«Ни один концерт артистов шоу-бизнеса не могу высидеть, даже Пугачевой...»

НГЕЛИНА ВОВК попала на телевидение почти случайно: хотела быть переводчиком, решила стать актрисой. На конкурс дикторов пошла «за компанию». И на долгие годы стала самой любимой телеведущей «Голубого огонька», «Песни года» и, конечно же, «Спокойной ночи, малыши».

Знаменитая тетя Лина из «Спокойной ночи, малыши» и популярная ведущая «Песни года» народная артистка России Ангелина Вовк отметила юбилей

НГЕЛИНА ВОВК попала на телевидение почти случайно: хотела быть переводчиком, решила стать актрисой. На конкурс дикторов пошла «за компанию». И на долгие годы стала самой любимой телеведущей «Голубого огонька», «Песни года» и, конечно же, «Спокойной ночи, малыши».

— Нашим читателям практически все о Вас известно. Хотя это невозможно, конечно. Осталось ли что-то еще, чего о Вас не знают?

— У каждого человека есть какие-то моменты в жизни, о которых он или не хочет вспоминать, или ему грустно, стыдно, неприятно. У меня тоже есть, но я не хочу назад оборачиваться. Вот мама у меня часто вспоминала какие-то грустные моменты своей жизни, и в итоге она себя плохо чувствовала. Я ей говорила: «Мам, ну зачем ты вспоминаешь про грустное? Расскажи что-нибудь радостное, прекрасное». Ее молодость пришлась на 20-е, 30-е, 40-е годы, и, естественно, было много грусти. Я не могу сказать, что у меня было так много боли, но всякое происходило... Трудное, отчаянное. Но об этом надо писать книгу или снимать кино. Когда-нибудь я напишу.

— Вы очень позитивный человек, наверное, так и относитесь к жизни. Но можете ли сказать о каком-то самом большом своем разочаровании?

— Представьте себе, таких разочарований у меня не было. Наверное, мне везет. Хотя выросла я в голодное время, послевоенное, отец разбился, в доме порой нечего было есть. Но сегодня я могу себе позволить то, о чем в детстве лишь мечтала. Что касается моей телевизионной работы, то все вроде бы складывалось благополучно. Хотя, конечно, были трудности. И запрещали меня, и снимали с эфира, и отправляли на «Орбиты», а это было как ссылка в Сибирь. Но, поскольку я родилась в Сибири, мне эти ссылки не были страшны. Скорее, я в себе была разочарована: так преданно и так безумно любя своего первого мужа, я с ним рассталась. Я сопротивлялась, не хотела разрушать свою жизнь, но... Наверное, все-таки взаимоотношения с моим прекрасным мужем, тоже диктором ЦТ, Геннадием Чертовым исчерпали себя. И мы уже с каждым днем становились все дальше и дальше друг от друга. Господь мне послал второго мужа — прекрасного человека, не хуже, чем первый, даже в чем-то лучше.

— Правда ли, что Вы родились в Иркутской области в лесу, жили там?

— В 30-х годах моих дедушку и бабушку выслали в Сибирь. Сейчас это город Тулун, а тогда была просто станция. Там располагалась база гвардейского авиаполка моего отца, и там же недалеко жила моя мама. Они встретились, родилась я. Но мы переехали в Москву, когда мне было два года, и с тех пор жила там, где аэропорт «Внуково» находится. И там наш дом стоял в лесу. Вокруг было много ягод, грибов, цветов. Когда я сейчас куда-нибудь улетаю из «Внуково», смотрю на то место, где стояли наш дом, школа, маленький аэропорт, куда я на уроках труда носила кирпичи для того, чтобы это здание построили. Но теперь там ничего не осталось...

— В лесу... Да Вы просто колдунья. Помните, как ее играла Марина Влади?

— Когда этот фильм вышел у нас, я была такая же блондинка, как Марина Влади. Длинные волосы, белокурые... Натуральная блондинка, не перекрашенная. Я шла, а все мальчишки оборачивались, так меня и дразнили — Колдунья. Наверное, оттого что я выросла в лесу, какой-то отпечаток лежал на мне...

Помню, поступала в ГИТИС, люди шептались: наверное, Вовк идет по блату. А меня приняли, потому что я была такая лесная девушка, искренняя, непосредственная, с непредсказуемыми эмоциями. Вот пойду я в лес свой, наберу охапку колокольчиков и влетаю с ними в аудиторию. Все просто замирали, никому не приходило в голову принести педагогу такой подарок. А для меня это было нормально, естественно.

— Ангелина, сколько Вам было лет, когда разбился ваш папа?

— Его самолет пропал без вести в октябре 44-го. Мне было два годика. Я была очень на него похожа. Помню, люди смотрели на меня — и у них текли слезы. У меня был какой-то необыкновенно прекрасный отец, очень добрый, душа компании, замечательно пел, играл на гитаре... Я ни разу его не видела, только на фотографиях. Когда я на Украину в детстве приезжала, на меня надевали его штаны, рубашку, кепку, водили по селу и показывали — это Мишкова дочка. А все говорили: ну вылитый Мишко!

— В юности Вы хотели стать стюардессой. У вас бы это замечательно получилось...

— Мама потеряла отца, и ей, конечно, не хотелось, чтобы я летала. Тогда, после войны, самолеты очень часто разбивались, не был еще придуман состав от обледенения. Но когда мне было лет восемнадцать, мои друзья-сокурсники полетели отдыхать в Сочи. И мне тоже захотелось. А мы жили очень бедно, и я попросила маму, чтобы она меня устроила зайцем на этот самолет. И меня взяли в бригаду стюардесс. Я так порхала по салону, всех обслуживая, и такое удовольствие от этого  получала! Мне все это безумно нравилось. И когда я училась на первом курсе, то снялась в роли стюардессы в «Фитиле». Так что частично моя мечта осуществилась.

— Вы же еще снялись в фильме «Прощай» — в режиссерской работе знаменитого поэта Григория Поженяна.

— Поженян позвал меня на кинопробы в Одессу. Там пригласил меня на концерт Муслима Магомаева — он был настоящей звездой. Я получила огромное удовольствие. А потом Григорий Михайлович стал оказывать мне другие знаки внимания, и я подумала: «Не могу я получить роль таким образом». Написала маме, она тут же ответила: «Доченька моя, возвращайся в Москву!» Я вернулась. Но он меня утвердил, несмотря на то, что у нас были испорчены отношения, и разговаривал он со мной только во время съемок. А так проходил мимо, даже не смотрел. Утвердил же потому, что я очень напомнила его жену, которая ждала его всю войну. Хотя как мужчине ему было неприятно его поражение.

— Выходит, в Вашей власти было делать с мужчинами все что угодно?

— Ну что вы, конечно нет. Я никогда не пользовалась своими чарами, я этого просто не понимала. Я очень любила Товстоногова, он мне безумно нравился как режиссер, я преклонялась перед его талантом, но уехать из Москвы не могла. Для меня Москва — просто заколдованное место. Даже в Чехию ко второму мужу перебраться не смогла. Мне Индржих (чешский художник и архитектор Индржих Гец) говорил: «Не понимаю, почему ты не хочешь переехать в Прагу. Я тебе предлагаю жизнь намного лучше, чем у тебя здесь».

— А если бы Вы послушали его и уехали в Прагу, может, Ваша жизнь пошла бы совсем по-другому?

— Да, когда мне здесь было очень трудно, я думала: «Боже мой, у тебя был такой замечательный вариант — уехать в тихую, спокойную европейскую страну к мужу-художнику, к главному художнику киностудии «Баррандов», который построил для тебя дом на самой высокой точке Праги. Жила бы сейчас, наслаждалась...» Но, видно, я не создана для наслаждения, хотя очень любила Индржиха. До сих пор вспоминаю о нем как о самом прекрасном мужчине в моей жизни.

— Ангелина, а Геннадий Чертов... Он жив?

— К сожалению, не знаю. Пыталась выяснить, потому что какой-то слух непонятный прошел, но ни один человек, который с ним общался, ничего не мог сказать. Он женился, и ту квартиру, где жил после нашего развода, отдал дочери своей новой жены. Но для меня он жив всегда.

— А как Вы относитесь к пословице «С милым рай и в шалаше»?

— Так у меня с Геной и был рай в шалаше. Мы с ним начинали студентами, учились на одном курсе. У него ничего не было, у меня тоже. Но была любовь. А это самое главное. Прекрасные чувства, которые заставляют забыть о трудностях.

— Простите, Ангелина, очень личный вопрос. Плод любви — дети, а у Вас...

— Так сложилась моя жизнь. Однажды я оказалась в больнице, и после этого мне сказали, что детей не будет. Гена, естественно, знал об этом, и на Индржиха это не производило впечатления. Единственное, он меня всегда просил усыновить ребенка. Когда в Спитаке произошло землетрясение, он мне позвонил и сказал: «Пойди в армянское посольство, возьми ребенка и приезжай сюда». Я пошла в армянское посольство, но мне никто не дал, сказали: «Мы сами воспитаем своих детей».

— Вы вели «Песню года» 26 лет. Так ведь можно и в Книгу рекордов Гиннесса попасть!

— А я там есть — за самое долгое ведение музыкального фестиваля.

— Вы такая светлая, душевная, в чем-то наивная. Но когда Вы вели 26 лет это мероприятие и воочию сталкивались с певцами и певицами, разве не было разочарований?

— Некоторые делали карьеру — заискивающе подходили ко мне, целовали ручку, заглядывали в глаза... А потом, когда становились знаменитыми, при встрече у них появлялось высокомерное выражение лица: мол, вот я великий, а ты-то кто тут такая, маленькая?

— Скажите: другое поколение, начиная с Маликова, Преснякова, тем более Билана, отличается от поколения Кобзона?

— Как раз те, кого вы перечислили, — очень хорошие, и Дима Маликов, и Пресняков, и Билан. Они ближе к нашему поколению. На «Песне года» Маликов у нас выступал, Билан приезжал. Не знаю, может, сейчас он бы уже не приехал...

— Ангелина, а Вы любите рок-н-ролл?

— Однажды я была на концерте в «Олимпийском», там играли рок-н-ролл. Мне безумно понравилось! Музыка меня взбудоражила, захватила. Человек какой-то сидел рядом, спросил: «Что, Вам нравится рок-н-ролл?» Я кричу: «Да!» Он так на меня посмотрел: у тетки, наверное, какие-то тараканы в голове. Хотя со временем начинаешь любить что-то другое. Если говорить о музыке, сейчас я отдаю предпочтение классике, хотя и раньше ее любила, совсем еще девочкой ходила в консерваторию. Человек созревший, думаю, предпочтение отдает классической музыке — это гармония, красота. Недавно я была в Большом театре, слушала оперу «Дон Жуан» в исполнении артистов «Ла Скала». Ну какая попса с этим может сравниться?! Сейчас ни один концерт артистов шоу-бизнеса я не смогу высидеть, даже Пугачевой. Это же застрелиться нужно, чтобы дослушать все до конца.

По материалам интернет-ресурсов

Будьте мужественны, и вы все преодолеете

  • Моя фамилия происходит от названия реки Волчья в Украине, где когда-то давно жили мои предки. Вовк — довольно распространенная фамилия во всех славянских странах. Однажды, когда я еще училась в институте, меня спросили: «Вовк, а ты кто по национальности?» Я ответила: «Русская». «А папа твой кто?» — «Украинец». «А мама?» — «Белоруска». «А бабушка?» — «Бабушка — полька». В европейской части России все крови перемешаны, наверное, поэтому и женщины у нас такие красавицы!
  • Добро и зло есть в каждом из нас. Мы не бываем исключительно хорошими или исключительно плохими. Как ты воспринимаешь людей, так и они к тебе относятся.
  • Главное в женщине — доброта и доброжелательность, а остальные хорошие качества притянутся, как магнитом.
  • Земля — это живое существо, и она страдает от нашего пренебрежения.
  • Мне нравятся кошки, хотя у моих — противный характер! Они не лежат у моих ног и не смотрят на меня преданными глазами, а живут своей жизнью. Кошки — это космические животные. Говорят, кто любит кошек, того любит Бог.
  • Не сказала бы, что я красивая женщина, но у меня есть обаяние и доброжелательность. Думаю, именно эти качества и делают меня привлекательной.
  • Какие качества я ценю в себе? Мне нравится мой оптимизм и то, что я умею преодолевать трудности.
  • Можно дать много советов — в зависимости от ситуации. Наверное, главный совет: «Будьте мужественны, и вы все преодолеете!» Но кто тебя услышит? Каждый считает, что только его мнение интересно окружающим.
  • Я не коплю обиды и стараюсь найти оправдание поступкам людей. Все мы подчас неправы по отношению к другим. Себя я серьезно поругиваю за ошибки, а других прощаю. Если Бог всех прощает, кто я такая, чтобы не прощать?
  • У хороших людей — одна «группа крови».

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости