Ностальгия об утраченном залоге

Выбрасывая в специальный контейнер скопившуюся стеклотару, все чаще с ностальгической грустью вспоминаю старые добрые времена, когда за две пустые бутылки из-под напитка «Буратино» мы, детвора, не только получали от продавца одну новую, наполненную желанной жидкостью, но и шесть копеек сдачи

Причем у работников торговой точки даже в самой глухой деревушке не могло быть никаких отговорок, что ящиков нет или не забрали посуду, принятую на прошлой неделе. Правила, утвержденные Министерством пищевой промышленности СССР, соблюдались строго. Согласно им, все организации, торгующие на вынос алкогольными и безалкогольными напитками, а также минеральными водами, обязаны были «беспрепятственно и в неограниченном количестве принимать по залоговой стоимости от населения бутылки, независимо от формы, цвета и наличия этикеток». Именно так: без препятствий и ограничений. С тоскою, видимо, вспоминают тот золотой век нынешние бомжи-санитары, собирающие стеклотару.

В годы моего детства за одну пивную бутылку, которая стоила 12 копеек, можно было, доплатив 2 копейки, купить буханку ржаного хлеба. Теперь для этого нужно их сдать в пункт приема 30 штук. Парадоксальная получается ситуация. Можно подумать, что при постоянном росте затрат на энергоресурсы и сырье производство стеклотары в постсоветский период подешевело в тридцать раз.

А ларчик открывается просто. Сегодня понятие залоговая стоимость бутылки — полная профанация. Реальные затраты на производство стеклотары закладываются в общую цену товара. Покупая его, мы оплачиваем все расходы стекольщиков. Производителям жидкого продукта и работникам торговли незачем обременять себя лишними хлопотами по приему бутылок. Ведь деньги, чтобы платить за тару, они берут из нашего кошелька. А чтобы вообще человеку не повадно было возиться с бутылками, установили на них мизерные расценки, не соответствующие истинной себестоимости.

В результате в разы снизился возврат тары для повторного использования. Мало поступает на переработку и стеклобоя. Представители заводов по его сортировке жалуются, что их мощности не загружены. Один хороший завод в состоянии отсортировать 120 тысяч тонн стеклобоя в год, в то время как со всей страны собирают стекла для вторичной переработки всего лишь 60 тысяч тонн. А значит, пустыми бутылками и осколками запружены несанкционированные свалки, наши парки и леса. Вред природе огромный.

Чтобы урегулировать ситуацию, нужно ввести реальную залоговую цену на тару и повысить стоимость стеклобоя. Если пивная бутылка будет стоить 2000 рублей, уверен, станут чище и парки, и обочины дорог, и леса, и полянки для пикников. Выпивая на даче пивко, рачительный хозяин, без сомнения, завтра сдаст бутылки. Но, чтобы он мог это сделать, нужно в полном объеме восстановить существовавшую ранее сеть приемных пунктов возвратной стеклотары, открыть новые в крупных торговых центрах и магазинах.

Мне лично, например, импонирует германский метод безлюдного приема, при котором в магазинах можно сдать бутылки и получить деньги с помощью автомата. Сбор за тару составляет 8—25 центов за бутылку (принимают и стекло, и разные виды пластика). Такие автоматы работают в большинстве магазинов страны. Сдав бутылки, вы нажимаете кнопку Pfand (то есть получить талон) или Spende — пожертвовать вырученную сумму на обеды бедным. Если вы взяли талон, можете оплатить им часть или всю свою следующую покупку, или получить наличные. Нам, конечно, еще далеко до такого цивилизованного метода. Но на будущее стоит иметь его в виду.

Олег КАМИНСКИЙ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?