Неуместные эмоции

Зачем «сортировать» покойников по вере? Религиозные споры разгорелись на кладбище под Смиловичами

В современной Беларуси мирно живут все, кто уважает закон, традиции и свою веру. И уж тем более у нас не принято делить людей по национальному или религиозному признаку, после смерти тревожить душу покойника межконфессиональными распрями и предрассудками. Однако сейчас именно этот росток несмело поднимает голову, и за отдельными случаями кроется глобальная морально–нравственная проблема. Ведь одно дело, когда погосты для представителей разных конфессий были в императорской России, где людей старались разъединить и в жизни, и на кладбище, и совсем другое — современная Беларусь. Зачем сегодня вносить смуту в единый по духу белорусский народ?


Несколько лет назад среди обычных рекламных объявлений в газету затесалось одно с Витебщины с предложением услуг «захоранивать на православном кладбище». Мол, «возрождена давняя традиция, когда православных хоронили с православными, а людей других конфессий — с их единоверцами».

То есть представителям других вер и конфессий последний путь туда заказан? А что делать с неверующими покойниками?

Теперь уже который месяц не утихают споры на религиозной почве и на кладбище под Смиловичами, названном в народе дукорщанским. Сестры Антонина и Наталья летом похоронили там мать, христианку. Положили в земельку рядом с родственниками, православными и мусульманами. Но оплакать ее по–человечески не дали: вскоре после похорон кто–то спилил на свежей могиле крест. «Мама прожила здесь 50 лет, преподавала в местном колледже. Писала стихи, — младшая из сестер читает мне последний. О том, как мирно всегда жили в Смиловичах белорусы и евреи, татары и русские, армяне и грузины, молдаване и уж тем более не делили землю на общественном кладбище. — Когда маму хоронили, люди говорили, что ходит тут один местный, называет себя смотрителем кладбища и оскверняет могилы. Не прошло и 40 дней, как спилили крест».

Дочери покойной обратились в милицию, газету. К ситуации присмотрелись. Нарушителем оказался называвший себя кладбищенским смотрителем Сапар Канапацкий. Поступок он свой не отрицает и не считает себя виноватым. Мол, его, ухаживавшего за захоронениями своих единоверцев представителя мусульманской общины, возмутило появление на условно мусульманской части кладбища православного символа. Потому и спилил его. «В одну из встреч с С.Канапацким, — рассказывает мне Тоня, — он заявил нам, что якобы он на кладбище главный, с ним нужно согласовывать похороны и платить некий сбор. А без этого, мол, не имеем права здесь хоронить. Как это понимать? Мы сделали все по закону».


Бесчинства на дукорщанском кладбище, говорят местные, творились и раньше. Не единожды на памятниках закрашивались кресты, есть случаи, когда захоронения и кресты поджигали. Смиловичане возмущены беззаконием там, где мертвые должны бы обрести покой: «Нельзя так. Все ведь по одной земле ходим. Кладбища должны быть для всех, общие».

В Смиловичском сельском исполкоме, на чьем балансе кладбище, соглашаются, что такого быть не должно. «Это самоуправство. Мы уже провели работу с этим человеком, больше он там хозяйничать не будет. Он и прежде не имел на это права. Мария Владимировна была похоронена законным путем», — зампредседателя сельисполкома Ирина Мартинович говорит, что кладбище возле Дукорщины общественное и хоронить люди могут в любом его месте, никто не имеет права в этом помешать. То есть никаких посторонних «смотрителей», почувствовавших себя хозяевами, в городе мертвых и близко быть не должно.

Евгений Сачек.
— Случай действительно сложный, — делится мнением официальный представитель УВД Минской области Евгений Сачек. — Произошедшее с захоронением, несомненно, выходит за рамки принятых в нашем обществе устоев поведения. По данному факту милиция провела проверку, установила причастного к инциденту гражданина. Собранные нами материалы были переданы в Червенский райотдел СК. На данный момент РОСК предварительное расследование по недавно возбужденному уголовному делу прекратил, решив применить к С.Канапацкому административное взыскание.

Дай волю деятелям вроде Сапара, тут же начнут «сортировать» покойников по вере. А прожили супруги душа в душу 60 лет, он мусульманин, она православная. И что, их в разных местах хоронить? Нехорошо это. Как верно сказал мне один батюшка: в земле все равны, а вот «украшение» могилы — личное дело родственников усопших. Хотят поставить православный крест — пожалуйста. Со мной соглашается и протоиерей Сергий Кузьменков, председатель синодального отдела Белорусской православной церкви по взаимодействию с Вооруженными Силами и другими воинскими формированиями:

— Кладбище — это не место для конфликтов. В современной Беларуси всегда все жили мирно, и таких прецедентов, как под Смиловичами, не припомню. Я был очень удивлен. Этого нельзя оставлять без внимания. Ведь сегодня человека оскорбляет, раздражает крест на кладбище — и он его спиливает, а завтра что, с ножовкой в храм пойдет? Потребует убрать кресты у дорог? Считаю, что этот поступок бросает тень на всех мусульман и дает повод некоторым размышлять о вседозволенности. Этого быть не должно. Кладбища у нас общественные. Здесь хоронят и католиков, и мусульман, и евреев, и атеистов. И никто не возмущается. В целом верующий человек должен уважать прах покойного. К тому же балансодержатель кладбищенских земель — сельсовет, он и дает разрешение на захоронение, посторонние люди не должны диктовать свои условия. Есть закон — соблюдайте. Не разделяю я и стремления некоторых создавать погосты по конфессиональному принципу. Ничего хорошего из этого не выйдет. Это не объединит, а разъединит людей. Нужно уважать страну, в которой живем.

Я попросила высказать свое отношение к произошедшему Муфтия Мусульманского религиозного объединения в Беларуси Абу–Бекира Шабановича:

Абу–Бекир Шабанович.
— Да, на смиловичской земле исторически сложилось так, что уже более 4 веков кладбище условно поделено на две части. Но, учитывая то, что сегодня там много смешанных браков, родственники хотят быть похоронены рядом друг с другом. И опускаться до вандализма, как это получилось в Червенском районе, нельзя. Так поступать запрещено и по религиозным канонам, и по законодательству нашей страны. Сапар Канапацкий уже наказан: возместил ущерб за испорченный крест и оплатил штраф за административное правонарушение. Кроме того, муфтият отстранил от должностей в Смиловичах прежнего руководителя общины и имама, направив на место нашего представителя совмещать эти функции, временно, до стабилизации обстановки. Также в поселке проведены собрания с верующими с участием местных органов власти, в смешанных семьях расскажут о нюансах захоронения. Всем объяснено, что нужно уважать людей другой веры и как в таких случаях правильно поступить. Многие поняли, что при захоронении с родственниками разной религии не нужно выставлять религиозную символику.

А как относятся к этому представители культуры.

Владимир Мищанчук.

— В нашей стране очень уважительно относятся ко всем религиям, конфессиям, общинам.
— Не скрывает эмоций Владимир Мищанчук, декан театрального факультета Белорусской государственной академии искусств, артист Театра–студии киноактера. — За это можно сказать спасибо руководству страны, конфессиональным представителям. Сложно предположить, чтобы здесь не смогли ужиться люди разной веры. А если проявляются даже малейшие ростки подобного, их следует пресекать на корню.

Вот я, к примеру, вырос на Полесье. В деревне были смешанные семьи, жили православные, евреи. И у нас никогда не возникало вопросов. Почему же мы должны отделяться друг от друга заборами после смерти? Какая разница, какого вероисповедания человек? Ну хотите, хороните его по обычаям и канонам веры, но не делите покойников на месте их последнего пристанища.

Владимир Пугач.
А вот высказывание еще одного светского человека — фронтмена группы J:Морс Владимира Пугача:

— Да, у нас, у человечества, есть разные исторически культурные корни и разные религии. Потому мы по–разному воспринимаем ценности, правила поведения, базирующиеся на уникальном культурном коде. Это факт, и от этого никуда не деться. Но, на мой взгляд, это не должно являться основанием для насилия и агрессии. При любых обстоятельствах.

Пару лет назад под Барановичами католики и православные вместе построили на кладбище межконфессиональную часовню, в ней — и католическая скульптура Божией Матери, и православные иконы. В середине стилизованного грота находится скульптура Девы Марии, с трех сторон в нишах — иконы, по бокам — православный и католический кресты. Или взять Старосеменовское кладбище в Витебске, сохранившееся с дореволюционных времен. В начале ХХ века оно состояло из трех частей — православного, лютеранского и военного кладбищ, но со временем все три некрополя слились в один. И так по всей стране. Исторически сложилось, что у нас много погостов, где рядом покоятся католики и православные, мусульмане и евреи, люди атеистических взглядов. И кресты соседствовали с памятниками, где были разные символы, большинство фронтовиков уходили в мир иной под звездой, с которой они служили Отечеству, одержали победу над фашизмом. И это был цивилизованный подход. А вот то, что произошло в маленьком городке Минщины, добрым словом не назовешь...

gladkaya@sb.by

Фото Виталия ПИВОВАРЧИКА.

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...