Независимость укрепляется экономикой

Суверенная Беларусь эффективно отстаивает свои национальные интересы

Возможна ли независимость в мире, где само происхождение и бытие каждого объекта и явления немыслимы вне их взаимодействий? Над этим вопросом столетиями спорят философы. Но есть и другой, более практичный срез этой проблемы: сегодня многие народы хотят жить самостоятельно и стремятся обрести свою государственность. Однако далеко не у всех это получается. И в то же время создаются союзы, в которые страны передают наднациональные функции. Что стоит за этими разнонаправленными векторами движения? Об этом беседа с известным политологом, кандидатом исторических наук, доцентом БНТУ Алексеем Беляевым.

БелАЗ — один из флагманов отечественного машиностроения, чья продукция известна и конкурентоспособна далеко за пределами страны.
Фото БЕЛТА

— Алексей Викторович, давайте оглянемся назад. И вспомним, как на рубеже1980-х — 1990-х, когда ломка прежней административной и хозяйственной советской системы становилась все более очевидной, стремительно набирали остроту дискуссии о дальнейшем пути развития Беларуси как суверенного государства. Либеральным крылом экономистов тогда активно предлагался путь шоковых реформ, решительно отвергнутый в конечном итоге высшим руководством страны. Ставка была сделана на иное — построение социально-ориентированного государства. Насколько, с вашей точки зрения, этот выбор оправдал себя? 

— Да, путь к независимости был тернист и непрост. Политический хаос, который воцарился с распадом СССР, дополнялся глубочайшим экономическим кризисом. Разрыв традиционных хозяйственных связей для нашей республики, являвшейся “сборочным цехом” всего Советского Союза, был настоящей катастрофой. Не имея собственных энергетических и сырьевых ресурсов (газ, нефть, металлы), молодое государство получило в наследство от СССР огромные промышленные мощности и гигантские трудовые коллективы, огромную для относительно небольшой страны сеть вузов и научно-исследовательских учреждений (более 100 тысяч ученых!).

Ключевым вопросом тогда, в начале 1990-х, стал вопрос: что делать с этим наследством? Ведь внутренний рынок не мог потребить всю производимую продукцию, да и само производство более чем на 90 процентов зависело от импортировавшихся из других республик материалов. Армию ученых нужно было кормить, обеспечивая госзаказами, ранее поступавшими со всех концов необъятного СССР. Но средств у молодого государства катастрофически не хватало, у новой политической элиты, волею случая получившей власть, не было опыта реального управления абсолютно независимым государством, да еще в условиях рыночной трансформации экономической и социальной систем, в условиях ломки традиционных культурных кодов. К 1995 году ВВП республики сократился почти на 40 процентов, промышленное производство упало еще больше. Разрушился мир традиционных представлений и идеалов, коренным образом поменялись ценности: вместо коллективизма и взаимной поддержки нам стали пропагандировать либерально-рыночные ценности индивидуализма и внушать, что надеяться можно только на себя. Люди моего поколения, чья студенческая юность пришлась как раз на эти годы, очень хорошо помнят то ощущение, как будто внезапно разбилось огромное витражное стекло и осколки некогда красивой мозаики, казалось, уже не возможно собрать.

— Что показывает опыт других стран — как на постсоветском пространстве, так и в иных регионах мира?

— Разумеется, в таких условиях был велик соблазн избавиться от “балласта”: распродать собственность в частные руки, ликвидировать “ненужные” предприятия и рабочие коллективы, сократить количество “лишних” научных организаций. Так и было в некоторых советских республиках.

Подобная судьба могла постигнуть и Беларусь, многочисленные западные “друзья” и “эксперты” наперебой предлагали программы по переводу страны на рыночные рельсы путем шоковых реформ. Благо что Президент Александр Лукашенко, придя к власти на волне огромной всенародной поддержки, именно благодаря своему искреннему желанию “не навредить” и сохранить максимум из того наследия, которое нам досталось от великой страны, сумел сохранить эту “курицу, несущую золотые яйца”, которой являлся мощный народнохозяйственный комплекс. И сегодня гордость нашей промышленности — МАЗ, МТЗ, “Амкодор”, “Гомсельмаш” и другие — это флагманы отечественного машиностроения, чья продукция известна и конкурентоспособна далеко за пределами страны. Поддержка предприятий государством (через механизмы “золотой акции”, иногда прямого вмешательства Главы государства, выделения кредитов казалось бы убыточным производствам), оказанная в тяжелый период, помогла сохранить работоспособные и квалифицированные коллективы, производственную базу, в результате сегодня мы имеем современные прибыльные производства технологичных товаров с высоким уровнем добавленной стоимости.

Сохраненный научно-образовательный потенциал позволяет готовить необходимых специалистов не только для всех отраслей в стране, но и выходить с экспортом образовательных услуг на международные рынки. Студенты из Туркменистана и Таджикистана, России и Азербайджана, Ирана и Китая, Вьетнама и Нигерии — более чем 15-тысячная армия иностранных юношей и девушек — сегодня постигают в белорусских вузах премудрости наук, от технических до гуманитарных, а возвращаясь к себе домой, являются лучшей рекламой независимого белорусского государства!

— Наша страна одной из первых на постсоветском пространстве обеспечила продовольственную безопасность и сделала АПК одним из важных источников поступления валюты в казну. В чем секрет такого успеха?

— Несмотря на то, что сельское хозяйство являлось вторым сектором по величине ВВП, в первые годы независимости производство здесь сократилось на 27 процентов. Колхозы были убыточными, но и ставка на фермерские хозяйства в тот период не сыграла: не было действенных механизмов поддержки предпринимательства в агропромышленной сфере. Как результат — удельный вес продукции фермерских хозяйств к середине 1990-х составлял менее 1 процента. Около половины производства картофеля, например, приходилось на личные подсобные и дачные хозяйства, то есть люди перешли фактически к средневековой практике натурального хозяйства!

Главной задачей было удержать на селе необходимых специалистов, создать для людей приемлемый уровень жизни и обеспечить доступ к тем же благам, которые имеют горожане: качественная медицина, образование, жилье для молодежи. Решение этой проблемы виделось в создании агрогородков при поддержке государства. Требовалось улучшить материальную базу коллективных хозяйств, обеспечить их техникой, топливом, дешевыми кредитами — это и было сделано опять таки при сильнейшей поддержке государства. И сегодня белорусские продукты питания — важнейший экспортный товар. 

— Способствуют ли внешнеполитические шаги Беларуси — многовекторность, позиционирование себя донором европейской безопасности и мировой переговорной площадкой — не только наработке позитивного международного имиджа, но и укреплению суверенитета?

— Для нашей страны очень важны региональные интеграционные объединения и организации, в которых Беларусь выступает в качестве соучредителя: это и Евразийский экономической союз, и Союзное государство Беларуси и России, и ОДКБ. Но и страны “дальней дуги” не забыты: Беларусь является членом Движения неприсоединения, страной-наблюдателем в ШОС, поддерживает дружеские связи со странами Организации Исламского сотрудничества, имеет многочисленные двусторонние контакты с государствами на разных континентах: от Китая, Ирана и Саудовской Аравии до Венесуэлы и Кубы. 

В последние годы мы наблюдаем позитивные подвижки в отношениях с Евросоюзом и США, при этом Республика Беларусь последовательно отстаивает свои приоритеты и принципы, но готова к максимально широкому диалогу.

— И все-таки, с вашей точки зрения, независимость сегодня — это, скорее, красивая декларация или же вполне конкретное понятие, несущее реальный смысл? 

— Разумеется, вряд ли сейчас найдется хоть одно государство, которое может сказать о себе, что оно полностью суверенно и независимо. Весь мир сегодня — это глобальная взаимозависимая система. Но отдельные части этой системы как раз и сохраняют свою уникальность благодаря тому, что нарушение равновесия в одном месте незамедлительно негативно отразится на всех участниках мировой сети. Суверенитет в настоящее время — это хрупкое состояние мирового баланса сил и интересов. У Беларуси есть и интересы, и возможности для их отстаивания и продвижения. Так что в реальности нашего суверенитета сомневаться не приходится. Надо лишь помнить, что сохранить его можно, уважая суверенитет других и взаимно сотрудничая для обеспечения совместного мира и процветания.

osipov@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...