Минск
+11 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Новый глава МВД — один из первых белорусских "краповиков"

Президент Беларуси Александр Лукашенко назначил министром внутренних дел Юрия Караева. 

Юрий Караев родился в 1966 году в столице Северной Осетии - городе Орджоникидзе (ныне Владикавказ). В 1987 году окончил Саратовское высшее военное командное училище МВД СССР. На разных офицерских должностях проходил службу в 43-й конвойной дивизии внутренних войск МВД СССР. В 1992 - 1994 годах командовал учебной ротой специального назначения войсковой части 3214 внутренних войск МВД Беларуси. После окончания в 1997 году Военной академии им. М.В. Фрунзе был назначен старшим офицером в одну из структур главного управления командующего внутренними войсками. В послужном списке Юрия Караева - командование батальоном специального назначения в/ч 3214, войсковыми частями 5527 и 5525, полком милиции специального назначения ГУВД Мингорисполкома. В период с октября 2008-го по июнь 2009-го возглавлял в/ч 3214. Затем Юрий Караев служил первым заместителем начальника оперативной и боевой подготовки главного управления командующего внутренними войсками. С конца 2012 года по сегодняшний день работал в должности заместителя министра внутренних дел - командующего внутренними войсками МВД. Окончил факультет Генерального штаба Вооруженных Сил Военной академии Республики Беларусь.

Новый глава МВД - один из 20 самых первых белорусских "краповиков". В мае 1993 года командир учебной роты специального назначения в/ч 3214 Караев успешно прошел первые на территории Беларуси квалификационные испытания на право ношения крапового берета. 

"В то время внутренние войска суверенной Беларуси только создавались. Нашему батальону специального назначения в/ч 3214 было лишь несколько месяцев, которые мы посвятили индивидуальной подготовке к суровому экзамену, - вспоминал Юрий Караев в 2013 году в беседе с редактором журнала "Спецназ", - К слову, зарплата тогда выплачивалась мизерная, мы даже полноценно не питались, но готовились фанатично. Никто нас не подгонял. Ведь советскому солдату покажи краповый берет и скажи, что он станет спецназовцем, он никогда не попросит никаких денег, преференций, социальных льгот. Только за идею добровольно шагнет вперед и будет гонять себя до седьмого пота".

По словам генерал-майора, тогда готовность первых белорусских кандидатов в "краповики" к квалификационным испытаниям достигла высокого уровня: "Во-первых, сказалась отличная подготовка офицеров в училищах внутренних войск Советского Союза - сейчас я ее оцениваю как настоящую спецназовскую. Во-вторых, многие военнослужащие в/ч 3214 побывали в командировках в Закавказье, Молдавии, Средней Азии, где решали непростые служебно-боевые задачи по охране общественного порядка во время межнациональных конфликтов, нюхнули пороха. И этот симбиоз подготовки в военных вузах с практическим опытом, к тому же помноженный на энтузиазм профессионалов, стал фундаментом для успешной сдачи на берет. Зерна идеи белорусского движения "краповиков" попали в благодатную почву".

"Тот майский день 1993 года очень запомнился жесткостью приемной комиссии, сформированной из наших же товарищей, - рассказал Юрий Хаджимуратович. - Нынешний командир "Алмаза" Виктор Борнафович Зураев (тогда замначальника штаба батальона, обладатель крапового берета) мой друг, мой земляк. Но какой жесткий устроил мне прием! Мой заместитель по специальной подготовке Андрей Жуковский хотя и подчиненный, но никакого снисхождения ко мне при оценке нормативов по подтягиванию, бегу, сдаче приемов рукопашного боя не проявил, скидок не делал. Навсегда останутся в памяти подробности марш-броска. На последних метрах штурмовой полосы я Палею и Шабуневичу, с которыми вместе бежал, буквально приказывал: "Медленнее бегите! Сгною в нарядах!" Но они - хлопцы молодые и тренированные (Виктор Палей занимался спортивным ориентированием) - хотели создать большой задел, чтобы имелась фора по времени. Честно говоря, уже немного тяжеловато было. Тем не менее мы дошли и до очередного этапа: нам беспощадно бросали взрывпакеты, дымовые шашки... На заключительном же этапе первых двоих спарринг-партнеров помню хорошо. У третьего - только лицо. А четвертого соперника не помню вообще. Все было как в тумане. Не помню, как вставал, куда выкидывал руки-ноги. В памяти остался лишь последний выкрик: "Сдал!"

Фото Дениса ПАРХЕЙЧУКА.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
4
Загрузка...