Неслучайные маршруты

1 апреля в Киев прилетит президент США Джордж Буш. Там он сядет вместе с Виктором Ющенко в один самолет и отправится в Бухарест — «принимать Украину в НАТО». Под негодующие протесты одних и радостное улюлюканье других — сторонников и противников альянса...

1 апреля в Киев прилетит президент США Джордж Буш. Там он сядет вместе с Виктором Ющенко в один самолет и отправится в Бухарест — «принимать Украину в НАТО». Под негодующие протесты одних и радостное улюлюканье других — сторонников и противников альянса...


Увы, это не первоапрельская шутка, а вполне реальный геополитический сценарий. О своей скорой встрече с американским коллегой рассказал прессе сам президент Ющенко, используя эту новость в политическом соперничестве с Юлией Тимошенко. Впрочем, пресс–служба американского посольства, выдерживая баланс, тут же добавила, что «с Тимошенко Буш собирается встретиться и обсудить все вопросы отдельно». Вопрос о НАТО — ключевой, ведь президент США отправится на саммит альянса прямо из Киева, а такие маршруты не бывают случайными...


А накануне у Джорджа Буша появилась «группа поддержки» — десять стран — членов НАТО отстаивают предоставление Украине и Грузии плана действий относительно членства в альянсе на апрельском саммите в Бухаресте. Письмо к генсеку НАТО Яапу де Хооп Схефферу подписали Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Чехия и Канада.


Кто бы сомневался, что именно эти страны, а не, скажем, Германия или Франция, выступят с подобной инициативой. «Старая Европа» с осторожностью относится к любым шагам, способным дестабилизировать отношения с Россией, зато «младоевропейцы» не в первый раз играют роль троянского коня как в самом Евросоюзе, так и в Североатлантическом альянсе.


А между тем по вопросу о членстве Украины в НАТО нет единства не только в «европейской семье», но и в собственно украинской...


Но бывают мероприятия, когда разногласия и публичную критику полагается оставить за бортом и акцентировать «единство» в позициях партнеров по блоку. Станет ли таким событием саммит НАТО в Бухаресте 2 — 4 апреля?


Два сюжета, которые неизбежно окажутся в центре внимания, — дальнейшее расширение альянса и операция НАТО в Афганистане. По первому из них, пожалуй, есть кое–какая ясность, кандидаты на вступление выявлены — Хорватия, Македония и Албания. С 2002 года они выполняют задачи в рамках Плана действий по обретению членства (MAP).


А что будет с Грузией и Украиной, на официальном уровне заявившими о своем намерении в форсированном режиме войти в НАТО? В Грузии даже спросили мнение народа. Ответ убедительный: более 72,5 процента высказались за вступление в альянс. Сказалось общее настроение в пользу того, чтобы как можно скорее интегрироваться в западные структуры, среди которых НАТО занимает одно из ключевых мест. Есть и надежда усилить с помощью блока позиции в отношениях с Россией, попытаться решить с опорой на НАТО проблему Абхазии и Южной Осетии.


С Украиной сложнее. Мало того что она по своим размерам и численности населения слишком велика для поспешных встречных шагов со стороны НАТО. Там большинство населения выступает против членства в блоке, кто бы ни проводил опросы. Да и установку на внеблоковый статус Украины, зафиксированную в Конституции, никто не отменял. Можно приплюсовать к этому российскую военно–морскую базу в Севастополе, которая, по заключенному в 1997 году договору, сохранится до 2017 года. Последнее обстоятельство, правда, некоторые западные эксперты (например, аналитик военной академии Великобритании Дж.Криндлер) рассматривают как не столь уж непреодолимое препятствие, ибо в НАТО, дескать, нет прямого запрета иметь на территории страны–члена военные объекты ненатовского государства. То есть все возможно, было бы желание.


А желание есть. Украинские политики на самом верху непреклонны в своем порыве в сторону альянса — пример тому январское письмо, направленное властями в Киеве в адрес генсека НАТО с просьбой подключить Украину к MAP. В НАТО, вероятно, ломают голову, как бы поаккуратнее поступить, чтобы и Украину поощрить, и Россию не оттолкнуть. Ведь жесткая реакция РФ в случае позитивного натовского ответа вполне предсказуема, а сотрудничество НАТО с Россией — краеугольный камень европейской безопасности, выбивать который из фундамента стабильности на континенте было бы крайне опрометчиво. Как представляется, четких, недвусмысленных обязательств в отношении членства Украины, как и Грузии, НАТО на себя пока не возьмет — слишком щекотлива, рискованна вся эта тематика.


Анатолий Розанов, профессор.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?