Непристойное предложение

Обвинения в домогательствах: поветрие или проблема?

В Голливуде ни дня без скандала. Раз за разом в топ новостей попадают новые истории о харассменте — сексуальных домогательствах. Кто только не был в них замечен! Кинопродюсер Харви Вайнштейн и режиссер Бретт Рэтнер, дважды «оскароносные» Бен Аффлек, Кевин Спейси и Дастин Хоффман, актер Чарли Шин и журналист Майкл Орескес... Многие уже посыпали голову пеплом и принесли публичные извинения. Но это не помогло: из нового фильма вырезают эпизоды с некогда всеми любимым Спейси, а шестой сезон «Карточного домика» приказал долго жить. Сегодняшние участники «Спор–клуба» долго держались, наблюдая за этой вакханалией и смахивая слезу, но очередные новости стали и последней каплей. Бывший охранник Мэрайи Кэри подготовил иск на будто бы активно соблазнявшую его певицу, одновременно стариной тряхнула Джина Лоллобриджида, спустя 70 лет вспомнившая, что к ней тоже тянули потные руки. И вот теперь спорщики решили высказаться. Как всегда, с противоположных полюсов. За кем истина? Ждем ваших мнений на www.sb.by.

Следите за руками

Людмила ГАБАСОВА


А чего удивляться, Рома? Просто наконец–то прорвало гнойник и в мире «богатых и знаменитых». На бытовом уровне это произошло куда раньше. В Европе около 50% женщин и 10% мужчин утверждают, что испытали на себе харассмент. В США его жертвы ежегодно отсуживают у обидчиков более 1 млрд долларов. Да и у нас в одном из недавних соцопросов каждая десятая респондентка призналась, что сталкивалась с домогательствами на работе. А как тебе такой реальный случай? В отделение неврозов 10–й минской клинической больницы попала девушка, которая вдруг ни с того ни с сего начала хромать. Врачи ломали голову, искали причину. Оказалось же, что таким образом бедняга бессознательно защищалась от посягательств на работе. Дескать, что с меня взять — калека... Но сколько женщин не знают о возможности обсудить проблему с врачами, психологами, консультантами? Сколько боятся? Сколько не считают нужным делиться столь интимной информацией? Ведь на карту ставится вся карьера.

Тебя смущает, что пожаловаться актрисы и другие пострадавшие решили с такой задержкой — через 10 — 20 лет после имевшего место факта? Меня — нет. Значит, человек долго и мучительно пытался забыть. Не получилось. А сейчас, когда от ролей и прочих благ вышестоящего ловеласа уже, к счастью, не зависит и, главное, увидел, что не он такой один, — решился. И правильно сделал. Хотя мог бы и раньше, тогда не было бы этой вереницы следующих жертв: безнаказанность еще больше развращает. Впрочем, кто знает, возможно, не было бы и звездных ролей, и солидного банковского счета... Печально, что в наше время приходится выбирать: постыдное настоящее или туманное будущее?

Знаешь, в 1990–е, когда на наш рынок хлынули иностранные компании, эротические журналы, порнокассеты и шальные деньги, редкая моя подруга избежала харассмента. Спасались кто как мог. Кто–то прошел по тонкой грани: хихикал «Шалун!», вился ужом, мастерски манипулировал. Кто–то предпочел уволиться. Была даже такая трагикомическая история. Моей приятельнице босс, потягивая дорогущий коньяк, в лоб сделал непристойное предложение. Она отказала. Тогда он принялся объяснять на пальцах, что у нее в жизни ничего не было, нет и вообще ничего не светит, потому что она никто и звать никак. «Вы оскорбили меня всеми возможными способами, — спокойно парировала та. — А я вам скажу одно... Бедный!» И тут босс дико взревел, схватил бутылку и начал гоняться за ней по офису. Потому что девушка попала в самое яблочко, в самую суть. Да, можно только брезгливо пожалеть мужчину, который тупо «включает» самца–орангутана. У которого нет ни умения, ни внешности, ни харизмы, ни ума, ни иных козырей, кроме более высокой ступеньки в иерархии, чтобы честно завоевать понравившуюся женщину. (Кстати, то же и о даме–руководительнице, пристающей к симпатичному сотруднику, можно сказать.) Ну и что ты думаешь? В результате босс долго плакал у моей приятельницы на плече, всю душу вывернул наизнанку. Даже подружились. Так что обеими руками приветствую решение Кевина Спейси и продюсера Вайнштейна идти лечиться от сексуальной зависимости. Пусть поищут в себе внутренние резервы. Хотя «Карточный домик» очень, очень жаль...

ФОТО ABOVETHELAW.COM

И все же я бы вместе с тобой, Роман, задумалась над таким фактом: по крайней мере, в 1% случаев служебных домогательств, утверждают, вина также лежит и на другом, на жертве. Фривольное поведение, кокетство на грани, мини–юбки, рискованные декольте, сетчатые колготки, боевой макияж — правильно на форумах пишут мужчины: это для них провокация, вызов, в деловой атмосфере неуместные. Это, барышни, надо отодвинуть на внерабочее время. С другой стороны — ничего хорошего нет и в нашем странном неумении говорить «нет!». Лупили же мы, девочки, в песочнице лопатками мальчиков, когда те отнимали ведерки! Начальник нам — не Змей Горыныч, а мы перед ним — не маленькие, слабые и беззащитные дети. И надо учиться в принципиальных вещах стоять на своем. Корректно и вежливо, но четко и твердо. Мол, глубокоуважаемый, со мной номер не пройдет, и не потому, что ты мордой не вышел и дышишь огнем, а потому, что выбор сделан в пользу другого.

В сухом же остатке я предлагаю оставить следующее: а) следить всем за своими руками и держать в узде инстинкты, б) осознавать простую истину «сколько веревочке ни виться...» и, наконец, в) не впадать в феминистский раж. Может, перед нами не злобный циник, а человек, который изо всех сил пытается сказать: «Ну посмотри на меня! Ну поговори со мной немного. Я еще не такой старый!» Как–никак до недавнего времени более половины союзов среди тех, кому за 30, зарождались именно в «производственных условиях». И тоже, возможно, все начиналось с двусмысленных намеков, взглядов и прикосновений, в которых теперь обвиняют несчастного Дастина Хоффмана.

gabasova@sb.by


Баста,  девочки!

Роман РУДЬ
Людмила, сижу психологически раненый: только что осознал, что 40 лет назад подвергся жесткому насилию. И был вынужден под давлением, без особого желания, пойти в первый класс. Взрослые просто воспользовались моей жизненной неопытностью! Завлекли красочными учебниками, заманили ладной школьной формой. А что оказалось на деле? Двойки в дневнике, унылая зубрежка, грозный родительский комитет... Заговорить об этой травме сейчас мне позволил тот факт, что масса взрослых людей, будто сорвавшись с цепи, тоже начало признавать себя жертвами. Десятки известных женщин и даже мужчин сознались, что данное когда–то согласие на интимные отношения было, оказывается, вынужденным. На самом–то деле не особо хотелось, но их принудили, заставили, обязали. И они осознали это только сегодня. Как Джина Лоллобриджида, например, которую лишь спустя 70 лет, на волне нынешнего всемирного помешательства, осенило: домогались! И теперь она тоже в том тренде, где кто не потерпевший, тот пострадавший. И я с ними. Думаю, кому предъявить иск — родителям, школе или правительству?

Ощущаешь высоту волны абсурда, захлестнувшей мир?

Давай начистоту — вы, дамы, перестали видеть грань. Ту тончайшую черту, которая отделяет домогательства от ухаживания, преступление от естественного хода вещей. Это издревле было в мужской природе: добиваться женщины, оказывать ей знаки внимания, пытаться обратить на себя ее внимание, в том числе с помощью тех нехитрых приемов, которые зовутся флиртом. В итоге получаем то, от чего впору хвататься за голову: уходит в отставку английский министр, посмевший положить руку на колено журналистке 15 лет назад! Несчастный актер Алек Болдуин, которого пока не успели обвинить в домогательствах, на всякий случай приносит извинения всем женщинам «за то, что он не вел себя с ними, как с мужчинами»! Вы этого добивались? Ну так получите и распишитесь! Отныне не удивляйтесь, что на вас перестанут обращать внимание как на объект преклонения и — да–да, в этом нет ничего постыдного — желания. Когда–то давно, до нынешнего помешательства, мужчины действительно мечтали обладать женщинами, чтобы строить с ними семьи и заводить детей. Жадно смотрели, иногда подмигивали и — о, какое преступление! — обнимали. Теперь не дождетесь: редкий мужик захочет рискнуть карьерой ради благосклонного взгляда «принцессы». Которая спустя полвека вдруг вспомнит, что ее жутко оскорбило давнее «непристойное» предложение.

Люда, у нас в Уголовном кодексе уже десятилетия прописан заслон всем «самцам», о которых ты говоришь. Против похотливых начальников, пользующихся своим служебным положением, чтобы затащить бедную подчиненную в постель, работает статья 170 «Понуждение к действиям сексуального характера». Там четко сказано, что такое понуждение с использованием служебной, материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей) — до 3 лет лишения свободы. Вот конкретный инструмент против «орангутанов». К чему изобретать новые составы преступлений в виде игривых взглядов и невинных поцелуев?

Упертые феминистки сейчас потребуют низвергнуть с литературного пьедестала даже Льва Толстого, который без обиняков заявлял: «Барышни любят, когда их тискают». Кстати, эту цитату классика привел на днях известный российский режиссер Андрей Кончаловский, говоря о современном безумии с домогательствами. Он сказал, что в приставании мужчин к женщинам нет ничего особенного. «Мужчины должны приставать к женщинам, а женщины должны сопротивляться. На этом всегда держался мир». И добавил: «Понимаете, мужчина есть мужчина, женщина есть женщина. Слава Богу, мы живем в стране, где политическая корректность не дошла до абсурда».

Мы, к счастью, тоже живем в такой стране. Пока в такой. Но, наблюдая, с каким упорством доморощенные феминистки нападают на рекламу белья или некорректные, по их мнению, высказывания артистов, очень опасаюсь за наше общее будущее. Ведь возникает стойкое впечатление, будто последние мировые тенденции в сфере межполовых отношений кем–то искусно подогреваются. Сама посуди: сначала активно пропагандируются однополые браки; затем подвергается остракизму сам механизм сближения мужчины и женщины; потом появляются новости о секс–роботах, способных заменить любого партнера... Впечатление, будто нам упрямо навязывают модель будущего, в котором признание в любви к женщине будет приравнено к сексуальному преступлению, а разнополый брак станет осуждаемым извращением.

Я очень сомневаюсь, что ты желаешь таких перспектив своим детям или внукам. Если прямо сегодня женский пол не опомнится, не придет в себя с криком «Бабоньки, да что ж это мы творим!»... То уже завтра на мужчин посыплются новые обвинения, но с обратным знаком. Их принудят извиняться за то, что не обращали внимания, не приставали, не домогались. В общем, не желали продолжать род человеческий, эгоисты. А потом дамы начнут гоняться за мужиками, напрочь игнорирующими прекрасный пол. Но тогда уж — баста, девочки! У нас появятся роботы. А там и человечество потихоньку изживет само себя...

rud@sb.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Любопытный, Минск
А как по-поводу пословицы, что если (собачка женского пола) НЕ ЗАХОЧЕТ, то (собачка мужского пола) НЕ ВСКОЧИТ?
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости