«Незаслуженная» пенсия

Ко встрече с журналистом Францишка Ковалева подготовилась основательно. На столе уже лежали грамоты, чтобы подтвердить: правду сказала. А это — строки из ее письма, которое и позвало корреспондента «БН» в деревню Барсуки Смолевичского района<br><br>: «Я успела отработать дояркой 20 лет и 4 месяца (затем — страшный диагноз и пенсия по инвалидности. — Авт.). Двадцати лет не было, как пошла работать дояркой в экспериментальную базу «Жодино». Приняла отстающую группу коров и через год стала передовой работницей. Была одной из первых доярок-«пятитысячниц» и «шеститысячниц» Смолевичского района, а также Минской области. Награждена множеством грамот, Дипломом Верховного Совета, медалью «За трудовую доблесть», золотой медалью ВДНХ...»

5 лет стажа у доярки как корова языком слизала!

Ко встрече с журналистом Францишка Ковалева подготовилась основательно. На столе уже лежали грамоты, чтобы подтвердить: правду сказала. А это — строки из ее письма, которое и позвало корреспондента «БН» в деревню Барсуки Смолевичского района

: «Я успела отработать дояркой 20 лет и 4 месяца (затем — страшный диагноз и пенсия по инвалидности. — Авт.). Двадцати лет не было, как пошла работать дояркой в экспериментальную базу «Жодино». Приняла отстающую группу коров и через год стала передовой работницей. Была одной из первых доярок-«пятитысячниц» и «шеститысячниц» Смолевичского района, а также Минской области. Награждена множеством грамот, Дипломом Верховного Совета, медалью «За трудовую доблесть», золотой медалью ВДНХ...»

Справка лишила пенсии

Что же заставило заслуженную женщину обратиться в газету?

Парадокс, но, отработав 20 лет дояркой, Францишка Гвидоновна так и не смогла по достижении 50 лет получить льготную пенсию, которую ей вроде как гарантировал Закон Республики Беларусь «О пенсионном обеспечении».

— К сожалению, одной трудовой книжки тут мало, — рассказывает начальник отдела пенсионного обеспечения управления по труду, занятости и социальной защите Смолевичского райисполкома Оксана Кулинкович. — За работу с особыми условиями труда закон позволяет доярке уйти на пенсию в 50 лет. Но только при стаже на указанной работе не менее 20 лет и при условии выполнения установленных норм обслуживания (утверждены Постановлением Государственного комитета Республики Беларусь по труду и социальной защите населения, Министерства социального обеспечения и Министерства сельского хозяйства и продовольствия Республики Беларусь № 60 01.12.1992. — Авт.). С учетом всего этого и в соответствии с предоставленными ей справками стаж у Францишки Гвидоновны оказался не 20 лет, как все это время она думала, а 15 лет и 24 дня.

Получается, пять дояркиных лет как корова языком слизала! Оказалось, все дело в справках. Если в эксбазе «Жодино» подтвердить стаж смогли без проблем, то с бывшим совхозом-агрофирмой «Минский» — ныне ОСП «Совхоз «Минский» УП «ДОРОРС» Белорусской железной дороги, что в Минском районе — дело обстояло совсем иначе.

Два документа в самом деле хранятся у доярки дома. Одна справка говорит, что данных о выполнении Ковалевой норм обслуживания за 1991—1993 годы включительно не сохранилось, а с 1994-го по апрель 1996-го доярка норм не выполняла. Второй документ свидетельствует, что данных за 1994 год также не сохранилось, а нормы не выполнялись в 1995 году и в январе—апреле 1996-го. На основании этой второй справки комиссия по назначению пенсий Смолевичского райисполкома приняла решение отказать Францишке Ковалевой в переводе с пенсии по инвалидности на досрочную пенсию по возрасту

. О «документальных» нестыковках

После того как героиня обратилась в Администрацию Президента Республики Беларусь, на ее имя пришло письмо из Комитета по труду, занятости и социальной защите Минского облисполкома, которому было поручено разобраться в ситуации. Приведу несколько отрывков из него — они важны для того, чтобы воссоздать картину произошедшего: «Занятость на работах, дающих право на пенсию за работу с особыми условиями труда, должна подтверждаться документально... В справке в отношении женщин, работающих доярками (операторами машинного доения), свинарями-операторами в колхозах, совхозах, других предприятиях сельского хозяйства, наряду со сведениями о наименовании профессии, периоде работы, должны быть указаны сведения о характере выполняемой работы и о выполнении установленных норм обслуживания. Основанием выдачи справок являются имеющиеся у работодателя первичные документы о работе, содержащие необходимые сведения (книга учета движения животных и птицы ф. № 34, журнал учета надоя молока ф. № 112, табель учета рабочего времени и расчет начисления заработка работникам животноводства ф. № 64б и др.).

За период Вашей работы с 04.05.1991 по 31.12.1991 и с 01.01.1993 по 31.12.1993 документы совхоза-агрофирмы «Минский», в которых бы содержалась информация о выполнении установленных норм обслуживания животных, в ОСП «Совхоз «Минский» УП «ДОРОРС» БелЖД отсутствуют. Следовательно, вышеуказанный период не подлежит зачету в специальный стаж. Засчитать в стаж, дающий право на досрочную пенсию, период работы в качестве доярки с 01.01.1992 по 31.12.1992 и с 01.01.1994 по 30.04.1996 оснований не имеется, поскольку из имеющихся документов усматривается, что Вами не выполнялась установленная норма обслуживания животных» (норма с 1992-го по 1997-й годы на ферме № 201, где работала Францишка Гвидоновна, составляла 29 голов, а фактическая, по тому самому документу, — 21—26 голов. — Авт.).

В то же время в другом документе на имя Ковалевой, датированном двумя неделями позже, 18 марта 2010 года, речь идет уже о несколько других периодах. «Проверить изложенные в Вашем обращении доводы о фактическом выполнении установленных норм обслуживания коров в период с мая 1991 по декабрь 1994 года не представляется возможным, так как первичные документы, содержащие необходимые данные по учету обслуживаемого поголовья, уничтожены в связи с истечением срока хранения, согласно акту от 06.08.1998, заверенному Государственным архивом Минской области», сообщили Ковалевой из Белорусской железной дороги.

Если документы действительно уничтожены, отчего же тогда Комтруда Минской области решил, что и в 1992-м, и в 1994 годах Ковалева установленные нормы не выполняла? Или проверяющие различных структур в своем распоряжении имели разные документы? Чудеса какие-то...

Впрочем, «документальных» нестыковок в этом запутанном деле не так уж мало. Помните, среди первичных документов для выдачи справки областной комитет по труду указал «расчет начисления заработка работникам животноводства»? Эти так называемые «лицевые счета» должны храниться не менее 75 лет. И они в совхозе «Минский» сохранились. К примеру, по документу за 1995 год, который мне показали в совхозной конторе, доярка Францишка Филич (ныне — Ковалева), не выполнявшая, замечу, установленных норм, премии получала ежемесячно! То же самое — и в 1994-м...

Францишка Гвидоновна и в совхозе «Минский», куда перебралась по семейным обстоятельствам, позиций сдавать не собиралась — ходила в передовиках. Это подтверждают сегодня и специалист отдела кадров ОСП «Совхоз «Минский» Елена Милевская, и работавший какое-то время с Филич-Ковалевой бывший бригадир МТФ № 201 Ростислав Павлович... Не знаю, обратили ли внимание на это проверяющие, но меня заинтересовал вопрос: а получали ли премии в это самое время другие, «непередовые» доярки, и выполняли ли при этом норму нагрузки они?

Почему «прыгнули» коровы?

В Смолевичском районе Францишка Ковалева не единственная женщина, которая не смогла получить пенсию из-за утраты документов. Здесь известны и другие случаи, когда хозяйства уничтожали бумаги, необходимые для начисления пенсий своим работникам, — хотя по закону были обязаны их сохранять. Страдают от этого, кстати, не только доярки, но и телятницы, и свинарки. В отношении этих категорий работников, по словам Оксаны Кулинкович, в соответствии с Законом Республики Беларусь «О пенсионом обеспечении» нельзя применить такую норму, как «уменьшение возраста». То есть дояркам, свинаркам, телятницам, в отличие, например, от электросварщиков, органы по труду и соцзащите не имеют права снизить пенсионный возраст, если человек отработал более половины льготного стажа. Не помогут и свидетельские показания — во внимание принимаются лишь документы.

Кстати, как рассказали в отделе пенсионного обеспечения управления по труду, занятости и социальной защите Минского райисполкома, после 1993 года десяти дояркам из ОСП «Совхоз «Минский» все же удалось уйти на пенсию в 50 лет: необходимого стажа в 20 лет набралось. Хотя у одной из доярок, например, не сохранилось первичных документов за 1991 год, другая «лишилась» стажа с 1991 по май 1996 года. При том, что табеля учета рабочего времени за 1990—1997 годы были отобраны к уничтожению как «не имеющие научно-исторической ценности и утратившие практическое значение», о чем свидетельствуют сразу два Акта экспертной комиссии. Однако некоторые из табелей уцелели — иначе как чудом это не назовешь.

— Совхоз «Минский» не единственное предприятие, не сохранившее первичные документы по установлению норм обслуживания, — рассказала начальник отдела пенсионного обеспечения управления по труду, занятости и социальной защите Минского райисполкома Нина Пухальская. — Такой же у нас и совхоз «Заславский». Одна из его работниц, доярка, подала в суд и выиграла его. Теперь — до достижения 55-летия — пенсию ей выплачивает виноватое в уничтожении документов хозяйство. По совхозу «Минскому» тоже есть судебный прецедент, однако, по сохранившимся документам, подавшая иск доярка не выполняла установленных норм и суд проиграла...

— Одного понять не могу, — удивляется Францишка Гвидоновна. — Моя группа — около полусотни коров была (нетели тоже). И если я не выполняла норм в 1995 году, в апреле 96-го, как потом стала перевыполнять: ведь ничего же не менялось...

Тут кое-что Францишка Гвидоновна упустила — менялось, и еще как! В мае 1996 года совхоз «Минский» перешел в ведение Белорусской железной дороги. И именно тогда, буквально за месяц, при неизменной норме в 29 голов доярка стала обслуживать в два раза больше буренок: в апреле — 24 головы, в мае — уже 48! С этого момента и вплоть до апреля 1998-го у Ковалевой — перевыполнение нормы, минимум на 17,2 процента, максимум — на 93,1! Такой скачок можно объяснить разве что резким пополнением поголовья, или же массовым исходом работников с фермы...

Однако в УП «ДОРОРС» факт, что поголовье в тот момент в хозяйстве увеличилось, не подтвердили. Равно как и другое предположение.

— Текучка кадров была, один уходил — другой приходил, — уверяет специалист отдела кадров сельхозпредприятия Елена Милевская. — Но численность работающих на ферме не менялась.

К сожалению, в попытке выяснить, как получилось, что Ковалева вдруг стала перевыполнять нормы — да еще как! — опираться приходится только на показания свидетелей. Документального подтверждения тому, как в реальности обстояли дела с дойным стадом и кадрами в хозяйстве в целом и на ферме № 201 в частности, в ходе подготовки материала мне увидеть так и не удалось.

Истина совсем не рядом

Искать истину в этом непростом деле очень нелегко. Сопоставление фактов заставило предположить, что хранение документов в «Минском» далеко от идеала. Иначе, повторюсь, почему списанные табели учета рабочего времени (хотя по закону они должны были храниться) вдруг уцелели? И отчего дающие ответы Ковалевой структуры путаются в периодах невыполнения дояркой установленных норм (не говоря уже о справках)? Где гарантия, что в далеких 1991—1996 годах дела с оформлением документов в совхозе обстояли лучше?

И еще. О нормах тогда, в 90-е, думается, мало кто слышал. Вот и бригадир из совхоза «Минский» Ростислав Павлович в сердцах признался: «О нормах никто тогда не знал. А вот когда на пенсию идти коснулось — вдруг они выплыли!..»

По сути, люди стали заложниками обстоятельств, которые не приняла во внимание переходная система. Она не учитывала доставшуюся в наследство от советского прошлого практику приписок, которые в некоторых хозяйствах, кстати, напоминают о себе и по сей день. Не предусмотрела, что первичные документы могут вестись недолжным образом, что они просто могут не сохраниться. В некоторых предприятиях, как показывает практика, именно это и произошло. А люди в результате лишились права на заслуженный отдых.

Наталья СЧАСТНАЯ, «БН» Фото автора

Комментарий

Зинаида МАНДРОВСКАЯ, заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по труду, социальной защите, делам ветеранов и инвалидов:

— В соответствии с Законом Республики Беларусь «О Национальном архивном фонде и архивах в Республике Беларусь», предприятия, независимо от форм собственности, организации и учреждения обязаны оформлять и хранить документы по личному составу для обеспечения прав и законных интересов своих работников. В том числе и для назначения пенсии.

Проблема в том, что отдельные субъекты хозяйствования не организовали исполнение законодательства. И на практике с получением льготных пенсий по возрасту стали возникать проблемы. Если первичные документы для выдачи справок не сохранились, районные управления сельского хозяйства и продовольствия должны предоставить вторичные подтверждающие документы, чтобы можно было начислить человеку пенсию. Это, к примеру, может быть справка о зарплате.

Другая сторона проблемы — нежелание самих работников интересоваться, какими нормативными актами регулируется их трудовая деятельность. Взять те же нормы обслуживания (как в данном вопросе), которые являются основанием для досрочного выхода на пенсию и должны быть подтверждены документально, а не на словах.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости