Нет лучше лайки

Прочитав множество специальной литературы, пришел к выводу: для охоты на кабана мне нужна именно западно-сибирская лайка.

В ряды охотников общества «Динамо» я вступил еще в 1980 году. После первой же охоты на кабана пристрастился к охоте на копытных и очень скоро убедился, что эффективная охота без собаки невозможна.

Прочитав множество специальной литературы, пришел к выводу: для охоты на кабана мне нужна именно западно-сибирская лайка.

В то время найти такого щенка было непросто. Через целую цепочку знакомых мне привезли из Удмуртии двухмесячного кобелька по кличке Юкон с паспортом. Родословная у него была впечатляющая. Мать — чемпион России по медведю, а отец — по лосю. Как я убедился позже, охотничьи навыки у породистых лаек передаются наверняка на генетическом уровне.

В Сибири щенки живут в вольерах вместе со взрослыми собаками, они не знают поводков, постоянно находятся в деле рядом с охотниками и приучаются работать не когда хотят и сколько могут, а когда надо и сколько надо.

В шестимесячном возрасте мой Юкон стал чемпионом своей породы на республиканской выставке.

Когда я впервые взял его с собой на настоящую охоту, он сразу почувствовал себя в своей стихии и вместе со взрослыми собаками умчался в лес. Потом лаек приходилось собирать по всем угодьям, и коллеги-охотники сильно удивлялись, что лишь полугодовалый щенок, оказавшийся в незнакомом лесу, сумел вернуться к своему хозяину. Кстати, он не терялся никогда.

Вскоре стало заметно, что жизнь в городской квартире становится для него невыносимой, и я отвез своего любимца в Дзержинское охотхозяйство к Валерию Тихонову.

Опыт работы лайка получает только в процессе охот. За сезон из-под Юкона отстреливали больше десятка кабанов. Им восхищались все охотники. Он был настоящим бойцом-одиночкой. Лайки-суки работать по кабану в одиночку не могут, за очень редким исключением. Суть работы лайки по кабану — удержание зверя на месте, а не его выгон на цепь стрелков.

На одной из охот я услышал, как Юкон взял кабана и поспешил к нему. Пес неистово лаял, хватал кабана то за верхнюю челюсть, то за холку, бросался на спину, перекрывая кабану пути бегства с поляны. Кабан крутился на месте, как юла, защищая свою «корму». Когда соперники на мгновение застыли друг против друга, я одним выстрелом уложил секача. Весил он килограммов 120.

К сожалению, однажды ночью кто-то перерезал ошейник со стальным тросиком внутри и украл Юкона. Несмотря на все усилия, похитителя найти не удалось. По оперативным данным, его увезли в Кишинев. В память о Юконе у меня остались только медаль и паспорт. И я до конца жизни убежден, что для охоты на кабана лучше лайки собаки нет.

Вадим АЛЕКАЕВ

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?