«Нет царского пути к геометрии, но есть каждому дело по его плечу»

Наверное, мало кто из жителей Дудичей, что в Калинковичском районе, не знает или не слышал о Вере Павловне КУРЧЕНОК. Тихая, улыбчивая женщина с добрыми искристыми глазами и до белизны седыми волосами… Это там, в школьных классах, остался образ строгого учителя математики, который безошибочно «вычислял», когда у тебя не решена задачка по геометрии. И не упускал случая вызвать к доске. А в памяти выпускников она совсем другая — классная «мама», которая горой стояла за «своих». Выгораживала перед директором, никогда не лезла в душу с лишними расспросами и понимала с полуслова. Наверное, потому сейчас ее встречают как родную: односельчане всегда поинтересуются здоровьем, обнимут, поцелуют. А после того как Вере Павловне четыре года назад поставили серьезный диагноз, и вовсе чуть ли не каждый день весточки-приветы шлют, переживают. Будто какая-то невидимая сила притягивает к ней! Неспроста же когда-то Уинстон Черчилль заметил, что школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать…

Почему калинковичская деревня стала второй родиной для уроженки Смоленщины, заслуженного учителя БССР Веры Курченок.

Наверное, мало кто из жителей Дудичей, что в Калинковичском районе, не знает или не слышал о Вере Павловне КУРЧЕНОК. Тихая, улыбчивая женщина с добрыми искристыми глазами и до белизны седыми волосами… Это там, в школьных классах, остался образ строгого учителя математики, который безошибочно «вычислял», когда у тебя не решена задачка по геометрии. И не упускал случая вызвать к доске. А в памяти выпускников она совсем другая — классная «мама», которая горой стояла за «своих». Выгораживала перед директором, никогда не лезла в душу с лишними расспросами и понимала с полуслова. Наверное, потому сейчас ее встречают как родную: односельчане всегда поинтересуются здоровьем, обнимут, поцелуют. А после того как Вере Павловне четыре года назад поставили серьезный диагноз, и вовсе чуть ли не каждый день весточки-приветы шлют, переживают. Будто какая-то невидимая сила притягивает к ней! Неспроста же когда-то Уинстон Черчилль заметил, что школьные учителя обладают властью, о которой премьер-министры могут только мечтать…

Наставничать Вера начала после десяти классов: несколько попыток поступить в институт на родине — в Смоленске — провалились, и она отправилась в Мозырь. Здесь жил родственник Тимофей Кулешов, который работал инспектором детдомов тогдашней еще Полесской области.

— Отец получил от него письмо — дескать, присылай дочку сюда, устроим, я помогу, — вспоминает свой приезд на белорусскую землю Вера Павловна. — Собрали меня и отправили «искать долю счастливую». В шестнадцать лет… Я тогда в первый раз на поезде ехала. А как паниковала, что пересадку нужно делать! Деревенская девочка, что сказать. Прежде дальше собственного двора никуда не высовывалась.

Однако повзрослеть пришлось очень быстро. Свояк устроил Веру пионервожатой в Петриковский детдом, но долго там она не задержалась. Получила неплохой аттестат, и начальница сразу отправила нашу героиню учителем в Моисеевку. Речка отрезала деревушку от города, и чтобы местная детвора каждый день не проделывала водный путь, решили открыть там отдельный класс. И откомандировали двоих педагогов.

— Мы разделили все предметы между собой: мне достались математика, русский язык, а Сергей Середа отвечал за физкультуру, историю. И принялись за дело, — продолжает она. — Первый урок дался непросто: саму недавно уму-разуму учили, а здесь — тебе нужно до учеников достучаться. Да и без образования трудно было. Хотя, надо отдать должное петриковским коллегам, помогали советами, литературой, консультировали. Так и проработали год в паре с Середой. А затем я перешла в недалекую школу-восьмилетку и поступила в Мозырский пединститут (теперь университет), на физмат. Ездить на сессии было неудобно, потому попросила в областном управлении образования перевести поближе…

Рецепт от Веры КУРЧЕНОК, как «готовить» качественного ученика

Возьмите чашку терпения, добавьте туда знаний, бросьте две пригоршни справедливости. Плесните юмора. Посыпьте добротой и хорошенько приправьте дисциплиной. Все это перемешайте — и маленькими дозами вводите в сердце каждого ученика.

В Мозыре мест не было, но предложили Калинковичи. А оттуда откомандировали в Шалыпы. Там Вера Павловна проработала без малого десять лет. И дальше бы продолжала, но вышла замуж за дудичанина. Чтоб на работу попасть, приходилось «наматывать» километры: пять — туда, столько же обратно. А зимой и вовсе, бывало, дорогу заметало. Пока доберешься до дома, своим детям спать пора ложиться. А завтра снова ни свет ни заря вставать.

— В районо говорили: не можем оставить шалыпскую школу без математика! Хотя, на самом деле, там и без меня было двое  своих, — с легким волнением рассказывает теперь педагог. — Лишь благодаря вмешательству областных чиновников мое дело сдвинулось с места.

 …С тех пор Дудичскую школу без Веры Курченок представить было невозможно. Работа у нее сразу пошла. Скоро уже на уроки к талантливому педагогу приезжали за опытом молодые учителя. Гомельские проверяющие не раз давали контрольные. Без двоек, конечно же, не обходилось. Но их количество накануне испытания от проверяющих Вера Павловна определяла с математической точностью. И прямо говорила об этом придирчивым инспекторам. Даже от самого Бирилова (тогдашний инспектор районо по математике, настоящая «гроза»!) она не скрывала реальной картины. И строгому Павлу Петровичу это нравилось. Он частенько присутствовал у Курченок на экзаменах, проводил семинары. Знал, что не подведет, вытянет.

А у Веры Павловны и в самом деле заработала своя «машина знаний». Досконально подготовленные уроки приносили не только успехи учеников, но и грамоты  облоно, Министерства просвещения БССР. В 1968 году получила звание «Отличник народного просвещения», а на шестом съезде учителей, куда ее делегирови от Калинковичского района, Курченок присвоили звание заслуженного учителя БССР. За добросовестность и ответственность. За то, что засиживалась в школе допоздна. А иногда пропадала там и по выходным.

— Еще тот фанат своего дела! — отзывается о ней бывший директор школы Виктор Петрушенко. — Как-то еду в субботу вечером мимо школы, глядь, в классном окошке свет горит. Что такое? Кто не выключил? Захожу, а там сидит, обложившись учебниками, методичками и таблицами, Вера Павловна. И коллега Лидия Васильевна Гарбар рядом. К следующему уроку готовятся… Я вышел за дверь, а слезы на глаза так и наворачиваются. Гордость взяла: вот какой у меня коллектив! Хотя, с другой стороны, учительниц жалел: о своих семьях они порой просто забывали…

— Мне поначалу вообще пророчили, что своих детей не будет: куда уж там, чужих любит безумно. И это было действительно так: я ребят своих просто обожала, — оживляется сейчас Вера Павловна. — Но и для трех дочерей — Ирины, Нины и Светланы — материнской ласки и тепла хватило. Они у меня большие умнички. Все понимали… Никогда перед коллегами не было за них стыдно. Средняя, Нина, была непоседливая девчонка, но и предметы ей почему-то давались легче всех. С медалью школу закончила. Хотя дисциплину дома я никогда не отменяла: знала, что свои должны держать планку куда выше остальных детей в школе.

— Как приметит дома, что мы уроки не учим, так назавтра обязательно к доске вызовет, — подключается к разговору старшая Ирина. — Хотела, чтобы мы каждый день упорно занимались. Для нас исключений из своих педагогических правил не делала.

А они, правила, были проще простого — дисциплина и работа. На уроках Курченок все, даже троечники, усердно трудились, добывали знания. На каждый грамм возражений Вера Павловна тотчас находила килограмм доводов.

— Математика — очень сложная наука! Еще Евклид говорил, что нет царского пути к геометрии, потому приходилось искать более доступные и понятные, — делится опытом заслуженный учитель. — Каждому ученику выбирала задачки по его уровню знаний: сильному — посложнее, слабому — более легкие…

И это срабатывало: всяк занимался делом  по своему «плечу». Важно было лишь запустить механизм. А потом следить, чтобы не случалось сбоев. Кстати, зоркость и наблюдательность — незаменимые помощники педагога.

Особенно если дело касается классного руководства. Тут уж без интуиции никак не обойтись! Ведь «прирастать» знаниями можно  не только на уроках. Добру, терпению, сочувствию нужно учить на своем примере. Вместе со своей классной Верой Павловной ребята и в походы ходили, и дружно сено косили в колхозе. Да и когда школу новую в 1978 году построили, ребята не остались в стороне: наравне с учителями и родителями помогали обустраивать кабинеты, собирали мебель, разбивали цветочные клумбы. Неудивительно, что сейчас, уже повзрослев, за каждым добрым делом выпускники видят свою Веру Павловну.

— Помню, как-то раз на картошку поехали. У меня в классе была компания заводных хлопцев. Глаз да глаз за ними нужен: сбегут то в лес, то в деревню, а мне — волнуйся за них. Так они всегда успокаивали, просили не переживать, — рассказывает педагог. — И не подводили! Правда, раз повалили одной старушке и без того хилый забор. Та пришла в школу и пожаловалась. Моих «орлов» потом к себе директор вызывал — ни один не признался. А мне «раскололись». Я всегда была за них горой, честно признаюсь. Зато как в армию забирали, непременно, все  как один, меня на «отправку» звали.

Эти и другие случаи из школьной жизни часто вспоминают на вечере-встрече выпускников. Каждый раз Вера Павловна стремится собрать всех своих «детей»: узнать, как поживают, у кого какие новости. Чтобы затем обновить записи в своем дневнике. На всех своих ребят классная «мама» завела своеобразные анкеты — где учился, когда обзавелся семьей, куда пошел работать. Со многими не теряет связи до сих пор — перезванивается, пишет письма или приглашает в гости. И пусть выпускники давно уже взрослые, сельская учительница по-прежнему их опекает. Как невидимый ангел-хранитель, который оберегает от злых мыслей, сомнительных искушений…

Надежда ЯНЧЕНКО, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?