Новый хозяин Елисейского дворца

Почему Макрону придется попытаться усидеть на двух стульях

В минувшее воскресенье в президентской эпопее во Франции была поставлена жирная точка. В должность вступил новый глава государства — Эммануэль Макрон.

Фото cezarium.com

Казалось бы, главный кошмар многих политиков как во Франции, так и за ее пределами миновал: Марин Ле Пен президентом не будет. Несмотря на то что ее реальные шансы занять президентское кресло с самого начала президентской гонки оценивались невысоко, после таких прошлогодних сюрпризов, как Brexit и победа Дональда Трампа, нервозность по поводу исхода французских выборов была закономерна. Теперь под аккомпанемент риторики об обновлении в Елисейский дворец въехал человек, который, скорее, является надежным гарантом незыблемости существующего порядка вещей. Макрон олицетворяет собой все те ценности, против которых выступает Марин Ле Пен и, похоже, окончательно захлебнувшаяся с ее поражением «правопопулистская революция»: продолжение неолиберального экономического курса, глобализация и европейская интеграция, культурная открытость.

Вместе с тем новый президент Франции будет действовать в качественно новой ситуации. Макрон, будучи абсолютно системным политиком, оказался на вершине власти во многом вопреки логике этой системы. Ведь традиционно глава Пятой республики всегда опирался на поддержку одной из доминирующих партий: социалистической или республиканской. Макрон же изначально дистанцировался от основных системных партий, позиционируя себя «ни правым, ни левым». Безусловно, несмотря на это, для французского истеблишмента Макрон — вполне свой, во втором туре его консолидированно поддержали все основные политические силы, а Франсуа Олланд, передавая Макрону полномочия, заявил, что не считает его оппонентом. Более того, Макрона, бывшего советником, а затем министром экономики в правительстве Олланда, нередко называют его преемником, хотя он и не представляет Социалистическую партию — партию бывшего президента, кандидат от которой Бенуа Амон с треском провалился на этих выборах. 

Однако подобная внепартийность Макрона порождает качественно новую ситуацию, которая может нести как определенные преимущества, так и серьезные риски для нового главы государства. С одной стороны, это дает «ни левому, ни правому» президенту поле для маневра при формировании правительства и работе с политическими партиями. Эммануэль Макрон в ходе выборов неоднократно заявлял, что стремится консолидировать Францию, и его надпартийное положение в этом плане может стать неплохим подспорьем, позволяя привлекать к сотрудничеству представителей разных политических сил. Это особенно значимо в условиях ослабления доминирующих системных партий, когда односторонняя опора на какую-либо из них не может гарантировать президенту сильную позицию.

С другой стороны, в условиях расшатанной партийной системы сформировать устойчивое правительство окажется не так-то просто, и президент, не имеющий за спиной консолидированной поддержки «своей» партии, рискует остаться в политическом одиночестве.

В связи с этим остается вопрос, пойдет ли Макрон на преобразование своего надпартийного движения «Вперед!» в полноценную политическую партию. Учитывая, что парламентские выборы ожидают Францию уже этим летом, времени остается совсем немного. И не факт, что новая партия сможет повторить успех своего лидера, ведь для многих французских избирателей Макрон стал «выбором без выбора», меньшим из зол на фоне усиливающегося «Национального фронта».

Между тем проблема «Национального фронта» и его растущей популярности никуда не делась. Сам факт того, что Марин Ле Пен удалось прорваться во второй тур и набрать там весьма внушительные 33% голосов, уже можно считать своего рода революцией. И если на президентских выборах ее все же удалось «утопить» консолидированным голосованием за Макрона, не факт, что это получится на выборах парламентских, хотя мажоритарная система голосования в два тура вполне позволяет повторить этот трюк. Помимо «Национального фронта», в парламент рвутся и другие несистемные партии, например Левая партия Жан-Люка Меланшона, успех которого в первом туре стал еще одной большой неожиданностью прошедших президентских выборов.

Таким образом, Франция рискует получить проблемный парламент с сильным представительством несистемных сил, которые существенно осложнят положение Макрона. В свою очередь, это станет отражением того нарастающего глухого недовольства, ответить на которое системные политики по-прежнему не в состоянии.

shimoff@rambler.ru

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости