Ни шагу назад

Ветеран войны, бывший боец штрафной роты Василий Гончаров вспоминает фронтовые будни

Ветеран войны, бывший боец штрафной роты Василий Гончаров вспоминает фронтовые будни

Есть в военной истории особая страница — штрафники. И хотя о штрафбатах написаны книги и даже сняты фильмы, вопросы все же остаются. Кто же они на самом деле, штрафники? Кому пришла в голову идея бросать их в самое пекло сражений? Все ли они были дезертирами? Достаточно ли снабжались продовольствием, оружием? И какую лепту внесли в общее дело победы?


Созданные знаменитым приказом Сталина № 227 от 28 июля 1942 года, более известном под названием «Ни шагу назад!», штрафные подразделения сыграли свою роль и в освобождении Белоруссии. Они, в частности, активно участвовали в Рогачевско–Жлобинской операции. Перед основным наступлением, дерзко ворвавшись в тыл неприятеля, сильно его потрепали и повергли в бегство.


Встать в строй


Могилевчанин Василий Лаврентьевич Гончаров хорошо помнит, как его и других парней из деревни Дашкова Быховского района взяли под ружье советские солдаты, представившись служащими полевого военкомата. Конец июня 1944 года. Полным ходом идет освобождение Белоруссии от захватчиков. Молодым парням сказали, что теперь все они — солдаты штрафной роты 324–й пехотной дивизии 2–го Белорусского фронта. Впервые взяв в руки оружие, 19–летний рядовой Гончаров рад был послужить родине, но почему в штрафниках? В чем его вина? Командиры не сочли нужным объяснять, а выстроив в колонны, двинули войска в сторону Минска.


В районе железнодорожной станции Негорелое привели к воинской присяге, выдали карабины, а вот обмундирования всем не хватило. Гончарову не досталось ботинок. И еще было постоянное чувство голода... Василий Лаврентьевич с благодарностью вспоминает сердобольных старушек, делившихся с солдатами последним.


Командование поставило задачу с ходу взять немецкое укрепление в Осовцах. О том, что немцы любили минировать подступы, бойцы уже знали. Но времени на обезвреживание проходов никто не давал. Голос бывшего солдата дрожит не только от старости:


— Мины рвались всюду. Как уцелел — не знаю. После короткого боя немцы начали сдаваться в плен.


Вскоре было велено окопаться и перевести дух. А затем приятный сюрприз: карабины обменяли на автоматы ППШ. Затем солдат щедро покормили. Отъедались, но знали: впереди — новый бой.


Приказано атаковать неприятеля и захватить языка. Миновав линию обороны гитлеровцев, солдаты окунулись в тишину. Вокруг ни души. И вдруг... Враг ударил шквальным минометным огнем, после которого от штрафбата в живых остались двое: Василий Гончаров и его приятель. А языка они с товарищем все–таки добыли.


Награды нашли героя


О наградах выжившие и не мечтали. Но мечтали о легком ранении, чтобы перестать зваться штрафниками и продолжать бить оккупантов.


«Смыть вину» легкой кровью Гончарову не было суждено: его тяжело ранило в ногу под Кенигсбергом. Лежа на госпитальной койке, отвечал на вопросы особистов. И никак не мог объяснить, как и почему попал в штрафники. Из парня вытянули признание в том, что в строй его поставили служащие полевого военкомата. Следователь вздохнул с облегчением:


— Так бы и сказал. В штрафники тебя зачислили, потому как жил под немцем, в оккупации. И веры тебе не было. А коль смыл вину кровью — ты чист.


Закончил службу Василий Лаврентьевич в марте 1948 года. Более 50 лет отработал на Могилевском заводе им. Куйбышева. Овдовел. Сегодня живет в Доме ветеранов. В апреле встретил свой 89–й день рождения:


— Очень хочется дожить до великой даты освобождения нашей страны от немецко–фашистских захватчиков.


Вместе рассматриваем старые фотографии. Среди них вижу удостоверения к двум боевым наградам: медалям «За отвагу» и «За взятие Кенигсберга». В первую нашу встречу старый солдат не обмолвился о них ни словом. Тогда на мой вопрос ответил коротко:


— Штрафникам не положено.


А ведь так оно и было. Командование поощряло их лишь в исключительных случаях. Василий Лаврентьевич — один из немногих бывших штрафников, удостоенных боевых наград. Дорогую сердцу любого солдата «Отвагу» он получил спустя десятилетие после освобождения страны от фашистов. В 1954 году работники Могилевского военкомата вручили ему затерявшуюся медаль.


К ней Гончарова представили после того страшного боя, когда от штрафной роты в живых остались он и его приятель. Бойцы не просто выжили, а доставили к своим захваченного языка, тем самым выполнив приказ.


В удостоверении к медали «За взятие Кенигсберга» написано: «За участие в героическом штурме». Но главной своей наградой Василий Лаврентьевич считает то, что ему посчастливилось выжить в той долгой кровопролитной войне.


Председатель общественного объединения «Могилевский областной историко–патриотический поисковый клуб «ВИККРУ» Николай Борисенко полагает, что участие штрафных подразделений в освобождении Белоруссии до сих пор не получило должной оценки. К примеру, на Могилевщине в Чаусском районе у речки Проня с 1943 по 1944 год в течение 9 месяцев велись кровопролитные бои. Наряду с частями Красной Армии здесь сражались 6 отдельных армейских штрафных рот. Потери подразделения № 131 за 25 октября 1943 года составили 138 человек. Эта рота пополнялась в основном бывшими окруженцами и местными жителями, находившимися в оккупации.


Уцелеть в кровавой мясорубке удавалось немногим. Порой жизнь штрафника измерялась одной–двумя атаками...


Семен ЖДАНКО.

 

Фото Александра Эпельмана.

 

Советская Белоруссия №114 (24497). Четверг, 19 июня 2014 года.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?