Невыношенные крохи

ХОТЯ слово «проходят» здесь не совсем уместно: младенцы, которые сюда попадают волею судьбы, не то что шаг самостоятельно сделать не могут — за них даже вдох-выдох делает умная аппаратура. Спасенных именно в этом отделении детей из всех регионов Беларуси уже тысячи. А начиналось все в 1988 году с шести реанимационных коек. В то время плод со сроком жизни меньше 28 недель и весом менее 1000 граммов считался поздним выкидышем. И шансов сохранить эту жизнь у него не было…

За год через отделение анестезиологии и реанимации РНПЦ «Мать и дитя» проходят до 900 самых маленьких пациентов

ХОТЯ слово «проходят» здесь не совсем уместно: младенцы, которые сюда попадают волею судьбы, не то что шаг самостоятельно сделать не могут — за них даже вдох-выдох делает умная аппаратура. Спасенных именно в этом отделении детей из всех регионов Беларуси уже тысячи. А начиналось все в 1988 году с шести реанимационных коек. В то время плод со сроком жизни меньше 28 недель и весом менее 1000 граммов считался поздним выкидышем. И шансов сохранить эту жизнь у него не было…

Лучшая доставка — в мамином животе

Корреспондентам «СГ» без специального разрешения за металлическую дверь отделения не пройти, поэтому терпеливо ждем, когда откроют. В коридоре жарко — плюс 40 градусов. Так малышей реанимации оберегают от зимних сквозняков. Первое, что настораживает, — тишина, необычная для палат, где лежат новорожденные. Даже персонал разговаривает между собой вполголоса. В палате, где стоят пластиковые прозрачные инкубаторы, похожие на космические капсулы, — светло и тепло. Пеленки с рисунками защищают крохотных обитателей от излишнего света, на глазах у некоторых — специальные повязки. Наверное, для того, чтобы темно было, как у мамы в животике… Только вот мамы рядом нет. Жалость волной накатывает на сердце — некоторые малыши появились на свет раньше срока на несколько месяцев и выглядят очень крохотными и слабенькими. Пальчики на хрупких ручках и ножках такие маленькие, что даже ручки полугодовалого ребенка по сравнению с ними — богатырские. Глядя на них, понимаешь, насколько хрупкую, драгоценную жизнь женщина вынашивает во время беременности.

— По нашим пациентам можно изучать географию Беларуси, — рассказала корреспонденту «СГ» заведующая отделением анестезиологии и реаниматологии с палатами для новорожденных РНПЦ «Мать и дитя», врач анестезиолог-реаниматолог Оксана Свирская. — Ведь в центр беременные поступают из разных городов и деревень. Если в специальной помощи нуждается новорожденный из районного или областного роддома, его привозят на реанимобиле. Конечно, лучшая «транспортировка» для маленького ребенка — у мамы в животе. Но ведь ситуации бывают разные. Если мама рожает в другом городе, то до тех пор, пока акушеры-гинекологи не отпустят ее из родильного стационара, она остается там, а ребеночек у нас, но его может навещать папа. Выписывают маму — и она может навещать свою кроху. Как только состояние ребенка стабилизируется, его тут же переводят в плановое отделение.

В большинстве случаев, поясняет врач, к невынашиванию беременности приводят серьезные патологии. Это сердечно-сосудистые заболевания — пороки сердца и нарушения кровообращения, артериальная гипертензия, патологии, связанные с тяжелыми наследственными состояниями. В центр поступают будущие мамы, перенесшие трансплантацию, с тяжелой онкологической патологией. В каждой области есть свои перинатальные центры, где оказывают помощь «тяжелым» маленьким пациентам, поясняет Оксана Свирская. Но концентрация наиболее сложных патологий беременности — именно в РНПЦ «Мать и дитя».

— К примеру, если резус-фактор мамы не совпадает с резус-фактором будущего малыша, наши специалисты применяют очень сложную и интересную технологию, и вмешательство проводят внутриутробно. Таким образом, у женщины еще есть шанс родить здорового второго ребенка.

От 490 граммов  и больше...

В РНПЦ «Мать и дитя» специалисты соблюдают рекомендации ВОЗ. А значит, здесь готовы помочь детям, родившимся на сроке беременности от 22 до 36 недель. Чтобы было понятней, вес самого маленького ребеночка, которого возьмутся выхаживать врачи, может быть всего лишь 500 граммов. Правда, однажды был малыш и весом 490 граммов, но сами реаниматологи называют такой процесс спасения «экстремальным выхаживанием». Но и его выходили.

Каждый день, проведенный в утробе плодиком (так ласково называют еще неродившихся детей сами врачи), — это неделя в реанимации. Поэтому пытаются акушеры-гинекологи сохранить беременность настолько, насколько это возможно.

— Нашим коллегам порой удается сохранить беременность и до больших сроков — 34—36 недель, — рассказывает Оксана Яковлевна. — Но когда ситуация очень критическая, мы радуемся, что им удается сберечь беременность и до 28—29 недель. Бывает много двоен, троен, есть даже четверни. Конечно, чем меньше срок жизни новорожденного, тем большая вероятность проблем со здоровьем. Но мы делаем все, чтобы спасти маленькую жизнь. Технологии, утешают в таком случае родителей врачи, идут вперед семимильными шагами, и даже деткам, появившимся на свет намного раньше срока, будет оказана помощь, которая даст шанс в будущем быть здоровыми.

В инкубаторе — как в парной...

В отделении 30 коек, и они всегда заполнены. Сегодня интенсивная неонатология — очень дорогостоящая область медицины. Но, по словам Оксаны Свирской, главную роль в спасении жизни ребенка выполняет не ультрасовременная аппаратура, а высокая подготовка персонала — врачей, медсестер.

— Вы сами видите, мы с нашими пациентами вербального контакта не имеем, они не могут пожаловаться, что им плохо. Но специалисты должны все это видеть.

Мы поинтересовались у дежурной медсестры Анастасии Гаврилюковой, которая дежурила около малышей, что чувствуют малыши, находясь в инкубаторе.

— Судите сами, температура внутри иногда доходит до 38 градусов, а влажность для недоношенных — до 70 процентов. Для взрослого человека это как очутиться в парной. А относительно эмоций… Надеемся, у наших малышей они только положительные. Все врачи и медсестры ласково разговаривают с ними, обращаются по имени и даже поют песни. Гладим ручки, ножки, они реагируют. Мы их очень любим и надеемся, что деткам комфортно. Реакция? И родители, и мы ее замечаем — это гримасы удовольствия или страдания, улыбки, тревоги.

Работа, конечно, непростая, признается медсестра, но моральная отдача ни с чем не сравнима. Это сродни родам — да, и здесь, в центре, дарится новая, вторая, жизнь человеку. Чего стоит только один случай, вспоминает Анастасия, когда долго и трудно выхаживали ребеночка весом 500 граммов. А потом, когда малыш сам начал ходить, мама привела его в отделение в гости. Тогда все не выдержали и расплакались: вот он, результат бессонных ночей и волнений…

Анна КОРЕНЕВСКАЯ, «СГ»

Фото Павла ЧУЙКО, «СГ»

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?