Минск
+4 oC
USD: 2.12
EUR: 2.35

Нежеланные дети: можно ли заставить проснуться свой материнский инстинкт

Нежеланные

“Я не люблю своего ребенка”. Под таким шокирующим названием создаются ветки на форумах молодых мам, этой проблеме посвящены десятки статей на психологических сайтах. С этим признанием некоторые прихожанки идут на исповедь в церковь, пациентки — на беседу к семейному консультанту. Обычные женщины — не алкоголички, не гулящие. Просто они в силу разных причин лишены материнского инстинкта, который, казалось бы, присущ большинству рожениц, и теперь склонны винить во всех своих неприятностях не вовремя прилетевшего аиста.

narodna-pravda.ua

Термин “нежеланный ребенок” прочно вошел в современный лексикон. Ссылаясь на него, беременные получают в женских консультациях направление на аборт. По этой же причине новорожденных оставляют в домах малютки. Неприятием, нелюбовью можно объяснить грубое, тираническое отношение родителей к своим детям. В то же время “нежеланность” — расплывчатое понятие. У каждой матери, которая только “терпит рядом” рожденного ею малыша, свои объяснения этому.

“Зачем юлить — планировали с мужем третьего ребенка ради отдельной квартиры. Готовились к беременности, все было отлично. А когда я была на третьем месяце, муж ушел к другой. Как говорится, ничто не предвещало беды. Мне уже не нужна была эта квартира, вообще ничего не было нужно, я хотела сделать аборт, в ногах у участкового гинеколога валялась, но меня отговаривали все — и врачи, и родственники. Я трижды приходила за направлением на вакуум-аспирацию, и трижды со мной беседовали психолог, священник. Помню, как батюшка сказал: “Господь никогда не ошибается, если посылает кому-то ребенка!” А дальше — про женщин, которые не могут забеременеть годами, про несчастных брошенных малышей, воспитывающихся в детских домах, про то, что материнство — дар Божий. И я дрогнула. Решила: как-нибудь справлюсь. Где двое детей, там и третий не помеха. Ах, если бы все было так просто!..

Беременность была очень тяжелой — у меня началась водянка при позднем токсикозе. Лежала в одной больнице, в другой. Я возненавидела весь мир, проклинала всех, кто уговорил меня сохранить ребенка. Обозлилась страшно — не на себя, не на мужа, а на ни в чем не повинного человечка. Понимаю это — и ничего не могу с собой поделать! Как назло, сын — когда-то желанный и долгожданный после двух дочек! — родился копией своего отца. И это снова как ножом по сердцу. Когда плакал в кроватке, я специально не подходила — пусть сам угомонится. Накормлен, здоров, в новом памперсе — что ему еще надо? На ласку меня уже не хватало.

Так и живем вчетвером. Две любимые дочки и нелюбимый сын. Я бесконечно перед ним виновата, но не могу заставить себя обнимать его, целовать. Словно мщу через него его отцу. Вижу, что мальчик страдает. Ему уже четыре года, он понимает, что мама с ним не такая, как с сестрами. 

И девочки видят это. Видят родственники, друзья семьи. Все жалеют моего Лешу, а я, родная мать, только срываюсь на нем по каждому поводу. При этом с приходящим по выходным папой у него отличные взаимоотношения: бывший с ним и обнимается, и играет с удовольствием, и всегда выслушать готов...”

Этот крик души подхвачен десятками других форумчан. Почти в каждой истории — боль и непонимание своего поведения, попытки оправдаться, желание хоть что-то изменить.

“Мне было 17 лет, когда я узнала, что беременна. Родители настояли на том, чтобы родила, пусть даже без мужа. А у меня, девочки с периферии, — совсем другие планы на жизнь: я хотела поехать учиться в столицу, жить там на съемной квартире с подружкой, выйти замуж за минчанина. 

В результате вместо поступления — пеленки, кормление по часам, пересуды соседей (у нас всем до всех есть дело). Я к дочке не то что любви не испытывала — она меня раздражала, бесила. Я закатывала истерики родителям, жаловалась на загубленную юность, кричала, что лучше бы сделала аборт. И однажды отец, стукнув кулаком по столу, заявил: выкорми ребенка хотя бы год, а потом катись в свой Минск. И я, счастливая безмерно, пошла на это условие. Хотя и здесь старалась схитрить: если родителей не было дома, я сцеживалась в бутылочку и так кормила малышку, лишь бы только не чувствовать ее ротик на своей груди. Я не хотела, чтобы она ко мне привыкала. Паковать чемодан начала еще за месяц до того, как истек срок грудного вскармливания. Представляете, уезжала из дома ночью, крадучись, чтобы Дашка не проснулась и не позвала меня, она ведь только-только звуки в слова начала складывать, и первое из них было — “мама”. Ну вот как так-то? Я ее не любила, не хотела, всеми фибрами души старалась от нее отстраниться. А она ручки из кроватки тянула: “Ма-ма!” Сейчас вспоминаю — плачу, а тогда молилась, чтобы отец не передумал.

Я приезжала домой раз в три месяца с какой-нибудь игрушкой в подарок, пока Дашу воспитывали мама с папой. В какой-то момент дочка вообще стала забывать, что я есть на свете. Однажды назвала меня тетей... Но мне было все равно. Двадцать три года, выпускной в вузе, предложение хорошей работы в Минске, красивый роман с человеком намного старше меня. Жизнь бурлила, о Даше я старалась не думать. Своему мужчине призналась в существовании дочки перед самой свадьбой. Его реакция меня поразила: он сказал, что на “кукушке” не женится никогда, что ошибался во мне, что всему женскому роду должно быть стыдно за таких матерей, как я. “Ты серьезно считаешь, что теперь, после всего, что я узнал, я захочу с тобой общих детей?” Он ушел из моей жизни навсегда. Но я ему по сей день признательна, потому что его слова заставили меня о многом задуматься. Нет, я не вернулась в свой маленький городок, но уже через год, сняв двушку и встав в очередь на жилье, “перетащила” в Минск родителей и дочь. Понемногу стали налаживать отношения. Но для Даши я еще много лет была наполовину чужой. Она меня и сейчас никогда не называет “мамой”, только по имени. Да и нежности ко мне никакой не испытывает. Скорее, снисходит до общения. Очень сложная девочка. Порой может нахамить, ударить. Но это понятно: ей уже 13, самый сложный возраст. Гораздо тяжелее осознавать, что Даша не любит своего единокровного брата. Да и отчима терпеть не может. Наверное,
это моя расплата за нелюбовь к первенцу”.



asjust.ru
Если ребенок недополучит ласки и внимания с детства, он не сможет ласку и внимание дарить другим. 

И научиться этому в более позднем возрасте будет очень сложно. Нелюбимый, обделенный лаской малыш меньше доверяет миру, проявляет тревогу и страхи, эмоциональную холодность. 

И при этом — повышенную агрессивность. Он нуждается в любви и заботе, но не умеет их ни принимать, ни дарить


Проблема нелюбви к собственным детям существует даже в самых благополучных, на первый взгляд, семьях, говорит старший преподаватель кафедры психологии и управления Минского областного института развития образования, психолог Ирина Ботяновская:

— Кто-то в открытую твердит: “Лупила бы и лупила, этот малец мне всю жизнь испоганил!” А кто-то просто лупит, не произнося ни слова. Причем “лупит” — не всегда означает, что наказывает физически. Ведь чтобы продемонстрировать свою нелюбовь, можно придумать сколько угодно вариантов поведения. Не подходить к кроватке, когда ребенок плачет, или подходить со злостью и раздражением, думая лишь о том, как этот малыш мешает, что он обуза, что съедает слишком много времени и сил. Не кормить грудью, потому что “фигура испортится”. Не читать сказки, потому что “некогда”. Или “заваливать дорогими кормами, лишь бы отцепился”, как выразилась одна из таких мамаш.

Здесь во главе угла стоят не потребности ребенка, а интересы мамы. Не чувствуя эмоциональной связи с малышом, женщина либо пренебрегает воспитанием и заботой, либо, наоборот, проявляет сверхзаботу, удовлетворяя все потребности ребенка, но так и не привязываясь к нему эмоционально. В основе — лишь мысли о необходимости выполнять материнский долг. В Instagram, скажем, у таких мам масса фотографий красивого, пышущего здоровьем малыша. А любит он, к примеру, больше бабушку или младшую сестру мамы, которые дарят ему ласку и нежность. Но эту-то любовь и мама видит, поэтому крепнет ревность и соперничество уже в отношении взрослых.

— Чем опасна нелюбовь в отношениях матери и ребенка?

— В науке это называется “депривация” — лишение или ограничение возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей ребенка. Потребностей много. Соответственно как и видов депривации. Одним из видов депривации, о которой мы сегодня говорим, является материнская депривация — состояние, которое возникает из-за эмоционального отрыва ребенка от матери. Чаще говорят именно о материнской депривации, а не об отцовской, подразумевая, что в большинстве случаев с первых минут жизни ребенком “занимается” мама. Хотя влияние отцовской (или патернальной) депривации не менее разрушительно.

При полной депривации биологической мамы нет в жизни ребенка (это, например, ситуации, когда малыш по какой-то причине попадает в детский дом или в замещающую семью). Частичная депривация наблюдается там, где прямой разлуки с мамой или папой не произошло, но их отношения по какой-то причине обеднены и неудовлетворительны. Чем это чревато? Вспомните восклицание Паровозика из Ромашкова в одноименном мультфильме: “Если мы не увидим, как распускаются первые ландыши, то опоздаем на всю весну!” Мультфильм, конечно, не про депривацию. Но если ребенок недополучит ласки и внимания с детства, он не сможет ласку и внимание дарить другим. И научиться этому в более позднем возрасте будет очень сложно.

Нелюбимый, обделенный лаской малыш меньше доверяет миру, проявляет тревогу и страхи, эмоциональную холодность. И при этом — повышенную агрессивность. Он нуждается в любви и заботе, но не умеет их ни принимать, ни дарить.

— Некоторые ученые считают любовь всего лишь химической реакцией, протекающей в нашем организме. И что делать, если эта реакция не состоялась? Можно ли заставить себя полюбить родное дитя? Воспитать в себе приязненное к нему отношение?

— В ситуации, когда мама отказывается смотреть за ребенком, не может или не хочет удовлетворять его потребности в ласке, внимании (а не только в пище и сне), для ребенка жизненно важно наличие любого значимого взрослого человека (папы, бабушки, приемной мамы, крестной мамы или тети), который сможет о нем заботиться, научит получать и отдавать любовь, тепло, нежность.
Несмотря на разность судеб, для многих (если не для всех) нежеланных детей свойственны повышенная тревожность и чувство вины за то, что они пришли в этот мир, не оправдав ожиданий своих близких, пишет shkolazhizni.ru. Им могут быть присущи чувства одиночества, брошенности и неприкаянности. Они чаще желанных детей испытывают депрессию, аффективные расстройства, немотивированную агрессивность или аутоагрессию (от грызения ногтей до попыток самоубийства), склонность к алкоголизму и другим зависимостям. Согласно исследованиям ученых, именно попытками аборта будущей матери, то есть нежеланностью рождения, объясняются причины некоторых психических заболеваний родившегося малыша
Что касается мамы, то в основе таких ее действий, а точнее, в основе их отсутствия, чаще всего могут скрываться четыре сильнейших чувства:

1) Вина. “Да, я виновата в том, что не люблю своего ребенка. Но и он виноват в том, что я сейчас с ним занимаюсь, а не на дискотеки хожу”.

2) Злость. “Он мне жизнь сломал. Я ему отомщу”.

3) Зависть. “У меня не так, как у всех. У всех есть деньги, машины (список можно продолжать до бесконечности, причем каждый раз будет называться что-то новое, чего сейчас не имеет женщина). А у меня этого нет. Муж не купил. Родители не дали. Родня отсудила...”

4) Угрызения совести. “Я не могу дать ему того, что имеют другие дети”.
Фото Рейтер

Ребенок не виноват, что “аист прилетел не вовремя”. И маме, которая видит в своем малыше порой лишь обузу и чувствует ненависть к нему, скажу: не только от любви до ненависти один шаг. Но и от ненависти до любви такое же расстояние. Начните ценить в сыне или дочери все то, что вы уже смогли увидеть, но что вызывает у вас пока лишь негативные чувства. И начинайте думать при этом со слова “зато”:

“Он пачкает памперсы и требует кормления по ночам? Ура! Зато это здоровая реакция организма. Есть детки, у которых с этим проблемы”.

“Он родился слишком рано или слишком поздно? Не вовремя? Все равно — ура! Зато он — родился! У сотен тысяч женщин на планете не получается подарить жизнь, а у меня получилось!”

Человек так устроен: он слишком часто не ценит то, что имеет. Оглянитесь вокруг. И вспомните четверостишие Омара Хайяма: “Я был в обиде на Творца, что не имел сапог. Пока не встретил молодца, который был без ног”.

konopelko@sb.by
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...