Непокоренный край

Телерадиокомпания «Мир» продолжает уникальный проект о боевых буднях белорусских народных мстителей

— Геннадий Васильевич, партизанское движение — тема неисчерпаемая?

— После выхода первых десяти серий «Партизанского края» мы поняли, что очень много еще не рассказано. По большому счету можно снять еще и двадцать, и тридцать фильмов о народных мстителях, и каждый раз будет что-то новое. Поэтому решили продолжить съемки и приурочить их к 70-летию освобождения Беларуси. Очень хотелось успеть записать по максимуму воспоминания людей, которые пережили ту страшную войну…

Когда читаешь книги, слушаешь ветеранов, понимаешь, как тяжело было белорусам в годы войны и какое у них было мужество! Этим надо гордиться. Конечно же, в первую очередь мы делали фильмы для молодежи, чтобы она представляла, что происходило во время войны, как все было.

— О чем поведает первая новая серия?

— Об оружии, с которым воевали народные мстители. Расскажем, где его брали, как ремонтировали.

Уникальными были оружейные лесные мастерские. В партизанских отрядах было много самоучек, которые восстанавливали оружие. Чаще всего им приходилось вытачивать затворы. Партизаны из подручных материалов ремонтировали винтовки. Для этого могли использовать… рамы от велосипедов, водопроводные трубы. Например, затвор могли соорудить из ручной мельницы, а детали и спусковой механизм — из железа от бочки из-под бензина.

Как рассказывал во время съемок историк Сергей Лопарев, партизанские пистолеты и пулеметы иногда были настоящими шедеврами, поскольку украшались орнаментами, имели автографы мастеров. В украшении оружия использовалось дерево, накладки из рогов животных.

Некоторые партизанские кустарные производства были мобильными. Так, в бригаде имени газеты «Правда» мастерскую собрали в буквальном смысле слова на телеге. И в случае прихода фашистов она могла быстренько переехать в другое место.

— Кулибины частенько встречались в партизанских отрядах?

— В Белорусском государственном музее истории Великой Отечественной войны есть уникальный экспонат — пистолет-пулемет, изготовленный ручным способом. Собрал его партизанский оружейник Петр Чигринов. Он — самоучка. После бомбардировок Минска вместе с семьей перебрался в деревню Чернова на Червенщину. В 1942-м ушел в партизаны. Воевал в бригаде «Разгром». В лесу основал одну из первых партизанских оружейных мастерских. За годы войны Чигринов и его товарищи изготовили около 200 пистолетов-пулеметов разных систем.

Позже при мастерской Петра Владимировича создали учебный центр, где проходили подготовку оружейники других партизанских отрядов и бригад. Обучался здесь и Николай Сергеев. Он воевал в партизанском отряде «Знамя», который дислоцировался в Минской области. С 1943-го занимался ремонтом и изготовлением самодельного оружия. Изобрел пистолет-пулемет собственной конструкции. Предложил, можно сказать, абсолютно новую идею. Совместил две детали — рукоять взвода затвора и мушку. Его пистолет-пулемет получился очень компактный и удобный, его можно было спрятать незаметно под одеждой, что было важно для партизан.

Кстати, многие экземпляры партизанского оружия по своим боевым характеристикам, говорят специалисты, не уступали заводским аналогам. А иногда даже и превосходили их.

Интересная история о партизанском оружейнике Тенгизе Шавгулидзе. Он воевал на Полесье в партизанском соединении Василия Козлова.

Тенгиз Шавгулидзе — талантливый партизанский конструктор, автор нескольких уникальных диверсионных изобретений. В том числе и знаменитого «клина Шавгулидзе». В первое время партизанам не хватало взрывчатки, чтобы проводить диверсии на железных дорогах. И Шавгулидзе придумал специальное приспособление, с помощью которого можно отправить под откос вражеский эшелон. По отзывам партизан, это устройство было даже более эффективным, чем взрывчатка.

 Шавгулидзе известен и тем, что сконструировал гранату, которая получила название ПГШ — партизанская граната Шавгулидзе. Партизаны предпочитали брать на задание гранаты, изготовленные им, а не заводские. По разрушительным действиям ПГШ была гораздо мощнее. Шавгулидзе — также автор самодельных мин и многих оригинальных взрывных устройств-ловушек.

— Геннадий Васильевич, партизаны ведь провели не одну успешную операцию…

— Одну из серий мы назвали «Прорыв» — об уникальной операции, когда в Полоцко-Лепельской зоне оказались зажатыми в кольцо 16 партизанских бригад и десятки тысяч мирных жителей. Сначала оно было 230-километровым, немцы постепенно сжали его до 8 километров. Фашисты постоянно бомбили народных мстителей, подтянули артиллерию и танки… Было принято решение идти на прорыв. В ночь с 4 на 5 мая 1944-го все, кто мог держать оружие в руках, пошли в атаку. Из блокады вышли немногие. Был ранен и умер от ран Владимир Гиль-Родионов — человек сложной судьбы. Он, советский офицер, попал в плен. Фашисты ему предложили сотрудничество. Под командованием Родионова был создан Боевой союз русских националистов. А потом — 1-я русская национальная бригада СС «Дружина». Она действовала в районе Глубокого и Лепеля. Немцы хотели, чтобы она истребляла партизан. Но эта бригада в 1943-м перешла на сторону народных мстителей и стала 1-й антифашисткой бригадой. Родионовцы разгромили ряд немецких гарнизонов. Командиру присвоили звание полковника, наградили орденом, многие бойцы бригады получили медали… И эта бригада также участвовала в прорыве. Шла в первых рядах. Из полутора тысяч бойцов в живых осталось около трехсот…

Историки о Гиль-Родионове и бойцах его бригады говорят разное. Мое личное мнение, что это были люди, которые оказались в трудных условиях, перед выбором. И свои ошибки искупили кровью. К слову, мы разыскали сына Владимира Гиля-Родионова. Он сейчас живет в Минске…

— Партизаны не могли воевать босиком и без одежды. В отрядах были свои портные, сапожники?

— В чем ходили и что носили партизаны — этой теме мы решили посвятить целую серию.

Один из наших героев, ветеран из Дрогичина, рассказывал, что поменять портянки была целая проблема. Лишь бы что в сапог не засунешь, ноги до крови сотрешь, а байка, да и просто любая ткань, в годы войны были на вес золота. И если ходить и просить их по крестьянским домам, это могло плохо кончиться: тебя посчитали бы мародером. И вот командир собрал партизан и говорит: «Не ходите по домам. Не просите. Идите на кладбище, снимайте рушники с крестов — у белорусов есть традиция перевязывать кресты рушниками — и переобувайтесь! Никто ничего не скажет!» И эта история нам показалась интересной...

Конечно, партизанские леса были краем настоящих народных умельцев. При каждой партизанской бригаде имелась своя мастерская — там чинили и шили одежду и обувь. Появились даже дубильные цеха, где выделывали овечьи шкуры для изготовления «кажухоў». В партизанские отряды попало много мастеровитых евреев, которые занимались ремонтом обуви, шили ее.

— Народные мстители поддерживали связь с Большой землей…

— Одна из серий нового сезона посвящена партизанским аэродромам. Обычно о них всегда говорилось вскользь. Да, были партизанские аэродромы, с их помощью лесным мстителям забрасывали и оружие, и взрывчатку, и на Большую землю отправляли раненых. А где они находились? Как эти аэродромы строились, кто туда летал? Поэтому в этой серии «Партизанского края» — уникальные истории.

Первый партизанский аэродром появился на острове Зыслов в Минской области. В 1942 году, в сентябре, он принял первый самолет с Большой земли. Там размещался штаб Минского партизанского соединения. А сейчас на том месте мемориальный комплекс.

Вообще, партизанских аэродромов и площадок, куда сбрасывались грузы, было достаточно много. К 1943-му — практически по всей территории Беларуси. Один из самых известных аэродромов — в Бегомле. Его начали строить еще в 1935-м, но не достроили… И когда территорию стали контролировать партизаны, аэродром пригодился. Там садились не только легкие, но и двухмоторные транспортные самолеты.

Потом появилась идея доставлять партизанам грузы с помощью планеров. И в Бегомле местные жители рассказывали: весь лес был засыпан планерами. Они были из просмаленной фанеры, которая хорошо горела. И планеры партизаны использовали для разведения костров. А бабушки вспоминали, как из слюды от планеров делали гребешки.

Под Ушачами есть озеро Вечелье. Одно из самых глубоководных в Беларуси. Зимой оно превращалось в партизанский аэродром. В начале 1944-го на нем развернулась операция «Звездочка».

Во время войны в Полоцке был детский дом, его не успели эвакуировать. В нем жили около двухсот воспитанников. И немецкое командование решило использовать детей как доноров. Ребятишек ждала страшная судьба — их хотели вывезти в концлагеря. Партизаны решили спасти детей. И пошли на хитрость. Директор детского дома Михаил Форинко предложил фашистам на какое-то время переправить детей в деревню. В Бельчицы. Мол, там легче с продуктами, на свежем воздухе дети наберутся сил. Тогда больше доноров можно будет отправить в немецкие пункты сбора крови. Убедил. А в феврале 1944-го партизаны начали спецоперацию по спасению детей. На одном конце деревни они открыли огонь по немецким постам и полиции. А с другого конца уводили в лес воспитанников детского дома. Потом самолетами этих ребят стали отправлять на Большую землю.

Во время одного из последних рейсов крылатая машина с детьми была атакована «юнкерсом». Наш самолет загорелся. Но летчик Александр Мамкин, у которого обгорели руки и ноги, сумел посадить машину на территории, занятой нашими войсками. И все дети остались живы. Нам удалось найти двоих свидетелей того перелета. Это Галина Тищенко и Владимир Форинко. Они живут в Минске.

Герой-летчик Александр Мамкин выжить не смог. Похоронен на мемориальном кладбище «Лидова гора» в городе Велиже в России. Он, конечно, был достоин звания Героя Советского Союза. Но документы где-то затерялись. Хотя за годы войны Мамкин более семидесяти раз вылетал в немецкий тыл к партизанам.

Эта история трогает не только тем, что остались живые свидетели его подвига, но и тем, что сохранилась уникальная кинохроника: легендарный летчик принимает из рук партизан детей и усаживает в самолет...

— Геннадий Васильевич, а кто снимал? У партизан были свои кинооператоры?

— Снимала Мария Сухова — смелая женщина-оператор. Она несколько раз командировалась в партизанские отряды. Погибла в Беларуси.

— Одна из серий полностью посвящена детям…

— Для меня было открытием, что дети в партизанских отрядах и в семейных лагерях занимались сбором лекарственных трав. И не только для нужд своего отряда, но и для госпиталей на Большой земле…

В серии о детях мы расскажем о войне за умы, которая развернулась в то лихое время на территории Беларуси. Тогда оккупационные власти всячески стремились переманить на свою сторону молодежь. Чтобы воспитать в ней лояльность к «новому порядку», открывали школы, создавали националистические организации. Сохранились уникальные кадры кинохроники: в помещении Купаловского театра проходит съезд профашистской молодежной организации, улыбающийся гауляйтер Вильгельм Кубе. Но идея союза не получила развития.

— А чему учили в школах, открытых оккупантами?

— Основной упор делали на физподготовку и знание немецкого языка. Изучали биографию Гитлера. Зачитывали сводки с фронта, пока они были бравурными. А когда нацистов погнали от Сталинграда, немецких школ в Беларуси практически не осталось. Не до того было. Да и белорусские дети ходили в те школы из-под палки.

Зато в партизанских отрядах хорошо работали «лесные школы». Наши ведущие — Николай Зимич и Ольга Рытько — даже попробовали провести эксперимент: изготовить партизанские чернила из сажи и молока.

— А сельским хозяйством в партизанских отрядах занимались или рассчитывали на местных жителей?

— Это тоже одна из интереснейших тем. Ее мы касались вскользь в предыдущих программах, рассказывали, как проходили посевные в партизанских зонах. Как народные мстители помогали убирать урожай сельчанам…

— Геннадий Васильевич, спасибо за встречу. С интересом будем смотреть проект «Партизанский край».

Вера ГНИЛОЗУБ, «СГ»

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости