Новодворецкий «Эдем»

Совсем не вяжется название — «Жабчицкий психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов — с той благодатной атмосферой, что создали сотрудники заведения и трепетно поддерживают больные.

В интернате, что в Пинском районе, пациентов умеют отвлечь от болезни

Совсем не вяжется название — «Жабчицкий психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов — с той благодатной атмосферой, что создали сотрудники заведения и трепетно поддерживают больные.

Находится интернат в деревне Новый Дворец Пинского района. А Жабчицким называется по старинке. После войны в бывшем поместье собрались калеки — те, кому некуда было податься. Стали вести подсобное хозяйство, жить помаленечку. Тогда Жабчицы считались не просто деревенькой, а райцентром. Вот в названии это и сохранилось.

Намного позже интернат в Новом Дворце стал домом для психоневрологических больных. А главный корпус построили в 1991 году.

Директор Владимир Сергеюк на своей должности с марта 2009 года. Но уже за этот короткий срок его успели прозвать «папочкой». Руководить Владимиру Алексеевичу привычно — когда-то был председателем колхоза.

— Вы поверите, что я каждый день иду на работу с радостью? А ведь это так. В моей трудовой вот уже... восемнадцатый год одна запись: «Жабчицкий психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов». Скоро поймете, почему это так, — загадочно говорит старшая медсестра Ирина Степанюк и приглашает меня познакомиться с ее эдемом.

Сейчас в интернате больше трехсот человек. В основном — из Брестской области. Но в советские времена сюда приезжали из самых дальних уголков России, Казахстана и других республик бывшего Союза. Возраст проживающих — от восемнадцати лет. К примеру, дети находятся в школе-интернате, потом никто их не забирает (родственников нет или отказались), и они поступают сюда. «А там — сколько богом уготовано...»

— Люди здесь с психическими заболеваниями — шизофрения, олигофрения во всех их проявлениях, у кого-то старческое слабоумие, — рассказывает Ирина Станиславовна. — Много пожилых: вроде был нормальный человек, а к старости что-то случилось, изменилось психсостояние, попал в больницу, стал недееспособен. Бывает, что родственник и рад бы забрать и ухаживать, да семью нужно содержать, работать. Приходится оформлять к нам.

Жителей этого дома навещают. Правда, не всех. И не часто. Некоторых родственники забирают на выходные или во время своих отпусков — на целый месяц.

...Мы уже идем по просторному дворику, украшенному замысловатыми композициями.

— Всегда стараемся чем-то разнообразить жизнь. Решили провести творческий конкурс среди сотрудников (у нас их около 180 работников), — рассказывает медсестра-экскурсовод. — И как же они загорелись! На презентацию композиций готовили стихи, песни, театрализованные представления. А с каким энтузиазмом больные помогали — где-то подкрашивали, подклеивали… Поддерживали своих медсестер и санитарочек! У каждого ведь есть любимицы.

Первое место заняла композиция «Лето из кувшина», созданная семейной парой — медсестрой и санитаром. Я ловлю себя на мысли, что все, сделанное руками сотрудников интерната, не топорное «тяп-ляп» для отчета. А самобытное, дышащее любовью и задором искусство. «Веселый фонтан» сплетен из лозы: вместо воды буфетчицы «залили» его цветами, петунией. «Жабчицкий хуторок» — история об удачной поездке на кирмаш. Странно, мне, зрителю, сразу же передалось восторженное настроение кукольных бабы с дедом. Словно это я приобрела поросят — розовых очаровашек.

Инструкторы сделали для конкурса практически значимые вещи — шезлонги, на которых можно комфортно полежать жарким летним деньком. Девочки из прачечной сотворили «Остров Чунга-Чанга». А сотрудники пищеблока — «Веселого повара». Да разве возможно рассказать обо всех композициях, их же почти тридцать — и все завораживают.

Заходим в здание. На первом этаже макет дома-интерната, и скоро там появятся все композиции в миниатюре! И выставка — результаты работы кружков: жильцы этого странного дома мастерят умопомрачительные вещи из любого подручного материала. Сухие листья папоротника, пластилин, кукуруза плюс фантазия — готово панно, креативное и качественное.

С 2008 года здесь работает кабинет ароматерапии. Подаются травяные чаи из фитобара, а эфирные масла для терапии подбираются специальные — главное, чтобы не раздражали.

В тренажерном зале — то есть в кабинете ЛФК — я замечаю, как заботливы друг с другом молодые люди, Галя и Вася. Осторожно спрашиваю об этом Ирину Станиславовну. Оказывается, в доме многие из больных симпатизируют друг другу — и не только молодые. Люди ведь живые.

К нам подходит одна из жительниц интерната, спрашивает что-то по поводу концерта. Выступать на сцене здешним обитателям не в новинку. Сейчас идут репетиции спектакля «Солдаты». У театрального кружка было уже три постановки — актеры ответственно учат слова и вживаются в роль. Все по-настоящему.

Жилые комнаты постояльцев тоже оформлены по-разному. Даже не поворачивается язык назвать их палатами. Вся красота и домашняя ухоженность — заслуга санитарочек. В ночную смену, когда есть свободное время, они вышивают, и вот уже коридор превратился в галерею. Дизайн интерьера продуман до мелочей — у персонала отличный вкус и поистине золотые руки.

Проходим в музей — да какой! Получился у работников «куток мясцовай этнаграфіі». Люди везли все и отовсюду. Жернова отдал папа диетсестры, со старого бабушкиного дома. Есть верстак, старинный сундучок для почты, наряды полешуков, лапти и ручники, даже детская люлька, не говоря уже о бытовых мелочах, добытых в чердачных недрах. Все в первозданном виде. Только утюг лаком покрыли.

В интернате — и своя парикмахерская, и компьютерный класс. С особым увлечением больные относятся к трудотерапии — работе на подсобном хозяйстве. Многим нравится досматривать свиней, лошадей, прочую живность. Есть бригада, которая пасет коров. И за всей этой трогательной картинкой скрывается напряженный кропотливый труд сотрудников интерната. Но хоть и сложная работа в Жабчицком доме-интернате, однако текучка кадров небольшая. Как правило, санитарочки дорабатывают до пенсии. А бывает, трудятся и после.

— Есть и молодые. Хотя к нам идут не по распределению. Морально для многих работа оказывается невыносимой. Помыть тяжелых больных, а среди них есть те, которые даже не понимают, что они люди. И за такими тоже надо ухаживать. По-своему любить. Вот некоторые сотрудники и не выдерживают.

Здесь каждого больного надо понять, отвлечь от недуга — и не только таблетками.

Уже прощаясь, старшая медсестра Ирина Степанюк замечает:
— Главное, создать условия, когда больным не хочется идти следом и уничтожать только что сотворенное. Очень важны теплые отношения в коллективе, конкурсы как раз и помогают сплотить людей. Теперь понимаете, почему мы всегда рады видеть друг друга?


Ирина БАБИЧ, «БН»
НА СНИМКАХ: Ирина СТЕПАНЮК демонстрирует музейный экспонат – лапоточки; композиция «Лето из кувшина»
Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости