Никогда больше

27 января — Международный день памяти жертв Холокоста

27 января — Международный день памяти жертв Холокоста


Минское гетто, созданное нацистами в период временной оккупации территории Белоруссии в начале Великой Отечественной войны. Гетто было одним из самых крупных в Европе, а на оккупированной территории СССР занимало второе место после Львовского. На территории гетто находилось более 100 тысяч узников.


Истории Минского гетто, а в особенности антинацистскому сопротивлению в нем, посвящено относительно мало источников. Большинство из них мемуарного характера.


Автор книги «Минское гетто 1941 — 1943: еврейское сопротивление и советский интернационализм» (The Minsk Ghetto 1941 — 1943: Jewish Resistance and Soviet Internationalism) Барбара Эпштейн — профессор истории Калифорнийского университета в Санта–Крус — заинтересовалась этой проблемой. Первым этапом ее исследования стала статья «Женщины в сопротивлении Минского гетто», которая была опубликована в Минске в 2003 году. Рассматривая книгу в целом, следует заметить, что, по существу, она является первым серьезным исследованием высокопрофессионального и кропотливого ученого–историка одной из проблем Холокоста.


До начала войны Минск был многонациональным городом. Там в мире и согласии проживали русские и белорусы, поляки и немцы, татары и цыгане. Примерно треть населения города составляли евреи (98 тысяч человек по данным переписи 1939 года). Через неделю после начала войны Минск был захвачен нацистами. Через три недели 19 июля 1941 года всем евреям под угрозой расстрела было приказано в течение 5 дней покинуть места своего проживания и переселиться в специально отведенные несколько кварталов в юго–западной части города. Этот район огородили колючей проволокой с несколькими входами, которые тщательно охранялись.


Барбара Эпштейн исследует методы уничтожения еврейского населения на Западе и на территории СССР. В Европе нацисты сгоняли евреев в гетто, инициировали погромы, иногда убивали, но скрывали это от местного населения. Политику массовых убийств в Европе они начали только после нападения на СССР. В Беларуси, в частности, сразу же неприкрыто стали уничтожать людей. Не сумев инициировать погромы местного населения, как это произошло в Украине и в Прибалтике, нацисты просто сгоняли тысячи евреев к заранее выкопанным траншеям и расстреливали. Иногда наскоро создавали маленькие гетто, а через несколько месяцев уничтожали их полностью.


Минское гетто стало исключением. Более двух лет оно было одновременно и лагерем рабского труда, и лагерем смерти. Первыми стали уничтожать тех, кто не ходил на работу. Затем стали проводить крупномасштабные погромы. В книге довольно детально приводятся различные типы акций, в результате которых людям стало ясно, что в гетто они все будут убиты. Поэтому единственным путем было бегство, присоединение к партизанским отрядам и вооруженная борьба с врагом.


В первые же месяцы существования гетто в нем возникли подпольные группы. Вскоре они объединились в одну организацию, основной задачей которой стало переправить к партизанам возможно больше евреев. Был создан подпольный комитет гетто, в состав которого вошли Григорий (Гирш) Смоляр — польский коммунист с опытом подпольной работы и минские коммунисты Михаил Гебелев и Матвей Пруслин. Подполье в гетто стало частью минского подпольного движения, направленного на борьбу с оккупантами. Подпольщики, евреи и неевреи, слаженно работали в нем. Они считали себя членами единой организации и товарищами по борьбе, проявляя при этом поразительную солидарность. Б.Эпштейн считает, что за годы советской власти большинство белорусов, а в особенности поколение, выросшее в этот период, отвергали этнические предрассудки, в частности антисемитизм. Они гордились тем, что их друзья — люди разных национальностей. Они были готовы помочь тем, с кем учились вместе в школе, работали, дружили.


Ярким примером является спасение одного из руководителей подполья гетто — Смоляра. Руководству Минского подполья стало известно, что немцы ищут его, и было принято решение переправить Смоляра к партизанам. Вначале его скрывали в квартире в «русской» части Минска у людей, связанных с подпольем. Когда жандармы стали стучаться в квартиру, хозяева приняли все необходимые меры для спасения Смоляра. Муж, жена и их дочь предпочли погибнуть в нацистских застенках, но не стать предателями. Эпштейн цитирует в своей книге донесение командира одной из зондеркоманд: «У белорусов нет никакого понятия о расовой проблеме. Массовые убийства евреев послужили скорее антинемецкой пропагандой. Все немецкие усилия к разжиганию антисемитских эмоций не имели никакого успеха».


После большого погрома в июле 1942 года в гетто осталось всего лишь около 9 тысяч человек — и никого, кто бы не подумывал о том, как уйти к партизанам. Но покинуть гетто без помощи подполья, тесно контактировавшего с партизанами, было сложно и опасно.


В 1942 и 1943 годах к партизанам присоединилось много узников гетто, а ряд отрядов создали сами евреи. Отличительной особенностью таких отрядов было то, что, кроме вооруженных бойцов, там существовали так называемые семейные лагеря, где скрывались не только члены семей партизан, но и те, кто сумел уйти из гетто. Наиболее известна в истории партизанского движения Белоруссии партизанская бригада Тувьи Бельского и его братьев, там был самый большой семейный лагерь. Не менее известен отряд Шолома Зорина, в котором также был большой семейный лагерь и большинство партизан, включая самого Зорина, были беглецами из Минского гетто. В октябре 1943 года Минское гетто было полностью уничтожено. В живых осталось всего 13 человек, сумевших укрыться в подземном убежище.


В 1944 году территория Белоруссии была полностью очищена от нацистов. Вернувшиеся руководители компартии искали всяческое оправдание своим действиям, а точнее, бездействию в начальный период войны. И не нашли ничего лучшего, как объявить Минское подполье, в том числе и подполье в гетто, предательским. Сразу же после освобождения Белоруссии от нацистов руководитель компартии республики Пономаренко вместе с  наместником Берия — Цанава — развернули широкую кампанию массовых арестов тех, кто невольно оказался на оккупированной территории. Под видом «пособников фашистов» были арестованы и оказались в лагерях люди разных национальностей десятки участников Минского подполья. Только в 60-е годы они были реабилитированы. К сожалению, многие посмертно. Энергичные действия по сокрытию правды привели к тому, что только через 20 лет после окончания войны, когда частично открылась истина, состоялись массовые награждения участников Минского подполья. Пятерым из них, погибшим в боях с нацистами, посмертно присвоили звание Героев Советского Союза. Именами Исая Казинца (первого секретаря подпольного горкома Минска), Николая Кедышко, Владимира Омельянюка и других героев–подпольщиков названы площади и улицы города. Книга Барбары Эпштейн, кроме ее несомненных достоинств исторического исследования, заставляет читателей вспомнить и склонить головы перед теми, кто в жесточайших условиях нацистского режима не только не стал на колени, но с оружием в руках защищал честь и достоинство народа Беларуси.


Илья КУКСИН.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости