Ни шагу вперед!

Депутаты и Нацбанк обсуждают изменения в Банковский кодекс: проценты по кредитам и депозитам предлагается сделать неизменными

Парламент активно готовит ко второму чтению изменения в Банковский кодекс. Почему банки согласны не со всеми предложениями законодателей, узнал корреспондент «Рэспублікі».

В обновленном Банковском кодексе могут закрепить право клиента вернуть кредит банку без штрафов, если, скажем, человек просто  передумал.

Там, где речь идет о деньгах, особенно чужих, договориться бывает очень трудно. Вот и готовящиеся изменения в Банковский кодекс не дают покоя ни законодателям, ни банкам. Обновленный проект главного документа для финансистов, который «проскочил» первое чтение в Палате представителей, решили обсудить вместе с практиками до того, как он зайдет на второй круг.

Банкиры и депутаты, а также представители Нацбанка до начала обсуждения элегантно реверансировали друг перед другом, уверяя во взаимопонимании. Видимо, пытались сами себя убедить, что смогут договориться. Но когда от отвлеченной фразеологии вежливости перешли к конкретике, единство мнений испарилось. 

Не сгладило остроту конфликта даже замечание заместителя председателя правления Национального банка Дмитрия Лапко: подготовленные изменения отражают реалии финансового сектора. По его словам, над этим шла работа в последние 3 года: «То есть это фактически законодательное закрепление сложившейся практики». Сложиться-то она сложилась, но, видимо, не совсем по тому вектору, который видится оптимальным банкирам. Выслушав 25 замечаний по законопроекту за авторством заинтересованных органов, финансисты-практики взялись за методичное отстаивание своего мировоззрения. 

Больше всего спорили об обновленной 150-й статье «Особенности кредитования физических лиц». Ставку по кредитам предлагается сделать двух видов: фиксированной (ее в кодексе называют «абсолютным числовым выражением») или переменной (то есть выведенной «исходя из расчетной величины, привязанной к базовому показателю», например, ставке рефинансирования). Но главное, что хотят запретить изменение первой из них банками в одностороннем порядке. 


Понятно, что переменная ставка, как и раньше, будет расти или падать при изменении того самого базового показателя. А вот с фиксированной все сложнее. Номинально ее и раньше вроде как тоже нельзя было менять. Но банки часто делали оговорки в договорах о том, что они имеют право на корректировку. Не с бухты-барахты, а при существенном изменении экономических факторов. Каких именно, в договоре скромно умалчивали. Поэтому на практике «подкрутить» ставку банкиры могли в любой момент: метаморфозы-то каждый день происходят. 

Теперь же никаких приписок о наступлении особых обстоятельств быть не должно, а если они и будут, то в случае разбирательства могут признаться судом ничтожными. Говоря на бытовом языке, недействительными. Должники радуются — банкиры скорбно возмущаются. 

Но это еще не все новшества. Когда банк предоставляет дополнительную услугу к кредиту (например, страхование), вас никто не может ограничить в выборе страховой организации. А если вы отказываетесь от подобной услуги, вам должны предоставить альтернативный вариант получения кредита. Ну и наконец, с обычных граждан не должна взиматься плата за предоставление информации об условиях кредитования.

В общем, сбылась мечта всех, кто когда-либо брал кредит или хочет его взять: банк не сможет в один прекрасный день повысить вам ставку или навязать при подписании договора какие-то лишние услуги. И на вопрос «Почему теперь я должен платить больше?» вам не придется слышать отвлеченно-невразумительное: «Потому что…» Есть, кстати, приятная новость и для вкладчиков. В проекте кодекса устанавливается запрет не только на повышение ставок по кредитам, но и на снижение по депозитам. 

Как и в прошлый раз, когда менялся Банковский кодекс и банкам запретили любые скрытые платежи по кредитам, предложив пользоваться только чистой процентной ставкой, банкиры сейчас недовольны новыми нормами. По их мнению, фиксация ставки и невозможность ее изменения на протяжении действия договора — фантастика в наших условиях. И эта норма объективно не может реализоваться в ряде кредитных продуктов. Придется изначально закладывать в ставку все риски и делать заемные деньги более дорогими либо выдавать кредиты на год-два максимум с правом пролонгации и перекредитования клиентов на новых условиях. Словом, нововведения грозят мигренью банкирам, которые откровенно обещают частично головную боль перенести на клиентов. 

Заботой о простых людях банки прикрываются и в ситуации с ограничением снижения ставок по депозитам. Пугают, что из-за таких норм могут сильно сократиться сроки размещения и у банков будет меньше ресурсов для кредитования. Поэтому финансисты просят оставить возможность изменения доходности «хотя бы по отзывным вкладам». Но позиция Нацбанка непреклонна: это все мировая практика. По словам специалистов регулятора, предлагаемые изменения — это рекомендации Всемирного банка. 

Еще одна непопулярная среди банковского сообщества норма обновленного кодекса затрагивает досрочное погашение потребительских кредитов. Если она будет принята, то любой человек может без каких-либо санкций со стороны банка, по сути, отказаться от денег. Законодатели считают, что такая возможность необходима для того, чтобы обыватель имел право пройти через «период охлаждения», когда он, хорошо подумав дома или посоветовавшись с кем-то, понял, что ему кредит не нужен или что отдавать его будет слишком тяжело.

В этом вопросе банкиры оказались менее категоричны, но все же остались недовольны, что досрочный возврат сделают безусловным обязательством. Якобы банки и так никогда не противятся раннему погашению. Правда, есть и кредитные продукты, по которым рассчитаться досрочно без дополнительных финансовых потерь невозможно. Допустим, по товарным кредитам, их оформляют прямо в магазинах при покупке дорогих товаров. Некоторые банки в договоре сразу прописывают график платежей и конкретные суммы. Можно пойти на опережение, но цифра «итого» окажется неизменной. До копейки. 

На сей раз про мировую практику вспомнили банкиры и решили использовать ее в свою защиту. Мол, в других странах к этому всему намного жестче относятся — к примеру, есть штрафные санкции за досрочное погашение, ведь банк теряет часть прибыли. Однако Нацбанк встал на сторону финансистов только в вопросе кредитов на недвижимость, поскольку они слишком большие по сроку и сумме. Банку при этом приходится на долгий срок отвлекать свои деньги, а значит, совсем невыгодно получать их назад быстро. Кроме того, для регулятора досрочное погашение кредита на квартиру — лишний повод задуматься о возможной легализации незаконных доходов.

Когда обсуждения всех этих норм затянулись, председатель Постоянной комиссии по бюджету и финансам Людмила Добрынина, которая была, можно сказать, модератором, решила остановить споры и перейти к рассмотрению других вопросов. Но в воздухе повисла явная недосказанность. И лично у меня возникли сомнения, что ко второму чтению, которое запланировано на весеннюю сессию Парламента, взаимные претензии испарятся.

Если же все-таки обновленный Банковский кодекс будет принят в нынешней редакции, то банкам придется кардинально менять свою политику. Станет ли она дружелюбней и клиентоориентированней? Самый сложный вопрос. И непредсказуемый. 

kuletski@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости