Нина Хило тоже из огненной деревни

ОДНИМ из свидетелей тех трагических событий стала Нина ХИЛО, которой тогда было десять лет. Вместе с мамой и другими жителями деревни девочка в тот день спряталась в болоте. Тех же, кто не успел убежать, ждала ужасная участь: стариков сожгли в сарае, а молодых отправили в Германию. Судьба Хатыни эту белорусскую деревню постигла ровно через четыре дня после того, как началось освобождение Беларуси.

27 сентября 1943 года Шкленниково Мядельского района дотла уничтожили фашисты. Вспоминает очевидец

ОДНИМ из свидетелей тех трагических событий стала Нина ХИЛО, которой тогда было десять лет. Вместе с мамой и другими жителями деревни девочка в тот день спряталась в болоте. Тех же, кто не успел убежать, ждала ужасная участь: стариков сожгли в сарае, а молодых отправили в Германию. Судьба Хатыни эту белорусскую деревню постигла ровно через четыре дня после того, как началось освобождение Беларуси.

Нина Флориановна Хило в этом году отметит восьмидесятилетие. Всю жизнь женщина прожила в деревне Шкленниково — тут встретила мужа, родила двоих сыновей. Но это было после… после тех трагических дней, которые всегда вспоминает со слезами на глазах.

— Когда пришли немцы, мы убежали на болото. Сидели там четыре дня, боялись выйти. Очень сильно хотелось кушать. Как маленький ребенок, «смоктала» палец, — вспоминает Нина Флориановна. — Из деревни только доносились крики и выстрелы.

Только на пятый день выжившие осмелились выбраться в деревню. Но…

— Пришли домой, почти все сожжено. Осталось пепелище, да некоторые животные домашние уцелели. Словили мы тогда курицу, начали варить суп. А тут опять немцы — снова побежали в лес. Поесть так и не успели.

На этот раз сидели в болоте два дня. Некоторые жители укрылись в стогах сена.

— Немцы нас нашли в болоте, привели в поселок. И начали допрашивать, кто из партизанской семьи. А у меня брат был в партизанах. Немцы это знали. Вывели меня и маму из толпы и поставили под пулемет. Приказ был такой: расстрелять партизанские семьи. Вместе с нами было еще несколько человек. Простояли мы под прицелом целый день. К вечеру немец подходит к пулемету и начинает прицеливаться — мы и начали прощаться. Мама меня так сильно обняла, я закрыла глаза — страшно было… А тут немец говорит нам — уходите. Вот так и спаслись.

Это была не первая встреча Нины Хило с немцами. До этого один из местных жителей сдал их семью — мол,  партизанам помогают.

— Пришел к нам тогда немец молодой. Он на русском говорил хорошо. Спрашивает: вы партизанская семья? Мама ему в ответ: что ты родненький, не знаем мы никаких партизан. Так тот вышел из дома, выстрелил в воздух два раза и ушел.

Война для семьи Хило не прошла бесследно — погибли три брата Нины Флориановны.

— Страшно было. Помню, что и после войны голодали. Ели все, что видели — и траву, и корешки какие. Как немцы ушли, то стали потихоньку отстраиваться — вот так и появилось новое Шкленниково.

Такая же участь — быть сожженной и после восстановленной — постигла многие деревни Мядельского района и других регионов нашей страны. В пятницу же в Шкленниково вновь вспомнят тот трагический день, который черной полосой прошелся по истории деревни. Дню памяти жертв фашизма будет посвящен митинг-реквием. В нем примут участие представители райисполкома, школьники, а также местные жители, в числе которых очевидцы того, как была сожжена деревня, и родственники погибших, приглашены также представители посольства ФРГ в Беларуси. Затем такое же траурное мероприятие пройдет в деревне Брусы Мядельского района.

Наталья БОРИСОВЕЦ, «БН»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?