Неотвратимо сидеть или справедливо платить?

В белорусский Уголовный кодекс внесены инновационные поправки

Инновационные поправки внесены в Уголовный кодекс
НЕДАВНО вступил в силу Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Республики Беларусь, Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях». Принятый закон затронул фактически все статьи Уголовного кодекса, одни из которых значительно либерализированы, другие — логично и адекватно ужесточены. 

07_1 500.jpg

Споров по поводу либерализации уголовного права как среди юристов, так и простых людей было немало. Одни полагают, что либерализация судебной системы только на руку преступникам. Дескать, пока мы упиваемся собственным гуманизмом, уголовники продолжают шарить по нашим карманам. Они искренне считают нас лопухами, а смысл слова «гуманный» для них весьма туманный. Другие убеждены, что только разумная либерализация правосудия позволит избежать ошибок и не покалечить людские судьбы. Просто ее нужно правильно воспринимать. Речь ведь не идет о том, чтобы отпускать всех и вся, отшлепав ремнем или поставив в угол. Просто какой смысл «мариновать» человека в тюрьме по нетяжкому преступлению, если из этих «элементов общества» можно извлечь больше пользы, заставив поработать на благо этого же общества.

Лучше заплатить, чем сесть

Вводится понятие уголовно-правовой компенсации. Теперь финансовые возможности человека, совершившего нетяжкое (!) преступление, в определенных случаях помогут избежать уголовной ответственности или существенно повлияют на размер наказания. Дается определение компенсации как «меры материального характера, которую лицо, совершившее преступление, согласно принять и исполнить в качестве одного из условий освобождения от уголовной ответственности либо обязано исполнить при применении альтернативных наказанию мер уголовной ответственности». Решение об освобождении от уголовной ответственности принимается после внесения уголовно-правовой компенсации на депозитный счет органа, ведущего уголовный процесс.

О более широком применении штрафов говорили все и давно, в том числе и правозащитники. Это соответствует мировой практике и более гуманно по отношению к оступившемуся человеку. Применение штрафов вместо лишения свободы оправдано и с человеческой, и с экономической точек зрения. Если обвиняемый не представляет опасности для окружающих, зачем сажать его за решетку и еще тратить на это деньги? Более рациональным будет назначить ему штраф. Пусть «отрабатывает» свои деяния!

Пытка или попытка?

В статье 128 УК впервые в истории белорусского уголовного законодательства закон вводит понятие «пытки». Поэтому цитирую дословно: «под пыткой понимается любое действие, которым какому-либо лицу умышленно причиняются сильная боль, физическое или психическое страдание в целях понуждения данного лица либо третьего лица к действиям, противоречащим их воле, в том числе чтобы получить от них сведения или признания, а также в целях наказания либо в иных целях, либо по любой причине, основанной на дискриминации любого характера, когда такая боль или страдание причиняются государственным должностным лицом, выступающим в официальном качестве, с использованием своих служебных полномочий или по его подстрекательству, или с его ведома, или молчаливого согласия».

Это определение пытки практически полностью совпадает с ее определением в Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство обращений.

Кто не рискует, тот...

не пьет шампанского. Эта шутливая банальная присказка редко вызывает улыбку у руководителей предприятий и организаций. Для них тендеры, договоры, поставки — зона повышенного риска. Мол, хотел как лучше, а получилось… как получилось. Каждый боится сделать шаг вправо или влево, зная, что всякий деловой риск в любой момент может оказаться наказуемым. Проще и безопаснее отсиживаться на своих местах, не решая никаких глобальных вопросов, связанных с развитием, поскольку никаких гарантий, что проекты окупятся, не существует. И если что-то идет не так, следователь вряд ли скажет, что риск — благородное дело. Однако практика судебных разбирательств показывает: провальные контракты не всегда результат злого умысла. Но раз есть уголовное дело, значит, должны быть и виновные… Поэтому законодатели и ввели понятие обоснованного экономического риска. Парламентарии уверены: это сможет раскрепостить управленцев, позволит им смелее принимать решения. При этом найдена грань, где он не связан с должностными преступлениями.

Председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси по законодательству Людмила Михалькова поясняет: «Это нововведение сможет защитить руководителей от уголовного преследования, если их действия связаны с риском возможного причинения вреда. Обоснованным риск будет считаться только в тех случаях, если не нарушены требования законодательства, а форс-мажорные оговорки были проработаны в договорных обязательствах. Не понесет ответственности руководитель и за вред, причиненный предприятию, если изменилось законодательство, произошла блокада, забастовка, изменились цены, курсы валют и другое подобное».

Все махинаторы равны

Полностью изменяется статья «Лжепредпринимательство». Теперь будут наказывать не только за создание лжеструктур, но и за их приобретение, в том числе на подставное лицо. Специалисты отмечают, что большинство преступлений в налогообложении связано именно с фирмами-однодневками и финансовыми пирамидами. И зачастую создатели и руководители таких структур уходили от ответственности, оформляя их за символическую плату на студентов, безработных или пьяниц, наркоманов. В новой редакции статьи раскрывается понятие «подставное лицо» и прописана ответственность за такой вид махинаций.

Закон криминализует запрещенную предпринимательскую деятельность, приносящую особо крупный доход. Это так называемые валютчики, агенты по регистрации граждан и подобные им деятели. До принятия изменений не имело значения, какой доход получает нелегальный предприниматель. Тот факт, что он занимается запрещенным в стране предпринимательством, позволял привлечь его только к административной ответственности. А люди, которые занимаются разрешенной торговлей, но без регистрации, при получении крупного дохода несли уголовную ответственность. Закон в определенном смысле уравнял эти виды преступлений.

Досудебное соглашение

Абсолютная новация для страны — введение досудебного соглашения о сотрудничестве на стадии предварительного расследования. Чистосердечное признание, конечно, смягчает наказание, но еще уменьшить срок поможет выдача подельников. Адреса, пароли, явки, которые не были известны ранее, — вот что интересует следователей. И в любом цивилизованном государстве такая практика не нова.

«Норма введена для случаев, когда правоохранители имеют дело с многоэпизодными преступлениями, совершенными группами лиц, — поясняет Людмила Михалькова. — Если обвиняемый выполнил все обязательства, предусмотренные досудебным соглашением, то срок или размер наказания не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида основной санкции. Если этот человек обвиняется в тяжком или особо тяжком преступлении, сопряженном с посягательством на жизнь или здоровье человека, то наказание не может превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида основной санкции». Когда речь идет о преступлении, за которое предусмотрено пожизненное заключение или смертная казнь, то в этом случае при выполнении всех обязательств, предусмотренных досудебным соглашением, смертная казнь не применяется. «Такому лицу может быть назначено наказание в виде пожизненного заключения или лишения свободы в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части настоящего Кодекса», — говорится в законе.

Нелюдям —  высшая мера 

За изнасилование несовершеннолетних законом сегодня предусмотрено жесткое наказание — вплоть до высшей меры. Другое дело, когда факта насилия зафиксировано не было. Нередки случаи, когда ребенка совращают путем уговоров и манипуляций. В новой редакции УК максимальный срок лишения свободы за половые контакты с несовершеннолетними, совершенные лицом, ответственным за воспитание, содержание и обеспечение безопасности несовершеннолетнего, либо ранее совершившим подобное преступление,  увеличивается до 10 лет.

О животных и «ночных бабочках»

Именно депутаты настояли на том, чтобы в Уголовном кодексе прописать нормы ответственности за жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье. Ответственность наступит в случае, если оно совершено из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений.

Не отвертеться и сутенерам. В практике оперативников не раз случалось, что сутенеров, содержащих штат «ночных бабочек», не могли привлечь к ответственности, так как факт передачи ему денег проституткой зафиксирован не был. Редакция 171 статьи УК устраняет этот пробел.

В целом, если анализировать нововведения в статьи Уголовного кодекса, то больше всего из них — «штрафные изменения». Вместо реальных сроков за нетяжкие преступления законодатель начал внедрять штрафы. Разумно и гуманно. Главное — сохранить неотвратимость и справедливость наказания.

germanovich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости