Никогда не молчи

Молчать или признаться: чем опасно безнаказанное домашнее насилие

«Здравствуй, Люда! Как и обещала, твою фамилию в публикации я опустила, а город в Брестской области, в котором живешь, намеренно не указываю. Зато ты свое слово не сдержала, на встречу к нам в редакцию так и не пришла. Хотя в декабре писала, что было неясно с продлением контракта на работе, а потом ты несколько раз лежала в больнице. Теперь, наверное, просто передумала. Может быть, ты и права: тот ужас, который с тобой сотворил муж и который фактически отрезал тебя от внешнего мира, нам видеть необязательно. Но ты сама-то веришь в то, что отказалась общаться с нами по «эстетическим соображениям»?»

Фото vladtime.ru

Простите за долгую преамбулу. Два года назад с Людой случилось то, о чем не принято и неприятно говорить вслух. Поднял на нее руку муж. Да так крепко приложил, что в один миг молодая привлекательная женщина стала пациентом больницы. Причем постоянным. Полностью восстановить здоровье и внешность ей так и не удалось до сих пор.

Люда вроде бы смирилась с отражением в зеркале. Но остальные! Люди сверлили взглядами. Дети тыкали пальцами. Сын начал стесняться родную мать. А коллеги и вовсе попросили отселить их в отдельный кабинет. Впрочем, руководство пошло навстречу и выделило Люде другое помещение. Передвигается теперь по городу наша героиня исключительно на личном автомобиле, возит муж. В общественных местах не бывает. Подруги-друзья? Многие, особенно поначалу, давили любопытством. Как, за что и почему? Сначала Люда пыталась объяснить: мол, семейная ссора, личное дело двоих. Не лезьте. А потом отсекла и эту часть своей жизни.

Почему простила мужа? Почему не заявила в милицию? Почему не обратилась за помощью как жертва домашнего насилия в специальные службы? Да так решила. В ответ осторожно привожу результаты местного опроса Фонда ООН в области народонаселения о том, почему пострадавшие женщины не обращаются за поддержкой. Оказывается, 8,5 процента опрошенных боятся подвергнуться еще большему насилию, 13,8 — не хотят навредить партнеру или мужу, 15,9 — надеются, что это не повторится, 16,9 процента стыдятся или боятся потерять репутацию. Более четверти пострадавших молчат, потому что просто не хотят выносить сор из избы…

Наверное, таким, как Люда, важно знать, что они не одни. В январе — марте этого года в органы внутренних дел Брестской области поступило 2865 сообщений о конфликтах между членами семьи. По фактам умышленного причинения тяжких телесных повреждений возбуждено 8 уголовных дел. 1440 человек привлечены к административной ответственности. К счастью, убийств на бытовой почве не регистрировалось. Озвучиваю эти цифры для того, чтобы дать понять: проблема семейного насилия — больное место многих пар. Ради сохранения мира в доме в нашей стране совершенствуют механизмы помощи пострадавшим от него. Но прежде чем помогать, специалистам нужно знать, кто в их помощи нуждается.

Оградить себя от домашнего тирана можно. Например, обратиться в милицию и воспользоваться защитным предписанием. Это когда скандалиста на время обязывают покинуть общую с домочадцами жилплощадь. В первом квартале в Брестской области 356 семейным дебоширам пусть и на время, но пришлось покинуть свою квартиру после такого документа. По статистике, 654 человека, склонных к домашнему насилию, состоят на профилактическом учете. С другой стороны, покинуть дом может и жертва агрессии. Вместе с детьми. Для этих целей при территориальных центрах социального обслуживания населения по всей стране открылось более 120 «кризисных» комнат. В них можно жить, дополнительно получая психологическую, юридическую и социальную помощь. В этом году услугой временного приюта в Брестской области воспользовались 19 человек.

«А еще, Люда, надо рассказывать, какие чудовищные вещи происходят за закрытыми дверями. Сегодня муж поднял руку на жену. Завтра — на детей. А потом выйдет на улицу?» Насилие надо пресекать на корню. А жертвы могут и должны помогать обществу отгородиться от тиранов. Чтобы реально оценить национальный масштаб вопроса, общественное объединение «Радислава» в ноябре прошлого года запустило интерактивную карту насилия karta-nasiliya.by. За пять месяцев историями — грустными, которые годами замалчивались, — поделились около 90 женщин. «В Беларуси домашнее насилие в отношении женщины происходит в каждой третьей квартире. Загляни в окно», — говорится на главной странице карты. Каждое зажженное окошко — это конкретная история, которую высказала, а скорее, выплакала анонимная посетительница сайта.

Поэтому, Люда, не молчи!

hanna.petrachenka@yandex.ru

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...