свиньями из группы откорма, бычками в живом весе. Раз в год СПК предоставляет работающим и пенсионерам возможность использовать автомашину или трактор хозяйства на расстояние до 100 километров с оплатой только ГСМ. Кроме того, бывшие члены кооператива, которые сейчас на пенсии, имеют возможность ежегодно получать по поросенку весом до 5, а нынешние — до 10 килограммов. Разумеется, безвозмездно. Без арендной платы использовать столовую хозяйства для семейных торжеств. Дополнительные площади для подсобных хозяйств, пастбища, сенокосы — список очень большой. Мы не останавливались на жилищном аспекте — а ведь новое жилье у нас замечательное, со всеми удобствами. Однако хочу подчеркнуть главное: бонусы действуют только тогда, когда человек себя зарекомендовал как хороший работник!

— Как говорится, пользуясь случаем…

— Да это чуть ли не всех работников предприятия надо перечислить! Вот, например, супруги Петруша: Николай Илларионович у нас заведует комплексом МТФ, Надежда Игнатьевна — свиноводческим. Оба развитию животноводства отдали десятки лет своей жизни. Бригадир полеводческой бригады Федор Степанович Евдокимов тоже старожил «Красного бойца». В том, что в хозяйстве снимают неплохие урожаи, есть и его личная заслуга — так же, как и агронома Алексея Романовича Шаверова.

— Не секрет, что старое поколение работников сельхозпредприятий во многом работало за спасибо: на энтузиазме, личной ответственности за дело. Нынешнее поколение более меркантильное. Как к ним ищете подход?

— Попадая в определенную среду, люди начинают привыкать к установленным там правилам. Кто не вписывается, тот уходит. А вообще, хочу сказать: доброе слово в «Красном бойце» ценилось все восемь десятков лет его существования. Конечно, слова надо подкреплять материально. Но если человека отругать, а потом дать ему премию, думаете, у него настроение поднимется? Да никогда в жизни!

— Спасибо за интересную беседу, Александр Владимирович.

Беседовала Светлана МАРКОВА, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?