Ни рыба, ни мясо…

Россельхознадзор вернул в Беларусь партию продукции Гродненского мясокомбината

Партию охлажденной продукции Гродненского мясокомбината управление Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям на днях вернуло в Беларусь. Не понравилась ведомству и рыба новогрудского предприятия «Лиор Продукт». После длительных проверок и переговоров, с настойчивостью, достойной лучшего применения, ведомство вновь с легкостью разворачивает белорусские продукты. 

Не покидает ощущение, что за этой «легкостью игры» кроется тяжелая бульдожья хватка. Буквально накануне Россельхознадзор разрешил поставки говядины семи из девяти (кроме ОАО «Минский мясокомбинат» и ОАО «Бобруйский мясокомбинат») белорусских мясоперерабатывающих предприятий. В официальном сообщении говорится, что ранее в них находили следы вируса АЧС. Пока запрет снят только на говядину. «К рассмотрению вопроса о снятии временных ограничений с двух оставшихся предприятий стороны вернутся после завершения работ по их реконструкции и устранению выявленных в ходе инспекции нарушений. Рассмотрение вопроса по снятию ограничений на поставки свинины отложено до завершения белорусской стороной расследований по каждому случаю выявления генома АЧС и выработки российским и белорусским ведомствами действий по прослеживаемости и безопасности продукции». После этой витиеватой цитаты возникает вопрос: Россельхознадзор не доверяет своим же специалистам, которые на месте проверяли наши комбинаты и лаборатории? Или дело в другом?

Днем ранее, 14 февраля, в Россию запретили ввоз 7 тонн рыбы белорусско-израильского предприятия «Леор Пластик»  из Новогрудка. Дескать, в пакете сопроводительных документов отличалась подпись одного и того же ветврача. Далее, Россельхознадзор нашел в семге от «Санта-Бремор» листерии. Это — первая серьезная претензия российских ведомств к одному из крупнейших наших производителей рыбопродукции со времен введения запрета на ввоз продовольствия. Новость неожиданна. Никаких официальных писем компания «Санта-Бремор» не получала. Где и как отбиралась проба, в какой партии продукции обнаружены бактерии листерии? Более того, на вопросы журналистов, была ли это именно партия от «Санта-Бремор», а не какая-то поддельная продукция под этой маркой, пресс-секретарь ведомства не смогла ответить. 

Помнится недавняя аналогичная ситуация, когда, не разобравшись, Россельхознадзор прокричал о некачественной продукции того же Гродненского мясокомбината, а затем, даже не извинившись, тихо отметил, что документы на мясо были фальсифицированы российскими мошенниками-коммерсантами.

Россельхознадзор не устает регулярно указывать Беларуси и на то, что через ее территорию в Россию поступает запрещенная к ввозу растительная продукция европейского происхождения. Вместе с тем доброжелательная соседка игнорирует наши предложения по транзиту растений в Казахстан.

«Для того чтобы Беларусь не обвиняли в какой-то нечестности на предмет поставок продукции растениеводства, мы предложили накапливать направляющиеся в Казахстан машины в одном пункте контроля с тем, чтобы далее спецслужбы России сопровождали бы их до казахстанской границы», — сказал журналистам глава нашего Минсельхозпрода. Ответа нет. 

Ранее участвующий в заседании Евразийского межправительственного совета (Совмин ЕАЭС) Премьер-министр Андрей Кобяков заявил основные претензии к Евразийскому экономическому союзу Евразийской экономической комиссии, которая должна разруливать экономические вопросы. ЕЭК должна в срочном порядке возобновить активную работу над списком изъятий и ограничений ЕАЭС. Кроме того, руководитель Совмина потребовал от ЕЭК до конца февраля предоставить анализ причин, которые привели к введению российской стороной односторонних запретов и ограничений. Осталось немного времени, подождем.

Мы не говорим о продуктовых войнах. Речь идет о временных ограничениях, введение которых связано с повышением требований к качеству продукции, считает Леонид Заяц. Это понятно. Ответственному государственному лицу следует выражать свои мысли дипломатично и политкорректно. 

А вот экспертам, да и журналистам, вполне уместно сказать более определенно. Ссылка на ненадлежащее качество наших продуктов идет от бессилия и невозможности контролировать ложный транзит и реэкспорт. Плюс к этому партнеров, конечно же, огорчает то, что после введения антисанкционного списка белорусский производитель усиливает свои позиции в России, а его конкуренты их теряют. И на внешних рынках проблемы. Россия — традиционный поставщик сырья. Поэтому за рубежом, несмотря на ее членство в ВТО, товары «сделано в России» всерьез не воспринимают, и им затруднительно пробиться на зарубежные рынки. Поэтому россиянам, чтобы добиться сотрудничества, с одной стороны, и защитить отечественного производителя, с другой, приходится показывать зубы. 

Впрочем, причины торговых конфликтов, как правило, редко лежат чисто в экономике. Примеров тому немало. Классика — «куриные бои» с Америкой. Знаменитые «ножки Буша», прилетевшие в Россию в голодные 90-е годы, лишь первые два года играли питательную роль. Впервые открыто в политическую валюту окорочка превратились в 1995 году. Тогда президент США Билл Клинтон пригрозил, что не приедет в Москву. Так американский лидер планировал выразить свое отношение к ведущейся тогда военной кампании в Чечне. Однако Клинтону намекнули на то, что в «ножках Буша» вполне могут найти опасные для жизни химикаты,  и дорога курице на российский рынок будет заказана. Билл Клинтон тогда быстро перестал беспокоиться о судьбе демократии на Кавказе.

Другое дело торговые санкции против своих партнеров. Здесь у России позиции посильнее. Вопрос, однако, в том, насколько эффективно удается использовать торговые запреты в своих интересах. Эмбарго уже привело к вымыванию товаров, инфляции и резкому росту цен. Причем страдают от этого бедные слои населения. Кому это надо?..

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?