Ночной маневр

На большинстве строек Гомеля введен ночной режим работы. Жаркое лето и «горячие» прогнозы синоптиков заставили строителей менять привычный ритм..

На большинстве строек Гомеля введен ночной режим работы. Жаркое лето и «горячие» прогнозы синоптиков заставили строителей менять привычный ритм.


Мобильная группа при Гомельском горисполкоме создана в эти знойные дни специально для контроля безопасности на стройплощадках. Помимо узких мест вроде инструктажей, документации, средств защиты, она проверяет, есть ли у работников питьевая вода, действуют ли душевые, комфортно ли в бытовках.


— Строительная отрасль — сектор повышенного травматизма, — уточняет суть пристального внимания Александр Ключинский, руководитель группы — начальник управления по труду, занятости и социальной защите Гомельского горисполкома. — А при нынешних температурах риски повышаются. Поэтому мы рекомендовали нанимателям пересмотреть режим работы и теперь еженедельно отслеживаем ситуацию.


На 118–квартирном доме по улице Макаенка — объекте ОАО «Строительно–монтажный трест № 27» — дело идет полным ходом. Отныне здесь приступают к работе с шести утра. Каждые 45 минут перерыв на 15. Специалисты, работающие в 12–часовом режиме, заступают с 20.00 и до 8.00. При 32 градусах в тени людей, работающих на открытом воздухе под прямыми лучами солнца, переводят на нижние участки. Сердечников и вовсе не допускают к высоте.


Мобильная группа тем временем держит начальство стройки «в тонусе». Грязновато в бытовке, горка окурков на обеденном столе, в бачке для питья пусто, душевые не вымыты... Александр Ключинский сверлит взглядом. Прораб бьет себя в грудь: прибраться еще не успели, а питьевая вода доставляется в баллонах. Один тут же, как по волшебству, появляется. Плюс на самом строящемся объекте пользуются 20–литровым термосом.


— И как там — наверху? — на земле ловлю крановщика, который управляет стрелой на уровне последних этажей.


— Мой температурный рекорд в кабине 50 градусов, у напарника — 53, — «парниковый эффект» Геннадий Потылкин воспринимает как неизбежные издержки производства.


— Понимаю, без кондиционера...


— С домашним вентилятором, — уточняет тот.


Как ему в каске, не спрашиваю. И у других также — про кирзовые сапоги и ботинки. Увы, антизнойной спецодежды пока не придумано. До сих пор мы так долго не жили с экстремально высокими температурами. Выяснилось и еще одно: в нашем законодательстве нет норм, при которых наступают перемены в трудовых буднях на строящихся объектах. Так что в стройорганизациях Гомеля, придумывая новшества, больше опирались на собственный опыт.


— При 32 градусах на высоте работать практически невозможно, — теперь точно знает заместитель генерального директора ОАО «СМТ–27» Николай Сугак. — У нас были случаи, когда людям становилось плохо и вызывали «скорую». Поэтому именно эту температурную планку мы взяли за отправную точку.


С рабочими как–то сориентировались, а вот как с технологическими процессами... В жару вода из бетонной смеси испаряется за считанные секунды. При каких плюсовых температурах ее можно использовать по назначению, чтобы не испытывать качество на прочность? Опять же строители руководствуются собственными наблюдениями. А просятся, по всей видимости, научные исследования и заключения, которые стали бы сводом правил для всех строителей. Пусть и небывалое в этом году лето. Но кто сказал, что оно не повторится?


Фото автора.

Версия для печати
I.M.
Я удивляюсь мужеству людей, которые в такую экстремальную погоду трудятся на улице. Строители, дорожные рабочие - какими же нужно быть выносливыми, чтобы выдерживая такие температуры еще и работать и задачи выполнять.<br /> <br />
Я отношу себя к "офисному планктону" и хотя у меня не сидячая работа, все равно больше времени провожу в эту жару в кондиционированном офисе, ибо на улице "экстрим".
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?