Беларусь Сегодня

Минск
+20 oC
USD: 2.07
EUR: 2.33

Архивные документы рассказывают, как фашисты и полицаи уничтожали жителей Слутчины в годы войны

Немцы и полицаи уничтожали людей

(Продолжение цикла публикаций материалов из Национального архива к 70–летию освобождения Белоруссии. Начало в «СБ» от 13, 14 февраля, 14 марта, 1 апреля, 10 мая, 20 июня, 5 июля, 13, 22 августа, 23 сентября, 5 ноября.)

sb10-.jpg
Дом Советов в Слуцке, сожженный немцами. 1944 год.

О том, как нацисты и их гнусные пособники полицаи жгли деревни на Слутчине, хорошо помнят архивные документы. Они показывают, что политика геноцида, которую проводили в Белоруссии оккупанты, была системной.

Уже 8 августа 1941 года НКВД БССР сообщал: «Хозяйничанье фашистов в оккупированной территории сопровождается грабежами колхозного хозяйства и лично принадлежащего колхозникам имущества. Заняв деревню Стражи Глусского района, немецкие войска собрали 20 человек молодежи мужского пола призывного возраста и на машинах увезли в гор. Слуцк. Там поместили их в специальный лагерь, где находилось уже несколько тысяч человек, свезенных с оккупированной территории. Кормят этих людей впроголодь».

В январе–феврале 1943 года «немецко–полицейской карательной экспедицией на территории Старевского с/совета Слуцкого района полностью сожжены населенные пункты Лазарев Бор и Левище в количестве 21 двора и уничтожены люди в количестве 89 человек».

Руководство БССР, находившееся в Москве, регулярно получало информацию о происходящем на занятой врагом территории. Член ЦК КП(б)Б М.В.Зимянин 1 июня 1943 года в докладной сообщал о трагической судьбе многих сел: «Слуцкий район: Чырвоная Старонка, Старево, Подстарево, Тихонь, Гондарево, Лазарев Бор, Павловка, — люди расстреляны и сожжены почти поголовно».

Преступления совершали не только захватчики, но и местные жители, которые пошли на сотрудничество с оккупантами. Командование партизанской бригады имени А.В.Суворова в 1944 году располагало подробными сведениями о «деятельности» гресской полиции: «Уничтожено и сожжено в райцентре (тогда Греск был райцентром, сейчас — агрогородок в Слуцком районе. — Авт.): Дом Советов (двухэтажный), здание райкома партии, райсберкассы, банка, сталинская школа и пять других школ, маслосырзавод, электростанция, раймаг и 8 жилых коммунальных домов, домов колхозников около 100 шт. Это зверство совершено фашистской гресской полицией в момент приближения к Гресскому району Красной Армии.

По району полностью уничтожены огнем деревни: Адомово — 120 дворов, там же убито и сожжено в огне живьем 205 чел., Поликарповка — сожжено более 50 дворов, убито и сожжено в огне живьем 84 чел., Переходы — сожжено 85 дворов, убито и брошено в огонь 105 чел., Крушники — сожжено 15 дворов, убито 26 чел., Рудновка — сожжено 20 дворов, убито 53 чел. Спаслось в деревне только 3 чел. Жилин Брод, Березинец, Задовба, Пильня, Навинки, Аполины и Строхово — сожжено 150 дворов, убито и сожжено в огне 98 чел. Фадеевка — сожжено 40 дворов, убито 10 чел. Пуково, Бор, Осовец, Кандратовичи, Лопухи, Гольчицы, Нива, Кольчицы уничтожили звери–полицейские полностью. Эти зверства совершены фашистскими наймитами 22 февраля 1943 года».

sb10-1-.jpg
Слуцкая школа №1 - в прошлом старейшая в Белоруссии гимназия
и колокольня бывшей кирхи. 1944 год.

После освобождения Белоруссии детали о пострадавших населенных пунктах и их жителях тщательно собирались историками.

В декабре 1945–го И.В.Аскерко, партизан отряда имени Фрунзе бригады имени Суворова, дислоцировавшегося на территории Слуцкого и Гресского районов, рассказывал: «В январе–феврале 1943 года полиция вместе с немецкими воинскими частями проводила большую карательную экспедицию против партизан на территории Слуцкого, Гресского и других соседних районов. Немецкие каратели против нашего и других партизанских отрядов начали свое наступление с трех сторон: со Слуцка, Осипович и Пухович. Было рассчитано на то, чтобы окружить партизан и уничтожить в этих районах. Когда карателям свою задачу выполнить не удалось, тогда они стали грабить, расстреливать мирное население деревень и жечь его вместе с населенными пунктами.

Тогда сожгли деревни Лазарев Бор, Левище полностью, а дер. Чырвоная Сторона и пос. Купище Слуцкого р–на — частично. Кроме того, они тогда сожгли ряд деревень Гресского р–на. Из них я помню дер. Адамово, Поликаровка, Фадеевка, Жилин Брод. Одновременно с этим каратели тогда расстреливали и жгли мирное население этих деревень, которое не успевало бежать от немцев в лес.

Из разговоров местного оставшегося в живых населения мною было установлено, что только в населенных пунктах Слуцкого р–на карателями было истреблено около 700 человек...»

7 августа 1946 года О.К.Простак, жившая с февраля по август 1943 года в деревне Омговичи, а в августе ушедшая в лес, к партизанам (пробыв там до прихода Красной Армии), уточнила картину чинившихся бесчинств оккупантов: «В начале февраля 1943 г. в деревню прибыла примерно рота или около батальона немецких полицейских, где занялась насильственным угоном мирного населения в Германию, а также угоняли скот. В результате чего насильно угнано женщин, мужчин, юношей около 30 человек, забрано скота около 130 коров, 120 лошадей, 50 свиней, 500–600 штук разной домашней птицы.

sb10-.jpgПосле этого штаб батальона остался в деревне Омговичи, а батальон полицейских пошел восточнее от дер. Омговичи в дер. Старево, Подстарево, Гондарево, Червонная Сторонка, Левище, где все население разграблено: забрали весь скот, все имущество, всю мебель, все продукты питания и расстреляли все мирное население этих деревень — остался один кирпич. Полицейскими было примерно расстреляно около 800 человек мирных граждан.

Прошло несколько время, этот полицейский отряд прибыл вторично в дер. Омговичи, расположенную в 25 км от Слуцка, где они начали поджигать дома и расстреливать мирное население. Было сожжено 50 домов, расстреляно около 60 человек мирных граждан, забрано 70 коров, 20 лошадей, имущество все было разграблено. И мой лично дом сожжен, и в это время был расстрелян мой муж, старый коммунист, и сын, член ВЛКСМ.

Вопрос. Все эти факты, которые указали, видели сами или от кого слышали?

Ответ. Все эти факты, которые я показала, видала лично своими глазами».

Когда приведенные в документах факты подтверждают свидетельства очевидцев, такие сведения могут считаться исторической правдой. Но даже спустя полвека исследователи продолжали собирать по крупинкам воспоминания выживших в огне сельчан. Житель сожженной деревни Переходы П.А.Журавский рассказывал: «23 лютага 1943 г. на досвiтку, калi людзi яшчэ спалi, немцы ўрывалiся ў кожны дом, расстрэльвалi сялян, а затым падпальвалi будынак. Усё трашчала i палыхала, чулiся енкi. Так загiнулi i мае дзецi, а старэйшую дачушку карнiкi жывой кiнулi ў агонь. Так знiшчылi яны ўсю вёску. Цяпер часта паўстае перад вачыма тая страшэнная карцiна». В воспоминаниях спасшейся жительницы того же села С.Н.Дордынской каждое слово жжет, как огонь: «У мяне было шасцёра дзяцей, iх усiх немцы расстралялi. У гэты страшэнны час на руках я трымала самага меншанькага. Куля пранiзала дзiцятка i паранiла мяне ў плячо. Ад жаху, болю рухнула я на падлогу i страцiла прытомнасць. Фашысты запалiлi хату. Апрытомнела я, калi агонь ужо бушаваў ва ўсю. Неяк мне ўдалося выпаўзцi. Твар i валасы абгарэлi, але, сабраўшы ўсе сiлы, дапаўзла да лесу. Там мяне ўжо заўважылi свае людзi i падабралi».

Порой можно услышать, что о войне все сказано, а добавить нечего. Это далеко не так. Архивные документы будут постоянно дополнять наши представления о трагических годах оккупации. Эта страница истории не будет никогда перевернута. Преступлениям нацистов и их пособников нет срока давности.


Советская Белоруссия №237 (24618). Пятница, 12 декабря 2014.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости и статьи