Народная газета

Непоправимый уран

Чем грозит миру выход США из ядерной сделки с Тегераном?

Дональд Трамп, по сути, поставил крест на соглашении по ядерному оружию, подписанному с Ираном и некоторыми другими странами в 2015 году.

Все последние месяцы ЕС пытался отговорить главу Белого дома от резкого шага, но, увы, ни просьбы, ни визиты в Вашингтон лидеров Франции и Германии на непреклонного Трампа не подействовали. Брюссель сейчас  пытается сохранить видимость самостоятельности во внешнеполитической сфере, но сделать это не просто. И одних деклараций явно недостаточно. А что еще могут страны Евросоюза? Их торговля во многом зависит от доброй воли Соединенных Штатов — Дональд Трамп уже и так отложил в дальний ящик договор о Трансатлантическом партнерстве и припугнул Евросоюз принятием до 1 июня решения о введении пошлин на импорт стали и алюминия в США.  К тому же нужно учесть, что Америка увеличивает добычу углеводородов из сланцев, и это не считая, что нефть продается исключительно за доллары. Более того — в сфере безопасности на Европейском континенте  ключевую роль сегодня играет НАТО. А когда говорят НАТО, подразумевают США. 
Фото Рейтер

Так чего же ожидать в будущем и насколько вероятен сценарий, что Иран, оказавшийся опять в изоляции, вернется к своей ядерной программе? Грядет новая война? 

Как только Вашингтон озвучил свое решение по Тегерану, мировые СМИ облетела новость: Израиль нанес удар по иранским позициям в Сирии. Еuronews написали: “В общей сложности было выпущено не менее 12 ракет. По информации сирийского государственного агентства SANA, есть погибшие и пострадавшие”.

То есть о стабилизации ситуации в азиатском регионе в ближайшей перспективе можно забыть. Наоборот, хаотичность движений основных политических игроков заметно  усиливается. 

Как это все может сказаться на Иране с экономической точки зрения? Foreign Policy пишет, что прежние санкции вдвое сократили иранский нефтяной экспорт, что и вынудило Тегеран сесть за стол переговоров. Появившееся ядерное соглашение поспособствовало увеличению иранского экспорта до 2,6 миллиона баррелей в день. Трамп надеется, что жесткая позиция Вашингтона вынудит Иран подписать более строгие ограничения по его ядерной программе. Однако некоторые страны, в том числе Китай и Индия, могут продолжить закупать иранскую нефть, не оглядываясь на Белый дом.

К тому же риторика заявлений лидеров западных стран говорит о том, что Вашингтон в этот раз не получит стопроцентной поддержки своих действий. Президент Франции в мягкой форме дал понять, что Париж, Берлин и Лондон сожалеют о решении Дональда Трампа. Руководители этих трех западноевропейских стран заявили о намерении добиваться выполнения “иранского соглашения” даже после того, как из него вышли Соединенные Штаты Америки. Но реально ли такое? И не получится ли так, что Вашингтон в конце концов не мытьем, так катаньем, но вынудит ЕС сделать выбор между сохранением доступа к американскому или иранскому рынку? Хотя, конечно, следует учитывать, что в последние пару лет Иран заключил большое число контрактов с зарубежными фирмами — речь в основном идет об освоении нефтегазовых месторождений и о поставках техники. Теперь все эти документы с печатями можно кинуть в топку большой политики? Вот что по этому поводу сказал министр финансов Германии Олаф Шольц: “Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы европейские компании понесли как можно меньший ущерб”. Представитель правительства Франции Бенжамен Гриво был также вполне категоричен: “Европейский союз готов обжаловать в ВТО любые односторонние меры, которые наносят ущерб интересам наших предприятий”. 

Но высший руководитель Ирана Али Хаменеи сомневается в способности западноевропейцев противостоять Вашингтону: “Многие считают, что мы можем сохранить соглашение с Великобританией, Францией и Германией. Но я в это не особо верю и не доверяю этим странам”.

Если инвесторы уйдут, Иран может сказать: у нас руки развязаны и ничего больше не сдерживает от развития собственной ядерной программы. Ведь с теми, кто имеет атомную бомбу, США разговаривают на несколько тонов ниже и ультиматумами не пугают. А если Иран возьмется за обогащение урана и достигнет впечатляющих и одновременно грозных результатов, не окажется ли мир в шаге от новой войны? Многим ли такой вариант сегодня кажется фантастическим?

Компетентно

Жанна Кулакова, финансовый консультант:


— Возобновление санкций в отношении Ирана может привести к существенному сокращению мирового предложения нефти. По некоторым оценкам, рынок может потерять 1 млн баррелей в сутки. На фоне этих рисков нефть существенно дорожала в последнее время, и после решения Трампа о выходе из ядерной сделки этот процесс набирает обороты. Баррель Brent торгуется на уровне 77—78 долларов — максимум с ноября 2014 года. Однако сложно сказать, насколько эта тенденция долгосрочная: в соглашении участвовало много стран, в том числе государства Евросоюза, Китай, и они не поддержали Трампа. Тем не менее пока решение американского президента поддержали не только нефть, но и российский рубль — вчера на открытии биржи он укрепился сразу на 1%. Это снижает риски для Беларуси: если российский рубль на фоне дорогой нефти постепенно восстановится до досанкционного уровня, то его курс на нашем рынке сможет вернуться к комфортным для внешней торговли отметкам (3,4—3,5), а доллар и евро при этом не только не продемонстрируют значительного роста, но и могут снизиться. 

Константин Федоров

infong@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости