Минск
+2 oC
USD: 2.58
EUR: 2.79

Необыкновенный полет

Большие и маленькие секреты Аниты Цой
Большие и маленькие секреты Аниты Цой

Как сказала одна звезда: «Мечта любого восточного человека — иметь большие голубые глаза, длинные–длинные ноги и белые волосы». И ее мечта сбылась. Когда все увидели невероятно изменившуюся Аниту Цой — ахнули. Стройная красавица с новым имиджем и песнями просто купала весь Минск в волнах своей нескончаемой энергии. Оставалось только удивляться, как она успевает ездить на гастроли, руководить коллективом, управляться с большим и красивым домом, растить сына, следить за хозяйством, в котором есть даже индюшки и овцы, верить в себя и помогать людям.

Кто в доме хозяин?

— Анита, самый главный вопрос, который волнует всех женщин, как вам удалось так сильно похудеть?

— Перепробовала много способов. Потом поняла, что таблетки от похудания — ерунда. Нужны сила воли, чтобы от многого отказываться, плюс занятия спортом. При этом сама люблю готовить, особенно плов. Ведь я развожу овечек. Живу за городом. И в прошлом году стадо сильно выросло.

— А откуда овечки?

— С овечками получилось все довольно смешно. У нас в гостях были друзья из Ставрополя, и они пошутили: «Вам бы сюда стадо овечек». И через несколько дней они прислали 19 овечек… Каждое утро они уходят пастись, вечером возвращаются. Я сама собираю шерсть, промываю от колючек и отдаю бабушкам в деревню.

— Глядя на ваш маникюр, в это верится с трудом.

— Это, потому что время стрижки еще не наступило. Скоро мои руки будут совершенно другими. Я рада, что мой ребенок видит все это и знает цену этому труду. К тому же мы, городские, отвыкли от такой работы.

— Анита, как удается уживаться в одной семье двум состоявшимся во всех отношениях людям?

— Очень просто. Дело в том, что у моего мужа работа жаворонка. Он встает рано утром, приходит рано с работы и ложится спать. Я же наоборот. Встаю поздно — практически днем. Возвращаюсь с работы очень рано, под утро, и ложусь спать. Мы практически, кроме выходных, не видимся. Поэтому, например, ругаться времени попросту не хватает. А ссориться и ревновать по пустякам — невозможно. Наша занятость практически спасает нашу семью.

— Есть народная мудрость, которая гласит, что мужчину делает женщина. Насколько она верна? Складывается впечатление, что вы очень далеки от политики и в вашей семье о ней говорить друг с другом не принято. Взаимного влияния на дела у вас не существует?

— Знаешь, я намного моложе Сергея, поэтому одно время он со мной не советовался. Да и, по восточной традиции, как раз слово мужа — закон! Поэтому я, даже будучи недовольной, как правило, принимала то решение, которое объявлял муж. Но в последнее время что–то изменилось в нашей семейной жизни. То ли он как–то больше уважать меня стал, а может, я изменилась — как–то поменялось отношение — он стал со мной советоваться.

— Вы познакомились уже состоявшимися людьми или ваш карьерный рост был совместным?

— Мы поднимались вместе. Когда познакомились, я только поступала в институт после педагогического училища. Правда, к тому времени Сергей уже приехал из Ростова–на–Дону, где учился на журфаке, и, конечно, довольно многого добился в Москве. Сам он из Грозного. Приехав в столицу, долго работал в обычной заводской газете и в итоге дошел в своей журналистской профессии до работы в Моссовете. Когда мы познакомились, он был обычным специалистом в пресс–службе. А дальше мы росли и всего добивались вместе.

— Про вас можно сказать, что вы гармоничная семья?

— Конечно. Мы дополняем друг друга. Причем Сергею при всей серьезности его работы абсолютно не чужда музыка. Он играет на гитаре, у него прекрасный тенор и он даже одно время писал бардовские песни. Он первый, кто прослушивает мои песни, и очень сильно злится, если вдруг песня написана не про него. Сергей с сыном — мои самые ярые фанаты.

Шоу–бизнес по–корейски

— Анита, давайте поговорим о конкуренции. Вот вы жена известного политика, а самый конъюнктурный певец Москвы — Олег Газманов. Нет ощущения, что «могла бы и я»?

— Нет. Я скорее социальный певец. Живу своим благотворительным фондом и по принципам правильного отношения к людям. Поэтому никаких подобных ощущений никогда не возникало. Хотя однажды между нами была проблемка. Я искала себе офис для студии. А Олег Газманов — себе. И, представляешь, нам дали одно и то же помещение! Я подошла к нему и сказала: «Олег, ты старше, ты мэтр. Я еще молодая, и я тебе уступаю. Но большего от меня не жди». Теперь мы дружим.

— С Газмановым все ясно. А что значит «живу благотворительным фондом»?

— Нашему фонду уже 7 лет. Мы занимаемся помощью детям–инвалидам, сиротам, многодетным малоимущим семьям. Сейчас мы строим учебно–реабилитационный центр, в котором дети, имеющие легкую форму инвалидности, смогут приобретать профессию. Это новая программа в Москве. Надеюсь, что мы не просто будем учить этих детишек, но и поможем им устроиться в жизни. Например, сейчас мы ведем переговоры с различными компаниями, в которых могут быть востребованы наши ребята.

Границ не существует

— Анита, и вы, и я выросли в огромной стране, которая называлась Советский Союз. Теперь мы живем пусть в очень дружественных, но все–таки разных странах. Что вы об этом думаете?

— Вечером в минской гостинице я смотрела телевизор и поразилась тому, как умело показали ценности Беларуси. Может быть, это немножечко попахивает старыми советскими временами, может, иногда кажется смешным, но когда в программе говорили о белорусских троллейбусах, о строительстве, которое делают белорусы качественно и быстро и т.д., и в каждой теме звучало «мы» и «это наше», я гордилась тем, что видела по телевизору. Странное ощущение, двоякое. Я — не белоруска, но я гордилась. Внутренне–то мы остались совершенно такими же, как и были. Я бы даже сказала больше: мы, как и были, — едины. Некая одна большая масса просто советских людей. Это здорово.

— Очень чувствуется, что у вас какое–то особенно теплое отношение к Беларуси.

— Я вообще люблю Беларусь. Дело в том, что моя мама, когда я была маленькой, часто брала меня с собой в туристские походы. И одним из наших любимейших мест была Белоруссия. Шикарные леса, огромное количество грибов...

— Анита, а вы знакомы с белорусской кухней?

— Меня однажды научили готовить драники.

— А корейские блюда вы готовите?

— Конечно. Причем все, что едят корейцы: ким чи — это святое, вряд ли можно найти корейца, который не любит эту острую капусту. Из супов — тегир и, конечно же, мясо кампе, с корейской морковкой. Короче, все, кроме собак. У нас дома две большие собаки, и есть мы их не собираемся.

Траектория и скорость движения

— Анита, когда появилась песня «Полет» и вышел клип, где было много напоминающего о Викторе Цое, пошли слухи, что вы его сестра. Расскажите, что вас все– таки связывает?

— В молодые свои годы я была ярой поклонницей таланта Виктора. Он был корейцем, и я очень гордилась собратом, его революционным, рок–н–ролльным духом. Прошло какое–то время, я вышла замуж за корейца, который тоже имеет фамилию Цой...

— Я так понимаю, что Цой у корейцев — это как у русских Иванов?

— Цой, Ким, Пак — самые распространенные фамилии. ...И песню «Полет» я написала как раз в то время, когда Вити уже не было, посвятив ее артисту, который был до меня. Тому, кого безмерно уважаю. И когда я пришла в студию «Союз» записывать альбом, именно эту песню поставили во главу пластинки. С нее начался взлет Аниты Цой.

К сожалению, многие запутались, потому что я пела эмоциями и с подачей (несмотря на женский вокал) Виктора Цоя. Плюс в клипе мы прошлись по «боевым местам славы» Виктора в Питере. Это просто знаковые места. И еще я подписала в конце клипа: «Посвящается Виктору».

Пресса начала писать совершенно разные вещи. Появились проблемы. То я становилась сестрой, то женой. Я помню, как ко мне приезжали супруга Виктора и его родственники. Благодаря своим интервью, где я говорила только правду, мы смогли разойтись мирно. Если бы я не смогла доказать всем — и родственникам, и фанатам, что чиста, меня бы просто размазали. Настолько велика любовь к этому артисту. На этом нельзя играть!

— Кстати, о шоу. Его признали лучшим в России. Нам пока не довелось его видеть, но отзывы просто супер!

— Да, месяц назад мы действительно сделали очень красивое шоу в концертном зале «Россия». Это не опера и не серьезная театральная постановка. Это легкий жанр, но на хорошем интеллектуальном уровне. В шоу есть номер, где я переделала в опере Пуччини «Чио–Чио–сан» арию цветов. Мне бы очень хотелось привезти свое шоу в Беларусь. Это, конечно, очень сложно, там одних декораций семь машин! Но самое главное — это цель. А дальше нужно обозначить траекторию и скорость движения к ней. И все получится.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...