Норка шагает в мир моды

Звероводы Белкоопсоюза получили чистую прибыль Br 92 млрд

За предыдущее пятилетие отрасль звероводства потребительской кооперации стала основным отечественным экспортером пушнины, а также достойным конкурентом ведущих грандов пушного бизнеса — стран Скандинавии и Азии. Зверохозяйства ежегодно производят более 770 тысяч шкурок норки и по 2,5 тысячи шкурок лисицы и песца. Около 90 процентов шкурок реализуется на экспорт. Есть ли у отрасли звероводства резервы для развития и может ли она себя опробовать в новом амплуа — производителя пушных эксклюзивных изделий? Об этом мы попросили рассказать заместителя начальника отдела звероводства Белкоопсоюза Геннадия ПОПОВА (на снимке).

— Геннадий Валентинович, конъюнктура мирового рынка сегодня на руку производителям пушнины — цена шкурки норки возросла с 20 до 50 долларов и выше. Как отрасль может использовать ее для развития?

— Практика показывает, что мы не напрасно стучались в двери мировых аукционов, улучшали качество продукции по таким параметрам, как густота покрова, длина ости, окрас пушнины, и другим. В последнее время особым спросом пользовалась, может, не столь теплостойкая, но модная короткоостная норка. С учетом мировых тенденций в развитии пушного бизнеса зверохозяйства потребкооперации могут предложить 12 устоявшихся расцветок. По итогам минувшего года от реализации пушной продукции мы получили прибыль 130 млрд. рублей, при этом чистая прибыль — более 92 млрд. рублей. Валютная выручка за истекший год составила 31,7 миллиона долларов США.

В декабре минувшего года Белкоопсоюз отгрузил на финский аукцион более 260 тысяч шкурок норки и реализовал ее с 15-процентным ростом стартовой цены. За пушнину, произведенную нашими организациями, торговались брокеры Греции, Италии, Китая, России — ведущих стран, занимающихся изготовлением пушно-меховых изделий. Самый качественный товар мы традиционно реализуем на аукционе в Хельсинки, где все торги и цены на продукцию максимально прозрачны. Там есть реклама, много покупателей и большой спрос, соответственно, устанавливается на товар предельно высокая цена. Конечно, аукционы берут за организацию торгов 1—4 процента от суммы реализованного товара. Однако это выгодные взаимоотношения, при расчетах они делают частичную предоплату, а по завершении торгов перечисляют оставшуюся сумму. Продается белорусская пушнина и в Россию.

— Однако часть продукции вы реализуете также и на внутреннем рынке. Хотя особого прогресса в отечественном производстве пушных изделий, судя по витринам магазинов, не наблюдается?

— Дело в том, что основное предприятие отечественного легпрома, которое шьет пушно-меховые изделия, — Витебский меховой комбинат. Для бесперебойной работы в текущем сезоне предприятие заказало у Белкоопсоюза 35 тысяч шкурок норки. Сортировщикам Витебского мехового комбината было предоставлено эксклюзивное право первоочередного отбора шкурок норки в любом из хозяйств, в том числе и по цветовой гамме. По просьбе отечественного производителя отпускаем пушнину по цене на 15 процентов ниже, чем установившаяся мировая. Однако запрошенные объемы сырья так и не выкупили: из отсортированных около 20 тысяч шкурок, оплатив, забрали, и еще около 10 тысяч лежат невостребованными на складах зверохозяйств. А прошедший в Хельсинки мартовский аукцион дал повышение цены на шкурки норки еще на 5 процентов. И тенденция к росту цен на «мягкое золото» пока не ослабевает. Конечно, отобранное для витебских партнеров сырье не подорожает, но если они не выкупят товар в ближайшее время, то мы будем вынуждены погодя реализовать его через аукционные торги. Пока же, на мой взгляд, переработчики опрометчиво «заморозили» в невыкупленном товаре более полумиллиона долларов наших средств. А нам самим дополнительные финансы не помешают, ведь с учетом роста прибыли от звероводческой отрасли Правлением Белкоопсоюза взят курс на масштабное переоснащение устаревающей материально-технической базы зверохозяйств. Важно эти процессы завершить сейчас, пока на пушнину повышенный спрос.

Недавно на совещании в Министерстве экономики прозвучал интересный вопрос: сколько отечественный рынок может «поглотить» пушно-меховой продукции с учетом платеже-способности населения? Емкость отечественного рынка оценена представителями Витебского мехового комбината в 15 тысяч единиц верхней одежды, в том числе 5 тысяч – это шубы из пушнины, что эквивалентно 200 тысячам шкурок норки. Согласно же перспективным планам отечественного переработчика к 2015 году он будет использовать около 120 тысяч шкурок. Очевидно, что есть свободная ниша и для других производителей пушно-меховых изделий, а значит, и для развития конкурентной среды. И перспектива видится не в конвейерном производстве с рядами шуб, пуговицами в одном и том же месте и классическими дырками-застежками. А так как речь идет о самом дорогом виде одежды, то будущее все же за ателье, и не кустарными, а марочными, способными предложить индивидуальный и творческий подход при изготовлении одежды из натурального пушно-мехового и кожаного сырья. Человек, скопивший достаточное количество денег, достоин того, чтобы получить от производителя эксклюзивное изделие премиум-класса.

— Если развернуто столь успешное производство пушнины, соответствующей мировым стандартам, то почему бы Белкоопсоюзу не попробовать себя в роли изготовителя модной одежды из пушнины?

— Вопрос непростой, но, наверное, им задаются многие люди. Тут важно понять, что само по себе звероводство – это колоссальный процесс. Это и закупки по импорту недостающих кормов для пушных зверей, и расходы, связанные с закупкой новых зверьков (мы называем это прилитием крови), и сложная зоотехническая селекционная работа, и ежедневный труд ветеринаров. А сколько еще можно рассказать о сопутствующих технических вопросах, связанных с содержанием холодильников, автотранспорта, кормокухонь…

Поэтому нам, как это и происходит во всем мире, венцом деятельности звероводства видится реализация пушнины через международные пушные аукционы.

А изготовление модной одежды из пушнины – это другая индустрия, имеющая свои особенности. Она работает как бы наоборот. Вначале стоит заказчик. На него работают портные, на них работают те, кто выделывает сырье. А под заказ всей этой цепочки брокеры закупают пушнину на аукционах.

Имея собственную пушнину, и мы пробуем свои силы. В качестве эксперимента на базе унитарного предприятия «Белкоопвнешторг Белкоопсоюза» создан цех по пошиву изделий из пушнины на заказ, который явно не будет заниматься массовым производством. Цех предприятия работает на протяжении уже почти года под приобретенным брендом «Джиннелли», набран штат хороших специалистов. Пошито и реализовано 254 единицы верхней одежды.

Мы не собираемся продавать изделия из пушнины в больших магазинах типа универмагов — у нас не массовое производство по шаблону. Мы готовы поставлять изделия в специализированные магазины или хотя бы в секцию, где продается эксклюзивная одежда. Если их выставить рядом с массовым пошивом, то я уверен, что ничего не продадим. Эксклюзивное изделие должно на витрине играть, если хотите, как драгоценный камень в оправе. При этом велик риск остаться с нереализованным товаром до следующего сезона холодов. Поэтому в швейном цеху в Колядичах создан собственный демонстрационный зал готовых изделий. Здесь представлены шубы, полушубки, шапки женские и мужские, аксессуары для мобильных телефонов, женские сумочки, брелки и другие. Мы стремимся сделать производство безотходным, то есть если хвостик от шкурки остался невостребованным, то зачем его выбрасывать, если можно пошить модный брелок для ключей. Кстати, мы даже были вынуждены несколько ограничивать прием заказов, так как не успеваем все их своевременно выполнять.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.13
Загрузка...
Новости