Минск
+10 oC
USD: 2.04
EUR: 2.27
Источник: Знамя юности
Знамя юности

Николай Басков: меня никогда не ругали, что бы я ни творил

Николай Басков – не только золотой голос России, но и непревзойденный рассказчик. Друзья артиста наперебой зовут его на вечеринки и праздники, потому что знают – никто лучше Баскова не развеселит гостей. Сегодня Николай делится некоторыми из своих историй с читателями «Знаменки».

О клипе «Ибица»

Несколько недель назад мы с Филиппом Киркоровым порвали интернет совместным творением под названием «Ибица». Теперь еще и видео «Извинение за Ибицу» выпустили. Я вам так скажу: не помню, чтобы меня так ругали когда-нибудь. Хотя чего только не творил и как только не хулиганил.

Будучи оперным певцом и стажером Большого театра, выходя всегда на сцену только в смокингах, фраках и «бабочках» и исполняя на эстраде «Памяти Карузо», вдруг записал рэп с «Мурзилками» с «Авторадио». Стилисты тогда нарядили меня в мятую рубаху и рваные джинсы, это был шок для всех. Меня костерили на чем свет стоит. Семь лет назад на моем юбилее мы с Киркоровым спели песню «Нас не догонят». В зале было 500 гостей, весь цвет общества, а мы вышли к ним в шортиках, пионерских галстуках. Мы понимали, что своим появлением в таком виде и с такой композицией нервы собравшимся пощекочем. Но случилось непредвиденное. Почему-то и у меня, и у Филиппа оказались расстегнуты ширинки на шортах. В эйфории выступления мы, конечно, внимания на это не обратили. «Е-мое, – сказали мы с Киркоровым, посмотрев потом видео, – чего ж штаны-то маловаты!» Что тогда началось – вспомнить страшно. Наши расстегнутые шорты обсуждали все и везде. И я уже думал, что это вершина, что сильнее мы людей не заденем и не раскачаем. Но я ошибался.

Нас после «Ибицы» ругали так, как не ругали никогда и нигде. На радио «Эхо Москвы», где про Баскова никогда не говорят, «Ибице» посвятили целый час и вылили на меня 18 ушатов грязи.

Вообще с этим клипом произошла удивительная история. Общество раскололось на два лагеря. Половина зрителей (а их уже за 14 миллионов перевалило) очень любит этот клип, половина бесится и брызгает слюной: «Зачем вы, Николай, – спрашивают, – такую гадость сняли вообще?!» А я вам скажу зачем. Моя миссия – развлекать людей. Отвлекать их от серых будней. Расшевелить их, если они загрустили. Я артист, это моя профессия. И когда мы клип снимали, именно этого и добивался. И добился. Я не боюсь того, что меня будут ругать. За 20 лет моей карьеры чего только обо мне ни писали, и я ни разу не подал в суд ни на одно издание, это моя принципиальная позиция.

Телеканал «Россия 1» тоже сильно рисковал, поставив «Ибицу» в эфир, но в результате программа Андрея Малахова, в которой клип был показан (не без купюр, конечно), получила самый высокий рейтинг. А на «Новой волне» мы спели песню со сцены, потом выходили на бис, и это был единственный бис за всю историю «Новой волны». И опять-таки руководство канала не побоялось показать наше выступление, хотя там было все, что можно: и провокационные декорации, и девочки с фиговыми листочками на причинном месте, и мальчики в откровенных костюмах. Но это сделано намеренно. Я такой человек – не могу всю жизнь петь в одном и том же костюме на фоне одного и того же черного задника. Я тогда сам себе перестану быть интересен.

И, кстати, в этом мы с Филиппом схожи. Оба ищем себя всю жизнь. Филипп как только не эпатировал людей – был рыжим, белым, зеленым, каким угодно – и не боялся ничего. И заметьте, интерес зрителей к нему не теряется вот уже много лет.

О дружбе с Киркоровым

Мы много лет дружим с Филиппом. Недавно были на эфире у Урганта, и он у нас допытывался, когда мы познакомились. Честно говоря, никто из нас уже и не вспомнит, когда это случилось. Филипп меня заприметил очень давно, это была программа «Музыкальный ринг», ну то есть прошлый век еще. И как-то само сложилось – начали общаться. А это наше противостояние, о котором так много говорят, – это тоже развлечение. Игра на публику. На самом деле Филипп – один из немногих людей, на которых я могу рассчитывать. И он знает, что это взаимно.

– На жизненном пути вдруг появляются люди, которые даны тебе, чтобы донести какую-то идею, понимание

  За время нашего общения мы не раз попадали в истории. Одна из них особенно запомнилась. Дело было в предновогоднюю страду, мы снимали какие-то бесконечные «елки», и после одной из съемок, которая закончилась как всегда за полночь, Филипп говорит: «Я все равно сегодня не усну, слишком много эмоций, надо как-то успокоиться. Давай в кино съездим?» Я согласился, и он сказал: «Жди, скоро за тобой заеду». Заезжает. Я спускаюсь и вижу – ни охраны, ни водителя, Киркоров сам сидит за рулем маленькой спортивной двухместной машины. Он ее обожает, хотя для меня до сих пор загадка, как он со своим ростом туда помещается. В общем, сели в машину, доехали до кинотеатра, оставили ее на парковке на улице.

Посмотрели кино, вышли – машина не заводится. Ну, потому что мы фары не погасили и аккумулятор, естественно, сел. На дворе холодно, зима, снег, кругом никого, полчетвертого утра. Мы идем к дороге голосовать. Филипп стоит впереди, я рядом, чуть за ним, и с дороги меня не видно. Останавливается тачка, внутри несколько парней и девушка. Филипп своим фирменным голосом произносит: «Ребята, пожалуйста, помогите. У нас проблемы. Надо «прикурить» (завести аккумулятор. – Прим. «ЗН»)». Водитель тачки смотрит на него, совершенно обалдев, и говорит: «Слушай, ты так на Киркорова похож!» – «Что значит «похож»?! Это я и есть!» – возмущается Киркоров. Девушка с заднего сиденья говорит с максимальным скептицизмом: «Ну да, ага, вы Киркоров! Только Баскова еще не хватает для полноты картины». И тут я понимаю, что настало время выйти на авансцену. Выхожу из-за спины Филиппа и говорю: «Так вот он я!» Человек в машине от удивления забыл, где у него зажигание находится. Они нас, конечно, спасли – завели, – но за все время спасательной операции никто из них не произнес ни слова, в таком шоке они были.

Об экстремальном детстве

О том, что стану артистом, все вокруг начали подозревать с самого моего детства. Я всегда был очень контактным, и мне всегда нужна была публика – с самого раннего возраста. Когда мы шли в гости, хозяева дома родителям говорили: «Только вы Коленьку с собой возьмите, а то без него за столом будет скучно». Моя артистическая натура требовала выхода, не всегда безобидного, и я благодарен родителям за их бесконечное терпение. Меня никогда не ругали, что бы я ни творил. Я у бабушки на даче рвал ромашки, ставил их в бидончик, шел с ним к электричкам, делал жалостное лицо и продавал эти ромашки по рублю.

С отцом Виктором Владимировичем и мамой Еленой Николаевной (1982)

У меня кличка была – Артист. Когда мне было 11 лет, я таки стал артистом – попал в Детский музыкальный театр юного актера. Отсюда выпустилось много замечательных ребят, и я с удовольствием вспоминаю то время. Так вот, едва я туда попал, руководитель театра Саша Федоров сразу сказал: «Коля, из тебя выйдет артист. Я не знаю, кем ты станешь, может, певцом, может, актером драматическим, но талант у тебя точно есть».

Мы очень много ездили на гастроли – и по стране, и за рубеж. У меня эта кочевая жизнь не вызывала никаких вопросов: я сын офицера, и поскольку мой отец никогда не был паркетным офицером, мы прошли все гарнизоны от Германии до Тувы. Но Саша до сих пор со смехом вспоминает спектакли, которые я разыгрывал перед отъездом на выступления. Мама провожает меня до поезда. Стоит на перроне. Я прислоняюсь лбом к стеклу и реву взахлеб, прямо от души. Мама за окошком, естественно, тоже плачет, Саша, на все это глядя, сам чуть не ревет. Поезд трогается, и, едва мама скрывается из вида, у меня тут же выключается поток слез, лицо мгновенно высыхает, и я, обращаясь к Саше уже совершенно спокойно, потираю радостно руки и говорю: «Саш, там конфеты мне мама положила, давай-ка приступим». Он удивлялся, как 11-летний ребенок так может сыграть скорбь расставания.

Однажды мой талант спас наши заграничные гастроли. Было это в 1980-х годах, нас было много детей в сопровождении Саши. Он, как всегда, пропустил всех вперед, а сам шел замыкающим. Все дети показали паспорта, прошли, а ему сказали: «Стоп, мы вас не пускаем!» Что-то у него оказалось не в порядке. Саша начинает метаться: «Товарищ майор, пустите, у меня там 25 детей, как они без меня

уедут?!» Но пограничник непреклонен. И тогда я понимаю, что пора. Начался концерт. Я кидался на офицера, кидался на пол, рыдал, дрыгал всеми конечностями, завывал на весь аэропорт: «Пустите, пожалуйста, с нами нашего папу, мы без него умрем с голоду, мы без него пропадем». Вы не поверите, но нас пропустили! И как только мы оказались за пределами видимости пограничников, я, который за секунду до этого колотился в истерике, вдруг взял Сашу за руку и будничным тоном сказал: «Ну, так где здесь у них вкусное дают?»

Об Ирине Аллегровой и ее холодильнике

Есть у меня дуэт с Ириной Аллегровой. Недавно был вместе со своими родителями на ее концерте в Витебске. И меня восхитило, как зал ее встречал и как хором пел песню «Странник мой». Ирина не произнесла ни слова, она только дирижировала со сцены, а зал в едином порыве пел. И если меня спросят, что такое «хит», я скажу, что это песня «Странник», которую народ поет от начала до конца без участия самой певицы. Повторюсь, я очень высоко ценю ее профессионализм, но, когда вижу Ирину, вспоминается мне сразу только одно – ее холодильник.

Однажды я приехал к ней в гости на какую-то вечеринку, было много гостей. Ирина – потрясающая хозяйка и очень любит готовить. В ее доме шикарная кухня, дикое количество посуды, разных новомодных примочек. А ее холодильник – это полноценная комната с герметичной дверью и уходящими за горизонт полками. Что меня понесло в этот холодильник? Не спрашивайте! В общем, я туда вошел, и дверь закрылась. И нет никакой возможности открыть ее изнутри. Сижу я в этой ледяной комнате, кричу – естественно, никто меня не слышит. Мобильник там не берет. Где-то через полчаса народ за столом в гостиной заволновался: «Что-то больно тихо стало, кого-то не хватает». Стали выяснять: «А Басков где? Он же не прощался?» Пошли меня искать и совсем было решили, что я тихо по-английски свалил, но обнаружили мою обувь в прихожей. Начали уже более методично обходить весь дом и обнаружили меня в этом холодильнике. Как Ира ругалась на меня – не передать словами: «Как тебя угораздило?» Оказалось, что вообще-то изнутри можно дверь открыть, но именно в тот день что-то там сломалось и заело. Полчаса я, босой и легко одетый, просидел в этом холодильнике и до сих пор холодею при мысли, что было бы, не найди они мои ботинки в коридоре.

Об Алле Борисовне и бриллиантах

Еще один дуэт, о котором я долго мечтал и который удалось все-таки записать, – с Аллой Борисовной Пугачевой. На «Рождественских встречах» мы спели с ней песню «Давай с тобой дружить». Алла Борисовна была моей путеводной звездой, я в юности зарабатывал на жизнь, исполняя в ресторане ее песни. Так вот, однажды я искал подарок Алле на юбилей. Думал, что бы ей такое подарить оригинальное. А тогда в Москве появилась новинка – машинка для чистки бриллиантов. Все за ней гонялись, страшный дефицит. И я решил: вот достойный подарок для Аллы. Расшибся в лепешку – нашел! При­ехал на юбилей гордый – как же, такой оригинальный подарок! Алла его приняла, повертела в руках и говорит: «Надо же, Ротару он дарит бриллианты, а мне машинку для чистки бриллиантов. Надеюсь, на следующий юбилей ты мне подаришь то, что туда можно будет положить почистить».

Подготовила Мария АДАМЧУК,  ООО «ТН-СТОЛИЦА» (специально  для «ЗН»), фото из личного архива Николая Баскова, instagram.com
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...