Минск
+23 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Новизна и традиции

Новый драматический театр Минска ведет свою историю от театра–студии «Дзе–Я?»...

Новый драматический театр Минска ведет свою историю от театра–студии «Дзе–Я?», возникшего в 1987 году. В то время в городе наблюдался активный подъем студийного движения, существовало около 20 театров–студий — небольших творческих коллективов, независимых от государства и действующих по принципу самоокупаемости. По различным причинам (в основном финансовым) все они прекратили свое существование в 90–е годы. Сохранился только театр «Дзе–Я», пять лет назад которому при поддержке минской мэрии было полностью передано здание бывшего кинотеатра «Родина», а также выделены значительные средства на реконструкцию, чтобы привести помещение в соответствие с современными требованиями театра.


И сегодня Новый драматический театр счастлив объявить о завершении многолетней реконструкции, и уже 9 октября театр приглашает зрителей на премьеру в Заводской район Минска, на улицу Чайкиной, 16. О сложном пути преобразования из театра–студии «Дзе–Я?» в драматический театр рассказал директор Василий Мартецкий.


— Василий Васильевич, похвастайтесь, пожалуйста, новыми подмостками.


— К счастью, от полноценных театров мы теперь ничем не отличаемся: у нас есть гримерки, зрительный зал на 167 мест, прекрасно технически оснащенная сцена... Кстати, мы на месте не сидели — также подключались к ремонтным работам. Зал спроектировали сначала мы вместе с главным художником. Решили, что у нас должны быть большая сцена и уютный зал. Думаю, на этих подмостках мы постараемся достойно «похулиганить». Также внесли предложения по поводу фасада здания. Я не хотел много стекла и бетона. Зачем, чтобы театр в Минске путали с банком? Нужно было придумать что–то театральное. И тогда мы создали образ театрального портала.


— В 90–е годы многие студии сгинули с театральной карты Минска. А вы уцелели... Ваш театр можно назвать везучим?


— Скажу честно: у нас тоже была такая «возможность» — уйти в небытие. Успешно стартовав, наш театр делал постановки под руководством Николая Трухана. Это были очень специфические, фестивальные спектакли. Пока Трухан был, существовал и его особенный театр. А как только Трухан умер, этот репертуар уже не мог существовать без него. Я тогда только пришел, а передо мной уже встал вопрос: «Что делать?» В принципе, все актеры были готовы к тому, что театр нужно закрывать. Но мы без боя решили не сдаваться: попробовали его реанимировать. Первым нашим самостоятельным спектаклем стал «Девятый праведник». Сейчас уже сложно представить, но одним этим спектаклем мы выполняли план, он пошел буквально на ура. Ну а потом стали понемногу наращивать мускулы: стали появляться репертуар, постоянные зрители.


— Охарактеризуйте, пожалуйста, сегодняшний репертуар Нового драматического театра.


— Уникальный. Мы ставим те спектакли, которые больше нигде не идут: ни в Минске, ни в Беларуси. Вот сегодня пьесами Макаёнка уже никого не удивишь, а мы поставили его «Затюканного апостола» первыми. Потом мы нашли Алеся Гаруна, когда театралы о нем уже забыли, мы поставили его сказку «Волшебная скрипка». А Петр Васюченко? Вот за такими спектаклями и приезжает к нам зритель из центра города. Вспоминаю те времена, когда на вечерние спектакли в зимний мороз приезжали люди, а усадить их было некуда. Приходилось подставлять несколько стульев в партер: ну не отправишь же зрителя в такой холод домой, он же так далеко ехал! Зато сейчас ситуация иная: у нас полноценный зрительный зал!


— Чем будете нас удивлять?


— Принципиальных изменений ждать не стоит: сохранятся белорусский колорит, история, язык. Мы в очередной раз напомним, что мы двуязычный театр: легко играем и на русском, и на белорусском. Более того, в прошлом сезоне весной у нас была премьера «Королевы красоты» Мак–Дохана. Это очень модный автор и в Америке, и в Европе. Однако специально для нас его перевели с английского на белорусский язык. Так что те зрители, кто не увидел премьеру в прошлом сезоне, могут посмотреть спектакль 9 октября на нашей сцене в рамках фестиваля «Панорама». Собираемся ставить пьесу Павла Иванова, белорусского автора, «Казнить нельзя помиловать». И никакой ошибки нет в том, что запятой не стоит: зритель сам поставит ее для себя после спектакля. А еще собираемся ставить Александра Червинского и его «Бумажный патефон». Взгляните на нашу афишу: октябрь расписан вплотную.


А где вы еще видели такую виньетку? (Протягивая афишу.) Ни у кого такой нет! И херувимчики. Очень театральная такая. И во всем хочется, чтобы так было, по–театральному!


— Даже школа театральная у вас есть...


— А, это наше детище, наша гордость! Единственная в Беларуси театральная школа при государственном театре. Мы специально создавали ее, чтобы дети научились себя держать, стали интеллигентами. Они приходят сюда 12 — 13–летними, а уходят уже зрелыми личностями, несмотря на то что только со школьной скамьи. Они же здесь, в наших стенах, такое образование получают: все, чему учат в академии. Только в основах: сценическое мастерство, движения, речь... Даже рецензии писать учим. Кстати, для детей это колоссальный опыт — мы ведь даем им возможность играть в наших спектаклях, в сценах, где нужны дети. А они–то в каком восторге! Профессиональные костюмы, декорации, а еще и гонорар свой первый получают!

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...