Николай Попков: "Прежде чем требовать от коровы большого молока, давайте ее хотя бы накормим досыта"

Увеличить производство молока, привесы крупного рогатого скота и снизить себестоимость продукции — именно такая задача поставлена аграриям страны на ближайшую пятилетку
Увеличить производство молока, привесы крупного рогатого скота и снизить себестоимость продукции — именно такая задача поставлена аграриям страны на ближайшую пятилетку. Однако сделать это одновременно непросто. Уже который год генетический потенциал дойного стада используется немногим более чем наполовину. Понятно, на сто процентов задействовать его можно лишь теоретически. Но и недобирать из-за этого продукции тоже непозволительно. Как наука предлагает решать такие задачи? Насколько технология ушла вперед в сравнении с профессиональным уровнем животноводов? Сколько можно говорить о низком качестве кормов, просчетах в воспроизводстве стада и готовы ли к работе в новых условиях кормозаготовители, животноводы, специалисты? Об этом беседа с генеральным директором НПЦ по животноводству НАН Беларуси Николаем ПОПКОВЫМ.



— Все отрасли животноводства имеют ярко выраженный индустриальный характер. Если лет 10 назад молочное скотоводство ему частично не соответствовало, то теперь этот пробел восполнен, — считает Николай Андреевич. — Отрасль поднялась на новый уровень развития. Правда, не настолько, как планировалось и хотелось бы. Судите сами, примерно 1250 хозяйств у нас держат коров, у 635 в стаде их тысяча и больше. А в Гродненской области, где продуктивность традиционно выше, таких сельхозпредприятий 82 процента. Там действуют крупные фермы промышленного типа. 

В животноводстве это новый технологический уклад. Количество сельхозорганизаций, которые за год получали от коровы 7 тонн молока и более, увеличилось с 16 в 2006 году до 71 в прошлом, от 6 до 7 тонн в год доят уже в 144 хозяйствах, тогда как годом ранее их было 67. Хозяйств с надоями от 2600 до 3000 килограммов сократилось на 126. 

Но при этом нужно иметь в виду, что нельзя старое мышление и подходы совместить с передовыми технологиями. Не стыкуются они, не будет движения вперед.

— Что в таком случае может предложить наука? Где же то основное звено, потянув за которое, можно поднять отрасль на более высокий уровень? 

— В свое время очень много говорили о трех составляющих «к» большого молока. Это — коровы, корма и кадры. Теперь к ним можно добавить еще одно «к» — комплексы.

Одна из основных причин неполноценной продуктивности дойного стада — просчеты в кормопроизводстве. Если корова на 100 килограммов живого веса дает полторы тысячи килограммов молока, ее можно считать конкурентоспособной. Но чтобы получать столько, нужно выдержать технологию на всех этапах производства, обязательно включая сюда обновление стада. Нельзя исключать уровень механизации и многие другие факторы. И стоит где-то допустить сбой, желаемого результата не получишь. 

— Где это случается чаще всего?

— Самым слабым местом по-прежнему остается кормопроизводство. Проблема очень серьезно обострилась после внедрения интенсивных технологий производства молока, которые требуют особых подходов. Традиционно сложившийся уровень кормления не дает должной отдачи от использования оборудования и технологий на новых фермах и комплексах. 

Вот вам конкретный пример. В 2012 году в расчете на условную голову скота мы имели 17,2 центнера кормовых единиц фуража, в следующем — 16,9, потом — 15,4, затем 16,2 и на минувшую зимовку заготовили 14,3 центнера кормоединиц. В результате на начало года запасы фуража были примерно на 10 процентов меньше, чем на соответствующий период прошлого. А недокормленная корова много молока не даст. Хозяйства недобирают его, а одновременно и деньги. По нашим расчетам, из-за низкого качества фуража в среднем по республике потери его оцениваются примерно в полтора-два миллиона тонн кормовых единиц. В денежном выражении это 500—950 миллиардов рублей. Такого количества достаточно для дополнительного производства не менее полутора миллионов тонн молока. Чем не резерв для снижения себестоимости продукции, повышения производительности труда, чего требует Указ Президента о повышении эффективности социально-экономического комплекса республики.

— Но если копнуть глубже, то оказывается, что и фуража мы заготавливаем мало, и содержание сырого протеина в кормовой единице стало сокращаться. Чем это чревато для хозяйств? 

— Если в 2010 году содержание протеина в кормовой единице составляло 120 граммов, кстати, тоже немного по отношению к норме, то за следующие четыре года сократилось до ста граммов. Только по этой причине недополучаем от коровы почти тысячу килограммов молока в год. При теперешней кормовой базе уровень продуктивности достиг предела, и наращивать его за счет других факторов практически невозможно. Чтобы за год от коровы получать 7—8 тысяч килограммов молока, энергетическая ценность килограмма сухого вещества в фураже должна быть не ниже 10 мегаджоулей. Мы имеем на 20—25 процентов меньше.

— Николай Андреевич, в последнее время непреодолимым барьером в молочной отрасли стал символический пятитысячекилограммовый надой. Почему? За счет чего его можно перешагнуть?

— За счет улучшения качества и количества кормов. В большинстве хозяйств они заканчиваются в апреле. Впереди май, июнь, июль. Чтобы поддерживать продуктивность животных на должном уровне, придется в мае использовать то, что готовим на зиму. Поэтому необходимо увеличивать их не менее чем на 30 процентов. И улучшать качество. 

Минсельхозпрод ежегодно требует убрать травы первого укоса за десять дней. Идея хорошая. Но насколько готовы реализовать ее хозяйства? Если где-то и могут скосить траву в эти сроки, то убрать ее с поля или правильно заложить на хранение не выходит. В результате меньше чем за 15—20 дней справиться с этой задачей не получается. А некоторые заготавливают и месяц. В таком случае животные получают потом клетчатку, а мы требуем от них отдачи. При этом с применением консервантов и передовых технологий заготавливается недостаточное количество кормов. А это большие потери питательных веществ со всеми вытекающими отсюда и всем известными последствиями. 

— Насколько готовы решать поставленные задачи специалисты, рядовые работники молочной отрасли? 

— Если сравнить нас, выпускников начала 70-х годов, и выпускников вузов двухтысячных годов, то с точки зрения информационного обеспечения их уровень гораздо выше. Но они, на мой взгляд, не адаптированы к условиям промышленной технологии. Их нужно лучше готовить, чтобы потом не доучивать в условиях производства. Когда говорят, что на комплексе не соблюдают, например, технологию кормления, нужно еще посмотреть почему — по незнанию или  что не того качества корма. Уверен, стоит вдоволь накормить животных, как вопрос о профессионализме работников отпадет сам по себе.

В начале 2003 года была принята так называемая программа 700 хозяйств. Некоторым она казалась утопией: мол, за пять лет невозможно годовые надои в таком количестве сельхозпредприятий довести до четырех тысяч килограммов молока и более… В то время столько и немногим более его получали около 80 хозяйств. То есть перед крестьянами, по сути, ставилась революционная, но реальная задача. 

Скажу откровенно: к 2005 году на заданную продуктивность вышло около 640 хозяйств, то есть программа реализована на 90—95 процентов. Но многие подошли к такому рубежу, а по итогам следующего года уже 768 хозяйств его перешагнули. 

А теперь для сравнения результат прошлого года. На четыре тысячи килограммов вышло 798 сельхозпредприятий. То есть за 10 лет добавилось всего… 30 хозяйств. Правда, выросло количество тех, где доят шесть, семь тысяч килограммов, в восьми получили от коровы более 9 тонн молока, но все же. 

— Увеличить надои предлагалось за счет строительства комплексов и ферм. Но почему они не обеспечили желаемого прорыва? 

— О кормах я уже говорил. Плюс к этому комплексы не сумели укомплектовать высокопродуктивными животными. Для эффективного воспроизводства необходимо иметь от ста коров не менее 95 телят, выращивать из этого количества 30—35 нетелей. У нас получают приплода меньше, сократилось количество новотельных коров. К тому же продуктивность первотелок должна превышать средний удой по стаду. А что у нас? Так что, не работая в этом направлении, мы потенциально закладываем невыполнение прогнозных показателей на перспективу.

— Николай Андреевич, показатели в животноводстве во многом определяет количество заготовленных кормов в предыдущем году. Если учесть, что в прошлом их заложили недостаточно, то как это теперь может сказаться на надоях и привесах?

— Не лучшим образом. Хотелось бы ошибиться, но полагаю, на пять тысяч килограммов молока от коровы в этом году не выйти. Почему? На этот вопрос вы частично ответили — из-за недостатка кормов. Без них стадо худеет. Подкармливать коров начнут только с конца мая, и до конца июня придется доводить их упитанность до приемлемых кондиций. Чтобы гарантировать прибавку, необходимо создать благоприятные условия на старте, при переходе с зимы в лето. А он в этом году оказался не таким дружным, надежным и уверенным, как хотелось бы.

zybulko@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Сергей ЛОЗЮК
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?