Новая власть не любит богатых и крупных собственников

В откровенном интервью «СГ» Войцех Мроз прокомментировал целый ряд свежайших новаций в своем крупном агробизнесе, а с пессимизмом -- отдельные шаги новых властей Польши, против этого самого бизнеса направленные

Владелец крупнейшего в Польше агрохолдинга Войцех Мроз: Главное условие для выживания по новым правилам — иметь землю в собственности

Почему Войцех Мроз не хочет идти в сейм, и воплотил ли он мечту: доить от коровы по 100 тонн молока

ВО ВЛАДЕНИЯ Мроза всегда интересно попадать: обязательно найдешь что-нибудь новое. Если не был здесь, скажем, полгода и больше, жди интересных информационных поводов. Конечно, поводов позитивных. Так было и на этот раз. На ферме в Домбрувке построили два бычника из металлоконструкций. Цена каждого — в пять раз ниже прежних. И вот еще что приковало внимание участников семинара-учебы «Европейские стандарты в сельском хозяйстве»: стены бычников одновременно служат стенами сенажных траншей. Только когда увидели, поняли, насколько решение простое и малозатратное, чего нам пока ох как не хватает. Но и это, оказывается, не все. Потому что в откровенном интервью мне Войцех МРОЗ с оптимизмом прокомментировал еще целый ряд свежайших новаций в своем крупном агробизнесе, а с пессимизмом — отдельные шаги новых властей Польши, против этого самого бизнеса направленные.



— Господин Мроз, три года назад вы давали интервью «СГ». В Польше за это время к власти пришли совсем другие люди. Как это повлияло на ваш бизнес, что изменилось? И в какую сторону — с точки зрения финансов, развития агрохолдинга, рынков сбыта?

— Мы не стоим на месте. Правда, движение дается нам не без проблем. Новая власть благосклонна только к мелкотоварным хозяйствам, им создают возможности для покупки земли. Нас, наоборот, в этом ограничивают и даже дискриминируют…

— Простите, новая власть неблагосклонна к крупным хозяйствам и собственникам?!

— Она как-то подозрительно к нам относится. Раньше этого не было. Сейчас Варшава глубоко вмешивается в сельское хозяйство. Хочет вообще ликвидировать крупные хозяйства. Вот у нас отняли 300 гектаров и делят их между крестьянами.

— Как можно отнять землю?

— Эта земля была в аренде. Но обрабатывалась, давала работу людям. Ее отняли и раздали фермерам по 7 гектаров. Какой будет у них результат на этих клочках?! Но отняли без суда и следствия. Мы справимся, конечно, и без нее, хотя на арендной земле выгоднее производить продукцию: меньше затрат, в частности, на ее покупку. Даже если имеешь деньги и хочешь еще купить земли, все решают не твои деньги, а государство. Сегодня цена за гектар 15 тысяч евро. Предпочтение отдается бывшим собственникам, тем, кто владел землей до войны, или их наследникам. Правила меняются. И главное условие для выживания по ним — иметь землю в собственности, тогда твое будущее гарантировано.

— Чем мешают крупные, такие как ваше, хозяйства? Экономическая выгода для державы ведь очевидна: много выращиваете, производите, продаете, постоянно даете новые рабочие места…

— Новая власть не любит богатых и крупных собственников. Она хочет, чтобы ты поделился с другими.

— Не любит богатых! Но так ведь было у нас в 1917 году, когда царь хотел, чтобы все были богатыми, а большевики предпочитали отнимать и делить, чтобы все стали одинаково бедными…

— Похоже, сегодня того же хочет и Варшава. Скажем, в Германии по-другому. Там в 1991 году ликвидировали госхозы, но приняли одинаковые условия для развития крупных и мелких собственников земли. Правила не меняют, и таких экспериментов над крестьянами немцы себе не позволяют. Вот вам и единый Евросоюз…

— Может быть, вам самому пойти во власть: в сейм, сенат? У нас говорят, она дает возможность большего добиться не только в карьере, но и в деле, которому посвятил жизнь…

— Никогда! Нет времени. Да и меня это абсолютно не интересует. Я многое могу сделать здесь, на своем месте. Нормальный человек туда не пойдет. А кто не имеет достойного дела, идут… Единственное, что позволил, да и то не себе — внуку: состоять в партии, которая в коалиции с Гражданской платформой в оппозиции к действующей власти.

— С политикой более-менее понятно. А что, несмотря на все это, у вас изменилось в экономике агрохолдинга? Поддерживает ли ее Брюссель?

— С Брюсселем все в порядке — дотации получаем. Кстати, в моей семье все — я, жена, дети, невестка, зять и внуки — имеют в собственности по 300 гектаров (максимально возможное количество) земли, получаем на них дотации. И у холдинга дела идут перспективно, развиваемся. За три года инвестировали крупные средства в покупку земли. Недавно купили бойный завод с холодильными мощностями на 24 тысячи тонн. (В Польше очень сложно получить разрешение на новое строительство, поощряется покупка старых производств, их реконструкция.) На этой базе строим предприятие по производству готовой еды: экспресс-обеды со сроком хранения до месяца. Это будет качественная еда, по рецептам, разработанным нашими поварами из агроусадьбы «Вилла-натура».

— Не боитесь конкуренции?

— Наш партнер готов покупать все. У него сеть магазинов по Европе. Знаете, у людей сегодня мало времени — и в Польше, и в Германии, и в Англии. Надо вкусно и быстро их покормить. Перспективный бизнес.

— Да, с комбинатом питания — идея хорошая. Есть и другие?

— Не просто хорошая идея, ее воплощение в ближайшем времени даст 250 новых рабочих мест. Построили новые бычники, вы это видели. Расширяем ферму свиноматок, было 300 голов, в этом году доведем до 2000. Два года в Дании стажируются специалисты, они будут работать на ферме. По датской технологии и с датскими свиноматками. Без учебы, заимствования лучшего опыта сегодня не продвинешься. Мы уже на той стадии мирового развития, когда и сами можем других научить. В прошлом году купили сельхозкооператив на 250 гектаров, с 25 работающими и небольшим свиным поголовьем. У нас уже давно один работник досматривает от 2 до 4 тысяч свиней, а там два человека на 300—400 голов — прошлый век. Я обещал, что никого не уволю. Надо остальным дать работу, хотя большинству по 55—60 лет, их уже трудно переучивать. Но таковы законы рынка: чтобы получать зарплату, надо иметь выработку. Всех, стало быть, медленно, но обучим современным подходам. На комбинат питания нужны будут кадры. И вот еще что очень важно: общественное мнение. Кстати, новая власть в Варшаве придает этому фактору особое значение. 

— Помню еще одну вашу идею, точнее, мечту: добиться совокупного надоя от одной коровы в 100 тонн молока. Приблизились к ней?

— Не так близко, как хотелось бы. Наверное, массово пока это невозможно. Есть законы природы, биологии. Но работать над этим стоит! А вот отдельные рекордсменки показывают и такой фантастический результат. Есть уже такая корова, одна, правда, и у нас. Все в будущем возможно. В бизнесе, знаете, если купец сказал…

— Господин Мроз, кстати, о репутации. Говорят, во Франции во время переговоров с местным бизнесменом о крупных поставках вам оборудования и техники вы подписали с ним первое соглашение чуть ли не на салфетке…

— Чтобы везло в бизнесе и вам доверяли, надо очень рано вставать и очень поздно ложиться спать. И очень сильно нужно хотеть чего-то добиться! Скажем, как только о нашем намерении создать комбинат питания стало известно, ко мне в офис приехал сам партнер, который имеет, как я уже говорил, крупнейшую торговую сеть по всей Европе. Я и мечтать о таком не мог. Вот это и есть репутация. Молва о добрых делах всегда впереди бежит.

— Когда мы в «СГ» рассказываем о вашем предприятии читателям, они тоже, надеемся, получают хороший опыт. Причем достаточно приехать в агрохолдинг Мroz, чтобы побывать, по сути, почти во всем аграрном мире. Вы ведь сюда со всей планеты собираете лучшее. Уже все постигли и применили у себя?

— Нет. Мир в своем развитии не останавливается. Еще многое предстоит постичь, век живи — век учись. Мы едем в Испанию, Италию и другие страны. И я тоже. Главное, чтобы нас пустили посмотреть. В производстве, сельхозпереработке все хочу увидеть своими глазами, а не по телевизору и в интернете. Только своими!

— Но за три года, господин Мроз, вы так и не побывали у нас, в Беларуси.

— Очень хочу побывать. Знаю, что и ваши крестьяне не стоят на месте. А всего, к чему стремлюсь в интересах дела, стараюсь добиваться. Так что увидимся на белорусской земле.

— Спасибо за интервью и откровенный разговор. До встречи!

СПРАВКА «СГ»

Агрохолдинг MROZ находится в Великопольском воеводстве Польши. Более 10000 гектаров пашни. Специализация: растениеводство, животноводство, переработка и реализация сельхозпродукции. Стабильная чистая прибыль 10—12 миллионов евро.

Минск — Берлин — Дольск — Познань — Варшава — Минск

Фото автора
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?