Незаконченные списки

Министерством культуры подготовлен и издан «Государственный список историко–культурных ценностей Республики Беларусь»...

Министерством культуры подготовлен и издан «Государственный список историко–культурных ценностей Республики Беларусь». Появления этого справочного издания (составители Василий Абламский, Игорь Чернявский, Юрий Борисюк; в подготовке участвовало еще девять авторов) ждали давно. И не только культурологи, интеллигенция, но и государственные служащие, особенно — в регионах. Вот ведь упрекают, скажем, председателя сельхозпредприятия, что у него тракторист запахал древнее селище или группу курганных захоронений, а тот отбивается: «Откуда мне о них знать?!» Или построит рьяный предприниматель под видом реставрации на месте старого здания нечто ультрасовременное и на критику отвечает контрнаступлением: «Никакой охранной доски на здании не было!» Теперь списывать свое равнодушие на незнание будет куда сложнее.


Что есть?


Книгу «Государственный список...» прежде всего хотелось бы предложить скептикам, своим и зарубежным, которые ставят под сомнение богатство белорусского культурного наследия. Посмотрите, сколько у нас храмов, замков, дворцов, ратушей, памятников и городищ! Еще лет двадцать тому мы могли только мечтать, чтобы наши материальные сокровища попали в заветный список ЮНЕСКО. А сегодня в нем значатся Мирский и Несвижский замки, пункты Дуги Струве и Августовский канал, отмеченные высшей категорией «0» (при четырехступенчатой градации ценностности). Листая книгу, естественно, ищешь заветные «нули» при описаниях других памятников. И выбор здесь есть. Это известные всем нам Спасо–Преображенская церковь и Софийский собор в Полоцке, Брестская крепость и дворцово–парковый комплекс в Гомеле, Коложская церковь в Гродно и храмы–крепости в Сынковичах и Мурованке. Правда, вызывает удивление тот факт, что третий оборонный храм в Беларуси, что в Камаях на Поставщине, который в отличие от первых двух вынес военные испытания, получил всего лишь категорию «2».


Дальше идет категория «1». Это исторические центры городов — Гродно с его замками и Фарным костелом, Кобрина, Могилева с комплексом Никольского монастыря, Пинска, Полоцка, Новогрудка. Еще замки времен Великого Княжества Литовского в Лиде, Любче, Новогрудке. А вот руины замка в Крево для меня, непонятно почему, отмечены всего лишь цифрой «2». В реестр занесены Жировичский монастырь и Коссовский дворцово–парковый ансамбль с музеем–усадьбой Тадеуша Костюшко... Заинтересованному читателю лучше самому взяться за книгу, которая читается как хорошая историческая проза.


Чего нет?


Но куда важнее, на мой взгляд, сосредоточиться на тех пробелах, которые очевидны в «Государственном списке...», однако легко могут быть ликвидированы.


Последний известный мне аналогичный список был утвержден постановлением Совета Министров БССР от 18 февраля 1988 года. Из него тогда «вытрясли» почти весь «религиозно–опиумный» и «усадебно–шляхетский» «мусор», который в маленьких дозах еще допускался на страницах восьмитомного «Збору помнiкаў гiсторыi i культуры Беларусi», изданного в 1984 — 1988 годах. По многим районам материалы, посвященные братским могилам жертв последней войны (без описания), а также могилам и городищам доисторическим (тоже без характеристик), сплошь отнесены к последней категории «3». Списки не иллюстрированы. Поэтому такие страницы пролистываешь без особого интереса. И чтобы он появился, необходимы дополнительные, возможно, экспедиционные уточнения на местах.


Многие досадные пропуски ничем иным, как только невниманием, несистемностью работы, не объяснишь. Раздел по Брестской области, с которого начинается справочник, составлен относительно хорошо. Однако и здесь обнаруживаются упущения. Так, в самом Бресте не назван памятник Афанасию Брестскому, известному в истории литературы как мемуарист Филиппович, бюсты Гоголю, Мицкевичу и даже Климуку.


Возьмем поселок Колдычево Барановичского района. Здесь не отмечен известный концентрационный лагерь. В том же районе не указаны Камень филаретов у деревни Карчово, памятник и памятный камень, посвященные битве царских войск с повстанцами 5 июня 1863 года у деревни Миловиды, усадьба Верещаков в Тугановичах, где бывали Мицкевич, Чечот, Домейко.


Малые Щитники Брестского района. Не указан памятный камень философу Казимиру Лыщинскому.


Люсино Ганцевичского района. Не указан камень–валун с надписью, свидетельствующей, что здесь в 1902 — 1904 годах учительствовал Якуб Колас.


Достоево Ивановского района. Где сведения о памятнике Федору Достоевскому, засвидетельствовавшем, что отсюда берет начало род известнейшего русского писателя?


Решил «заглянуть» на свою родную Островетчину, ибо ее, кажется, изучал всю сознательную жизнь. Начал читать и сразу оторопел: куда исчез сам Островец? Исчез вместе с селищем у слияния трех рек, вместе с известнейшим доминиканским костелом, построенным в конце XVIII века, бюстом первому консулу России в Японии и крупному ученому Иосифу Гошкевичу, по существу, первому белорусскому дипломату. «Не стало» также и неоготического костела в Гервятах, интереснейших по архитектуре костелов в Дайлидках, Клющанах, Свирянках, Жукойнях Желядских, уникальной старообрядческой церкви, усадеб Минейко в Дубниках, Домейко — в Гервятах, Богушей–Шишко — в Трокениках (одного из них, Марьяна, признали в Англии «художником века»), Котвичей — в Турлах, Сволькенов — в Шайкунах, Добжинских — в Лоше, братского кладбища военнопленных, узников фашистского концлагеря у станции Гудогай и так далее. Кроме того, в текстах встречается немало неточностей. Так, о костеле в Быстрице сказано, что первоначально он построен в 1523 году, хотя этот храм — одна из первых католических святынь, основанных еще самим Ягайло. Наконец, нет в справочнике и уникальнейшего здания железнодорожного вокзала на пограничной станции Гудогай, существовавшего еще в 1870 году и типового для Либаво–Роменской дороги.


К сожалению, существенные пропуски обнаружились во многих подразделах. В статье о гродненском иезуитском Фарном костеле ничего не сказано о его главной ценности — чудотворной иконе Матери Божьей Конгрегатской, коронованной Папой Римским. Невнятно упомянуто и об алтарных статуях 12 апостолов. Из статьи о деревне Лаша Гродненского района выпали сведения о родившемся и увековеченном здесь академике Ефимии Карском. О деревне Больтиники — о памятном камне, связанном с приездом сюда, в имение Путкамеров, на встречу со своей первой любовью Марией уже знаменитого поэта Адама Мицкевича. А рассказывая о местах пребывания на Сморгонщине Франтишка Богушевича, авторы забыли упомянуть о памятнике поэту работы Заира Азгура в Жупранах.


И почему музей–усадьба Богушевича в Кушлянах, где дом проектировал и строил он сам, отмечена категорией... «3»?! Как, кстати, и купаловский мемориальный заповедник «Вязынка», и коласовский заказник в Столбцовском районе, и место бывшей усадьбы (и рождения) С.Монюшко в Убеле на Червенщине, как и мемориальная территория боев зимы 1812 года на Березине... А дому, в котором Сымон Будный напечатал в Несвиже первую на наших землях белорусскую книжку, зданию первой в Беларуси гимназии — кальвинской, в Слуцке, существующему и поныне, месту захоронения в Захарничах Полоцкого района выдающегося живописца Ивана Хруцкого, чье 200–летие со дня рождения в текущем году отмечается по решению ЮНЕСКО во всем мире, вовсе не присвоена никакая категория. Поскольку эти объекты в справочнике не значатся!


Откуда такая однобокость статей? Столь скрупулезное внимание к архитектурному облику объекта и пренебрежение к смежным областям истории и культуры — литературоведению, искусствоведению, истории религии, генеалогии? Ведь все здесь должно рассматриваться в комплексе.


И здесь мы подходим к главному недостатку и этой книги, и других подобных изданий: отсутствию системности при планировании и в целом комплексного подхода к материальным и духовным ценностям.


«Троечники»


Но наиболее пострадали памятники, отмеченные цифрой «3». Комментарии к ним крайне лаконичные: «Братская могила», «Городище», «Курганное захоронение», «Селище» такого–то периода. Иллюстраций нет. Я не встретил в списке ни одного (!) археологического памятника, отнесенного ко второй или первой категории, которым, например, вполне соответствовали бы уникальные в европейском масштабе «поселения, стоянки, кремнедобывающие шахты, мастерские периода каменного, бронзового и раннего железного веков» возле городского поселка Красносельский Волковысского района. Понимаю: «тройку» поставить легче. После этого объект вроде бы не требует особого внимания, охраны.


В некоторых случаях причисление памятника к категории «3» может показаться даже рецидивом прежнего вульгарного социализма или воинствующего атеизма. Вот красноречивые примеры: деревянные храмы в Гудогае Островецкого и Трокелях Вороновского района, датированные 1764 и 1809 годами. С точки зрения архитектуры они действительно скромны. Но (вот почему нужна комплексность!) широко известны, сюда направляются пилигримы из разных стран, ибо здесь находятся иконы, восходящие к византийским временам, признанные чудотворными и увенчанные коронами. Тот же привкус обиды почувствуют некоторые православные, протестанты, мусульмане и иудеи, увидев, что их исторические святыни не заслужили даже нескольких слов конкретного описания как памятники уникальные. Нечто похожее произошло и с некоторыми усадьбами.


В заключение позвольте сказать несколько слов о том, как отображена в «Государственном списке...» наша столица. В целом перечень здесь достаточно полный. Но вот беда: в нем не оказалось ни одного объекта, отнесенного к нулевой категории, а значит, в перспективе претендующего на включение в престижный список ЮНЕСКО. Хотя, на мой взгляд, оба кафедральных собора на площади Свободы имеют право на цифру «0». Известно также, что в Париже проявляли интерес к новому центру Минска, построенному в едином советском барочно–классическом стиле после войны. Правда, потом поостыли: уж слишком бездумно этот единый стиль разбавляется новоделами. Но, если включение в список ЮНЕСКО старого и нового центров Минска по отдельности проблематично, не предложить ли их в комплексе, совместно — как уникальное и довольно органичное сочетание двух совершенно разных эпох, разделенных всего лишь одной Интернациональной улицей.


Искра оптимизма


И все же завершить свой материал хочу на положительной ноте: впервые в Беларуси издан общедоступный государственный реестр недвижимых архитектурных ценностей, который можно будет дополнять и уточнять. Насколько мне известно, в других странах такие списки тоже составлялись десятилетиями. Важно сделать зримое начало.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости